Пользовательский поиск

Книга Ибица круглые сутки. Содержание - Глава 13

Кол-во голосов: 0

Глава 13

— Ну давай, Коннор, допивай, — торопил Люк. — Солнце уже садится. Пойдем в «Атлантис», послушаем первое выступление Дэкса.

Вторую половину дня парни потратили на покупку телефонов, потом Дэкс, Шафф и Грант отправились на работу, а у Люка и Коннора впереди был вечер отдыха и развлечений.

Через несколько минут парочка уже двигалась по набережной к бару. Подойдя ближе, они увидели полицейскую машину и нескольких копов, окруживших двух молодых людей.

— Черт, это Шафф и Грант. — Люк побежал к ним, Коннор держался рядом. — Коннор, оставь это мне; по крайней мере, я говорю на испанском.

Один полицейский держал Шаффа, другой — Гранта, третий вылезал из машины с сигаретой в зубах. Шафф и Грант явно обрадовались, увидев знакомые лица, особенно когда Люк заговорил на прекрасном испанском, что явно разрядило обстановку.

Переговорив с полицейскими, Люк повернулся к Шаффу и Гранту.

— Они хотят, чтоб вы вывернули карманы.

Американцы подчинились. Один из полицейских взял из рук Гранта упаковку презервативов, поднял ее в воздух, демонстрируя коллегам, и что-то сказал по-испански, после чего все рассмеялись. Смех прекратился, когда другой полицейский взял в руки пачку билетов на «Вспышку» и скомканные купюры.

— Что происходит? — прошептал Шафф. Полицейские обыскали все карманы и молча ушли.

— В чем дело? — спросил Грант.

— И куда они отправились с нашими деньгами и этими сраными билетами? — поинтересовался Шафф.

— Их запрещено продавать на улице — Кайл, конечно, сказал вам об этом? — поинтересовался Люк.

— Он ничего не говорил о…

— А вот и он, — перебил Грант.

— Проблемы, парни?

— Копы только что забрали у нас билеты, — ответил Грант.

— Что за хуйня! Вы что, продавали их на улице открыто? Почему один из вас не стоял на стреме?Ты не говорил нам ни хрена о том, что это незаконно, — крикнул Шафф, его голос сорвался на визг от злости. — Ты только сказал идти и продавать.

— Я имел в виду, что вы должны заводить людей в бар, где можно легально торговать билетами. Я думал, вы двое врубаетесь, что к чему.

— Так и есть, но мы, блядь, не телепаты.

— Ха, да телепатами быть и не нужно, просто шевелите мозгами. Сами подумайте — ну какой идиот будет платить за билеты на улице? Вы можете быть кем угодно, билеты могут оказаться фальшивыми. — Кайл насмешливо покачал головой. — Ну и сколько вы сбыли?

Точно не знаю, — ответил Шафф. — Штук тридцать как минимум.

— Да вы охуенные продавцы! Значит, там осталось не больше двадцати?

— Да, но у нас отняли деньги, — добавил Грант. — Что?

— Они забрали все — и билеты, и деньги. — Теперь Шафф казался скорее несчастным, чем разъяренным. — Ты можешь как-нибудь вернуть их? Все говорят, что у тебя везде связи.

— Да на хуй мне это нужно, — засмеялся Кайл. — Это ваша проблема, мне-то что. Я дал вам нормальную работу, так что нечего меня впутывать, сами виноваты.

— Но…

— Я предупреждал, — перебил Кайл, — никаких историй. Если хотите, можете опять взять билеты. Вы, похоже, умеете продавать. А так не знаю, как вы отдадите мне деньги. Я скоро ухожу, так что если надумаете, обратитесь к Рори.

— Ну и что теперь будем делать? — поинтересовался Грант, когда Кайл скрылся за дверьми «Атлантиса».

— Да вроде выбирать не приходится, — огрызнулся Шафф.

Люк посмотрел вслед американцам, направившимся в «Атлантис», потом повернулся к Коннору.

— Тут что-то не так.

— Ты о чем?

— Ни разу не слышал, чтобы у кого-то конфисковали деньги — разве что у дилеров. Кроме того, Кайл должен был предупредить их, что на улице билеты продавать нельзя.

— Может, он просто забыл или неясно выразился?

Люк покачал головой.

— Нет.

— Почему?

— Да потому, что в таких случаях обычно штрафуют бар.

— Черт!

— Пока я не понял, в чем тут дело, но все это плохо пахнет…Коннору не хотелось оставаться в «Атлантисе». Поведение Кайла настораживало — и после случая с полицией Коннор меньше всего хотел общаться с ним. Его приятель-коротышка в галстуке был еще хуже. Казалось, он нарочно делает так, чтобы в его присутствии люди чувствовали себя неловко. А чувствовать себя неловко на Ибице Коннору совсем не улыбалось.

Он одолжил у Люка машину и поехал в Ибица-таун. В свой последний приезд он работал в маленьком баре под названием «Шик» на набережной. И теперь Коннор отправился в другую часть острова, чтобы повидать Лео, давнего клиента, убежденного гедониста. Никто не знал точно, сколько Лео лет — ему можно было дать от сорока до пятидесяти пяти, — и чем он зарабатывает на жизнь. Ходили слухи, что он доктор философии, в прошлом работал на разведку, имеет высокий коэффициент интеллекта, сейчас живет на деньги от выигрышей, которые получает, участвуя в викторинах по всему миру.

Его жена-шведка Катя, привлекательная женщина лет сорока, излучала тепло и положительные эмоции, напоминая об эпохе хиппи. В отношениях супругов всегда оставалась свежесть, было ясно, что они влюблены друг в друга и не собираются этого скрывать. Коннору они всегда казались очень счастливыми.

В разговорах с Лео Коннор провел много часов и, вернувшись в Лондон, первое время переписывался с ним. Но в последний год не давал о себе знать: Лео жил полной жизнью, и Коннор не хотел вспоминать, на какие компромиссы пришлось пойти ему самому.

Но теперь появилась возможность начать все сначала. Если кто-то и мог помочь Коннору принять верное решение, этим человеком был Лео.

Коннор перешел через дорогу и смешался с шумной многоязычной толпой, переливающейся из магазинов в рестораны с белоснежными скатертями и вышколенными официантами, а оттуда — в бары. Трудно было поверить, что это место находится всего в семнадцати километрах от Уэст-Энда Сан-Антонио.

Бар «Шик» разросся с тех пор, как Коннор был здесь в последний раз, и посетителей было значительно больше. Новые владельцы старались привлекать более молодую публику. Но Лео одинаково охотно делился своей мудростью и с молодыми, и с ровесниками.

К Коннору подошел официант, но не успел он задать свой вопрос, как позади него раздался голос.

— Коннор? Неужели это действительно ты?

Он повернулся и увидел Лео, в руке у него была книга, а на столике перед ним стоял бокал с выпивкой. Коннор едва узнал старого друга. Лео очень похудел, даже высох. Было очевидно, что он тяжело болен.

Заметив удивление Коннора, Лео кивнул:

— Знаю, знаю, можешь не говорить. — Он протянул Коннору руку, скорее напоминавшую птичью лапку. — Здорово видеть тебя снова, Коннор.

Тот осторожно пожал тонкое запястье. Лео улыбнулся.

— Давай я закажу нам обоим выпить и расскажу тебе о моей новой диете. — Он повернулся к официанту: — Принеси мне пиво и большой «Хербас», а для этого молодого человека ром с колой, если его вкусы не изменились. — Коннор кивнул. — Вот и отлично.

Коннор внимательно посмотрел на друга.

— Значит, несмотря на диету, тебе можно пить?

— Сколько угодно. — Лео опрокинул в рот содержимое стоявшей перед ним рюмки.

Коннор улыбнулся.

— А что еще можно?

— Да что угодно. Ешь сколько хочешь, что хочешь и когда хочешь. И самое главное, совершенно не толстеешь.

Они помолчали, пока официант ставил на стол напитки.

— У меня рак, Коннор, вот в чем дело. Узнал об этом в конце прошлого года. — Коннор, уставившись в стол, покачал головой. Лео продолжал: — Зато, как я уже сказал, можно есть, пить и делать что угодно, не опасаясь за последствия.

— Ты и раньше так жил.

Коннор попытался представить, что кроется за этой бравадой и шутками, что пришлось пережить его другу.

— Это… ну… окончательно? Лео кивнул:

— Окончательное некуда.

— Боже, Лео. Я просто не знаю, что сказать. Сколько… когда… — Коннор не смог подобрать слов.

— В смысле, сколько мне осталось? — Лео отпил из бокала. — Ну, скажем так, на твоем месте я бы не рассчитывал получить от меня открытку на Рождество.

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru