Пользовательский поиск

Книга Ибица — это глагол. Содержание - Глава 40

Кол-во голосов: 0

— Наверное, было круто. Знаешь, я бы хотела увидеть тебя там, как ты заводишь такую толпу.

Это заставило Марио еще больше ненавидеть Васа.

— Да, это очень здорово. Пойдем?

— Конечно, сладкий, только зайду в туа-а-а-а-а!.. — Корал поскользнулась и приземлилась на свою англо-американскую пятую точку.

— Что случилось?

Рядом с Корал стоял баллон с промышленным гелем, который использовали, чтобы соединить вместе части подиума, и большая клякса растеклась по мраморному полу.

— Боже, какой-то дурак не убрал этот гель, он скользкий, как сука.

— Ты в порядке? — спросил он, помогая ей подняться.

Она ощупала себя.

— Да, ничего не сломано. Я хотела зайти в туалет. Скоро вернусь. — И она удалилась в дамскую комнату.

Тут на Марио снизошло озарение, он схватил баллон и размазал гель по ступеням нового ди-джейского подиума.

Если повезет, думал Марио, Васа ждет сегодня ночью оглушительное падение.

Грег опоздал, так как Элисон выступала первой, и выступала отлично, как бы и не хотелось это признавать. Но когда ее речь уже подходила к концу, он заметил, что она выглядит немного растерянной.

Грег радовался, что успел прочитать записи Брэ-да вчера, прежде чем лечь спать. Несмотря на это и на его умение представлять товар лицом, сначала он немного нервничал. Но, увидев в окно, как из такси выходят Дон и Маленький Грег, начал выступать раз в десять лучше.

Он уже заканчивал свою речь, когда Элисон неожиданно рассмеялась, показывая на него пальцем. Он попытался не реагировать, но она смеялась все громче.

— Элисон, с тобой все нормально? — спросил Чарлз Мун.

Элисон крутанулась и уставилась на Чарлза. Потом ее глаза распахнулись от удивления.

— Боже, у тебя огромный нос, и он такого странного цвета, — задохнулась она.

Чарлз оторопел. Через пять секунд она опять рассмеялась как сумасшедшая. Лукас уронил голову на руки. Кит, Джейн и ХБ испуганно посмотрели на нее. Грег быстро свернул презентацию.

— Итак, как я уже сказал, опыт «Молодых и холостых», наша лидирующая позиция на рынке молодежного туризма в сочетании с брэндом «Братства», вне всякого сомнения, позволят создать великолепный альянс. И в заключение...

— Альянс любви, альянс любви... — запела Элисон. Неожиданно она прикрыла рот рукой, сообразив, что все на нее смотрят, ее взгляд заметался от одного лица к другому. — Что? Почему вы все так на меня смотрите? Отвалите! — Она опять рассмеялась. — Боже, ну и жара. — Она начала расстегивать рубашку. — Пожалуй, надо это снять.

— Элисон! — закричал Лукас.

— ЧТО? — Она словно забыла, что раздевается, и остановилась. — Лукас! — казалось, она только что его заметила. Элисон вскарабкалась на стол и подползла к нему. Чарлз Мун встал, потом снова сел. Элисон остановилась и посмотрела на Ванессу. —

Это твоя жена? — Она улеглась на стол и расхохоталась. Потом начала постанывать. — О, Тай-рон Лукас. Сделай это, детка.

Засунуть палец тебе в задницу? Я знаю, ты это любишь. Уау. Какой безумный потолок. — Она опять запела. — Розовой и желтый, голубой, зеленый...

— Э-э... я, в общем, закончил, Чарлз, могу я сесть? — спросил Грег.

Чарлз Мун только кивнул в ответ.

— Ну же, Лукас, мы сто лет этим не занимались. Давай, трахни меня на этом столе.

Элисон закатила глаза и начала поглаживать себя руками, хихикая и напевая одновременно.

Ванесса встала и вышла из-за стола. Лукас поспешил за женой. По дороге он случайно заметил кристалл кислоты недалеко от того места, где сидела Элисон.

— Смотрите, — провозгласил он, подбирая его, — кислота. Неудивительно, что она так себя ведет. Ее сок был отравлен. — Он повернулся к Чарлзу Муну. — Чарлз, это возмутительно. Я заявляю формальный протест.

— Лукас, ты не на Олимпийских Играх, — сказал Кит.

— И тем не менее, я протестую. Я думал, это честная игра.

— До сих пор ты предпочитал этого не замечать, — сказал Хоторн-Блайт.

— Ерунда! Вы просто пытаетесь нас очернить.

— Очернить? Давай не будем даже начинать этот разговор, Лукас.

— И в чем же меня обвиняют? Где доказательства?

— Гм, могу я вмешаться? — спросил Грег, с трудом сохраняя серьезность.

Элисон напевала что-то себе под нос и, очевидно, пребывала в мире грез.

— Продолжай, Грег, — сказал Чарлз.

— Я приехал сюда чуть раньше...

— Вот, он признался! — заорал Лукас.

— Заткнись, Лукас, — неожиданно сказал Хоторн-Блайт, — и дай Грегу договорить.

— Спасибо, ХБ. Так вот, я хотел сказать, что, когда я заглядывал сюда раньше, то заметил, что табличка с моим именем стоит на противоположном конце стола. Когда я вернулся, Элисон сидела на моем месте, и я подумал, она поменялась со мной, потому что я немного опоздал. К чему я веду — если ее сок был отравлен, это значит, что на самом деле отравлен был мой сок, то есть кто-то, — он с нажимом произнес это слово, — хотел отравить меня.

— Зачем нам это делать? — возмутился Лукас.

— Я не говорю, что это сделали вы, — спокойно ответил Грег, — но и вы не должны обвинять нас.

— Чушь. Это точно вы. Не знаю, как вам это удалось!

Тут все начали говорить разом, высказывая вслух все, что накипело. В конце концов Чарлз Мун встал.

— Джентльмены. Леди и джентльмены, пожалуйста... — Его голос утонул в общем гомоне. — Давайте все немного успокоимся... — Никакого эффекта. — Замолчите все! — Это, наконец, помогло. — Спасибо. Теперь к делу. Ваш спор ни к чему не приведет. Мы прослушали ваши презентации и наблюдали за вами три долгие недели. Теперь мы все обсудим и через пару часов сообщим вам наше окончательное решение. Учитывая обстоятельства, думаю, нам всем не мешало бы немного прийти в себя и встретиться в десять тридцать в «Парадизе», как и договаривались.

Все согласно закивали. Лукас побежал вслед за Чарлзом Муном.

— Чарлз, Чарлз... — Лукас догнал его уже у машины. — Послушай, мне очень жаль, что так получилось. Мы все были немного на взводе. А что касается Элисон, уверен, это не ее вина.

— Это не важно, Лукас.

— А ты не собираешься сначала объявить свое решение нам с Хоторн-Блайтом, разве это не будет справедливо?

— Прости, нет. Я хочу, чтобы все гиды узнали это одновременно и лично от меня. Речь идет и об их будущем.

— Хорошо, как скажешь. Но Элисон отравили, это не...

— Нет.

— Ладно, ладно. Значит, это не повлияет на ваше решение?

— Нет, — ответил Чарлз, поднимая окно, — не повлияет, обещаю.

Глава 40

Малый зал в клубе "Парадиз» был полон, Вас играл очень энергичный сет, атмосфера накалялась все больше, по мере того как стрелка часов приближалась к двенадцати.

Гиды отрывались по полной, обрадованные окончанием проверки. Признаки волнения выказывали только управляющие.

Лукас на улице разговаривал с женой, объясняя, что между ним и Элисон ничего не было. Он был почти уверен, что убедит ее, — она привыкла вести определенный образ жизни, который он оплачивал своими деньгами, и поэтому соглашалась мириться с некоторыми его привычками. Если «Клуб грешников» проиграет и ему придется все продать, чтобы расплатиться с долгами... его передернуло. Он боялся даже думать об этом.

Элисон только что появилась в клубе, на ее лице было написано смущение. После презентации Трев помог ей преодолеть приход, она более-менее оклемалась. Но ее состояние все еще было очень хрупким, и она старалась держаться подальше от танцпола и сверкающих огней.

Марио увивался вокруг своей подружки, как кот вокруг сметаны. Корал заверила его, что может вертеть своим папочкой, как хочет. В таком случае, Марио не интересовала судьба «Клуба грешников» — его ждал Голливуд.

Грег тоже напоминал кота. Дон и Маленький Грег остались на уикенд. Он нашел бейбиситте-ра для малыша и весь вечер не отходил от Дон ни на шаг.

Хьюи, Эйс и Майки стояли у стойки бара, наблюдая за Гретом.

— Похоже, бороться за приз придется нам с тобой, Хьюи, — сказал Эйс.

65
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru