Пользовательский поиск

Книга Ибица — это глагол. Содержание - Глава 17

Кол-во голосов: 0

— Насколько я знаю Грега, — ответил Эйс, — к тому времени будет уже слишком поздно.

Грег старался оставить Иможден большую часть бутирата... он на самом деле старался.

К сожалению, он очень любил этот кайф. Секрет был в том, чтобы принять ровно столько, сколько нужно. Тогда он будет переть, как таблетка, да еще и на секс пробьет. Но если чуть-чуть перебрать, все — коматоз на несколько часов обеспечен.

А вот Имоджен была полна сил. Грег намеревался дать ей больше бутирата, но она завелась и без того. Имоджен не могла пригласить его к себе в квартиру, потому что к ней на неделю приехали родители и младший брат.

Ее отец прошлым летом посмотрел документальный фильм о жизни на Ибице и его особенно потрясли две девушки, утверждавшие, что за отпуск успели переспать с дюжиной парней каждая. Несмотря на уверения Имоджен, что обслуживающий персонал ведет себя совсем не так, как туристы, он решил лично проверить, как проводит время его дочь. Рядом с жилой застройкой был небольшой общественный бассейн, окружавшая его стена растительности бросала на воду глубокую тень. Имоджен приняла немного бутирата, ровно столько, чтобы секс на свежем воздухе с элементами риска показался ей привлекательным.

Они остановились около уличного душа. Грег уперся спиной в стену душевой, и Имоджен быстро поцеловала его, со стоном прижавшись к его затвердевшему члену, который находился в боевой готовности уже несколько минут.

Она провела ногтями по его плечам, зарылась в волосы. Все еще целуясь, они повернулись так, что теперь Имоджен оказалась прижатой к стене. Она теребила молнию на джинсах Грега, а он задрал ей платье. Когда его член оказался у нее в руке, она извернулась, стаскивая трусики, потом прижала его к себе и стала дрочить, чувствуя внутри себя только головку.

Грег медленно надавил вперед. Имоджен не смогла сдержать долгий стон. Грег повторил это несколько раз, а потом, к ее удивлению, вышел совсем и отступил назад.

— Что... что случилось? — задохнулась она.

— Любишь, когда тебя дразнят?

Это был не самый искренний вопрос. Правдивее было бы сказать: если ты не против, я прервусь ненадолго, потому что если я этого не сделаю, то, скорее всего, через пару секунд просто кончу тебе на ногу...

Грег был большим специалистом по различным уловкам такого рода, его коньком был фальшивый оргазм.

Но на этот раз надвигающийся оргазм был более чем реален.

Грег увидел неподалеку кусок веревки и подобрал его. Когда он наклонился, у него закружилась голова и появилось ощущение странной легкости. Это было знакомое ощущение. Он попытался стряхнуть его и нетвердой походкой вернулся к Имоджен.

— Ты в порядке? — спросила она.

Волна слабости прошла, и Грег почувствовал себя увереннее. Он кивнул и помог ей выбраться из платья. Потом взял ее за руки и привязал их к душу у нее над головой.

Он усмехнулся.

— Вот так. Что бы с тобой сделать?

Он повернул кран.

— Не смей, — прошипела она.

Он закрыл воду почти тут же. Имоджен коротко вскрикнула, когда на ее теплую кожу плеснуло холодной водой. Прежде чем она успела что-то сказать, Грег поцеловал ее, потом провел языком по ложбинке на груди. Потом отломал ветку с ближайшей пальмы и провел длинными листьями по обнаженному телу Имоджен. Ее дыхание участилось.

Тут Грега опять настигла волна головокружения, на этот раз более сильная. Он упорно не собирался обращать на это внимания и провел пальцами по ее плоскому животу. Его язык последовал за ними, и Грег опустился на колени перед ней. Она немного раздвинула ноги, и он провел языком по внутренней стороне ее бедра, медленно двигаясь выше, постепенно приближаясь к клитору.

Еще один приступ головокружения и клаустрофобии. Он знал, что это значит. Он встал и отступил назад.

— Грег... о, черт.

Он знал, что у него большие неприятности, но небрежная улыбка все не сходила с его губ. Его ноги превратились в кисель, и Имоджен с ужасом увидела, что он начинает заваливаться в сторону бассейна. Она стояла связанная, не в состоянии двинуться с места, а у нее на глазах разворачивалась сцена из ночного кошмара.

— Грег, бассейн... берегись! Грег почти впал в забытье, но сумел сделать последнее усилие и рухнул к ее ногам, продолжая ухмыляться.

— Кажется, слишком много бутирата...

— Скорее развяжи меня!

В последнюю секунду перед тем, как его мозг отключился, Грег вспомнил, что должен взять у нее трусики, чтобы показать Хьюи и получить очки. Кроме этой мысли, в его голове не осталось ничего.

— Твои трусы. Мне нужны твои трусы. Должен показать Хьюи твои трусы. Ты должна дать мне свои трусы.

Грег начал медленно заваливаться на пол и попытался за что-нибудь схватиться, в пределах его досягаемости оказался только кран душа. Он свалился в коме — и на голую связанную Имод-жен полилась ледяная вода.

С Имоджен никогда не случалось ничего хуже.

Один раз в баре «Коппас» поставили видео с сюжетами о разных неприятностях — так там одного владельца зоопарка прижал задом слон, и его голова на пару секунд исчезла в слоновьей заднице, после этого он начал блевать так, как не блевал никогда и никто. Пожалуй, решила Иможден, это был единственный случай, когда кто-то оказался в худшей ситуации, чем она.

И почему из полудюжины мужчин, услышавших ее крики и прибежавших из жилого корпуса, первым обязательно должен был оказаться ее отец?

Разумеется, ни ее отец, ни другие свидетели не поверили ее истории о том, что она собиралась принять душ и запуталась в какой-то веревке. Ее отец не стал задавать лишних вопросов, явно остерегаясь узнать правду. И конечно, ему не хотелось, чтобы все прибывающие зеваки увидели его голую дочь, привязанную к душу и мокрую с голову до ног в три часа ночи.

Единственный плюс ситуации, который смогла обнаружить Имоджен, был в том, что Грег так глубоко завалился в кусты, что никто его не увидел.

Но куда меньше ей понравилось его последнее замечание. Плохо, что он отрубился. Непростительно, что он отрубился, привязав ее к душу на улице. Но отрубиться, привязав ее к душу, а перед этим сказать, что ему нужны ее трусы, чтобы доказать другому гиду, что он трахнул ее... это могло значить только одно — месть.

Когда ее отец и потенциальные самаритяне оставили ее собирать одежду, Иможден нырнула в кусты. Грег глубоко спал, тихонько посапывая. Ей даже показалось, что на его губах гуляет едва заметная улыбка.

— Если ты хочешь мои трусы, — тихо сказала она, — ты их получишь.

Она стащила с него всю одежду, дошла до обрыва — апартаменты были выстроены на скале — и сбросила его вещи в море.

Вернувшись, она достала из кармана помаду и написала на своих трусах, подсунув их Грегу под нос: «Как тебе это понравится, ублюдок!»

Глава 17

Вас стоял у кафе «Луна» и ждал, когда вернется Майки. Он принес собой две сумки с пластинками и не мог дождаться, когда снова встанет за вертушки. Это был вторник, стояло чудесное июньское утро, и Вас пребывал в самом радостном настроении.

На работе ему скучать не приходилось. Правда, она оказалась сложнее, чем он мог себе представить, и каждый день приходилось запоминать что-то новое. Соревнование за право перейти под опеку «Братства» тоже не очень-то разряжало обстановку. Еще одной головной болью была Арабелла. По большей части Вас игнорировал или высмеивал ее шуточки и поведение, но для него по-прежнему оставалось загадкой, зачем она вообще устроилась на эту работу. Она явно не собиралась делать карьеру в «Молодых и холостых».

По крайней мере, что-то общее у них было.

Они с Майки условились встретиться в десять, и в десять ноль пять из-за угла появился Майки за руку со своей подругой Патрицией. Было очевидно, что они без ума друг от друга. Вас почувствовал укол зависти. Казалось, им ни до кого нет дела, они просто рады, что могут быть вместе и даже не думают о том, как удержать на плаву бар. Брэд объяснил ему, что если «Братство» выберет «Клуб грешников», то Элисон сделает все возможное, чтобы выкинуть кафе «Луна» из бизнеса.

30
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru