Пользовательский поиск

Книга Ибица — это глагол. Содержание - Глава 12

Кол-во голосов: 0

Как и ожидалось, последовали протесты мужской половины.

— Да, уверен, что у некоторых из вас они гораздо больше — увидим в бассейне.

— Ты ебаный гомик, — взревел скандалист.

— Но вернемся к моей лекции по биологии. Если длина вагины в среднем семнадцать сантиметров, а средний болт длиной всего двенадцать сантиметров, значит, в каждой вагине остается пять сантиметров свободного места. Далее, по моим подсчетам, в автобусе сейчас двадцать четыре девушки.

Грег смотрел на него озадаченно.

— Или, — подмигнул ему Шугар Рэй, — другими словами, это значит, что у нас в автобусе полтора метра бесполезной мандятины. Если вы задаетесь вопросом, где именно находится эта бесполезная манда, леди и джентльмены, тогда вам достаточно посмотреть на заднее сиденье нашего автобуса и вы увидите, что у нее рыжие волосы, а носит она килт и футболку.

Весь автобус начал хохотать и аплодировать, в том числе и Кит. Победа была полной. Шугар Рэй сел на свое место.

— Все было в порядке, Грег?

— Просто идеально. Ивонн права — ты нечто.

— Спасибо. И, Грег...

— Что?

— Ты мне очень помог.

— Не о чем говорить, для этого я здесь и нахожусь.

Сразу вслед за этим Грег сообразил, что это утверждение не очень соответствует действительности. За окном мелькнули самые большие клубы на острове, «Амнезия» и «Привилегия». Грег проводил их голодным взглядом, он с нетерпением ждал, когда начнется клубный сезон.

Вот для чего он на самом деле здесь находился...

Глава 12

Элисон, Марио и Стиг сидели за столиком на террасе гостиницы «Бон тьемпо» и смотрели, как садится солнце. Как ни странно, в баре уже вовсю толклись клиенты «Клуба грешников» в полном клубном облачении, готовые отправиться на открытие сезона в «Привилегию», хотя клуб должен был открыться только часов через шесть-семь.

Гиды «Клуба грешников» тоже нарядились в предвкушении вечеринок, организованных «Братством», — мальчиков ждал стрип-клуб «Лабиринт», а девочки ехали в ресторан «Raison D'Etre». Оба заведения располагались по соседству в Ибица-Тауне.

Элисон протянула Марио фотоаппарат «Братства».

— Ты уверен, что Арабелла сегодня встретится с тобой?

— Абсолютно.

— Когда свадьба? — спросил Стиг.

— Как ни странно, я действительно скоро буду выступать в роли жениха, но можешь быть уверен, что Арабелла там и близко не окажется.

— Серьезно? Выходит, ты все-таки поймал подходящую птичку?

— Если тебе кажется, что словом «подходящая» можно описать куколку из Калифорнии, которая сейчас живет в поместье в Хэмпстеде, считает меня лучшим, что есть на свете, после хлеба для тостов, и чей папа кинопродюсер обеспечит мне карьеру в Голливуде, как только мы поженимся в Штатах через восемнадцать месяцев, то да, я нашел подходящую подружку. — Марио откинулся на спинку кресла.

— Это точно. — Стиг кивнул и покрутил в руках картонку из-под пивной кружки. — Как ее зовут?

— Корал.

— Что, как букмекерская контора?

— Нет, дебил, как Большой Барьерный риф.

— Чего?

— А что случилось с той девочкой — гидом из «Вечно юных»? — спросила Элисон, меняя тему. — Джилл, кажется?

— Думаю, уволили, — ответил Марио.

— А кто-нибудь заговаривал с кем-нибудь из вас о происшествии в аэропорту?

— Только Грег и Брэд, — сказал Марио. — Они сказали, что знают: это наших рук дело.

— Шугар Рэй сказал мне, что мой поступок причинил ему боль, — добавил Стиг.

— И что ты ответил? — спросила Элисон.

— Я сказал, что настоящую боль он почувствует, если.не отъебется от меня.

— Отлично, — кивнула Элисон. — А Чарлз Мун или Кит ничего не спрашивали?

Оба покачали головами. Официант поставил перед Марио горячий сэндвич с сыром на тарелочке.

— Постарайся сделать сегодня хорошие фотографии, — продолжала Элисон. — Ты уверен, что знаешь, как пользоваться этим фотоаппаратом?

— Да, вроде все довольно просто.

— Хорошо. — Она опустила руку под стол и что-то передала Марио. — Вот, возьми.

— Что это?

— Это грамм кетамина. Скажи Грегу, что это «Чарли», и он бросится засовывать его в нос, словно завтра не существует. Прежде всего постарайся сфотографировать, как он это делает, и не забудь сделать пару снимков позже, когда ему напрочь сорвет башню.

— Ты просто исчадие ада.

Элисон заметила, что к ним идет Трев, совладелец «Бона».

— Шшш, больше не слова.

— Что значит, больше не слова? — прошептал Марио ей на ухо. — Это всего лишь Трев. Ты ведь продолжаешь трахаться с ним, разве не так?

Элисон пнула Марио под столом, беспокоясь, чтобы его слова не услышал Стиг.

«Бон», расположенный на задах Сан-Антонио неподалеку от построенного недавно «Прибрежного бара», несколько лет сотрудничал с «Молодыми и холостыми». Но этой зимой Тайрон Лукас сделал Треву финансовое предложение, от которого тот не смог отказаться, и теперь здесь расположилась штаб-квартира «Клуба грешников». «Молодые и холостые» с этого года базировались в отеле «Арена». Чтобы скрепить сделку, Элисон, едва прибыв на Ибицу, сделала Треву еще одно предложение, от которого он также не смог отказаться. С тех пор Трев стал одним из ее постоянных сексуальных партнеров. Он обожал спать с ней, казалось, нет ничего, что она не была бы готова сделать.

Треву было далеко за сорок, и в молодости он, очевидно, был привлекательным мужчиной. Даже сейчас, после стольких дней, проведенных под средиземноморским солнцем, и стольких ночей, прошедших в пьяном забытьи под столами в средиземноморских барах, он сохранил свой жуликоватый шарм. Огонек в глазах был пока достаточно ярок, чтобы привлекать воздыхательниц как минимум в два раза младше него, а его чувство юмора оставалось вполне мальчишеским, чтобы гарантировать ему популярность у большинства юных гидов, трудящихся и отдыхающих мужского пола. Худощавый и загорелый, он не скрывал свой возраст и коротко стриг свою редеющую шевелюру. Он был не тщеславен и не стремился вызывать восхищение у окружающих, но за собой следил — зимние визиты в спортзал, сквош и постоянное общение с молодежью помогали ему выглядеть по меньшей мере на десять лет моложе, чем он был на самом деле.

Несколько утрированный лондонский акцент многим служил доказательством его аристократического происхождения, и он его не отрицал. Хотя на самом деле он был законопослушным лондонским таксистом, подвизался на этом поприще достаточно долго, чтобы помнить старые добрые времена, и не имел ни малейшего желания пополнять длинные ряды такси, выстраивавшихся в очередь у станций метро.

— Ну и ну, дамы сегодня принарядились, — сказал Трев, подсаживаясь к Марио, Элисон и Стигу.

Трев давно понял, что Марио чересчур серьезно относится к своей персоне. Когда дело доходило до обмена колкостями, Трев, словно опытный матадор с красным флагом, раз за разом заставлял промахиваться глупого быка Марио.

— Марио, ты сегодня такой хорошенький, что, пожалуй, мог бы поехать с девушками.

В виде исключения Марио промолчал. Трев переключил внимание на Элисон.

— А как поживает королева «Бон тьемпо»?

— Как обычно, Трев, перерабатывает, мало получает и недосыпает.

— Автобус еще не приехал?

— Задерживается... как всегда.

Они помолчали. Коричневая с белым дворняжка, которую Трев давно взял на довольствие, подошла к столику, нюхая воздух. Эта собака была единственным живым существом, которое Трев любил мучить больше, чем Марио. Разница заключалось в том, что собаке, похоже, это нравилось. Трев в шутку напал на пса, а потом принялся чесать ему яйца.

— Тревор! — возмутилась Элисон. — Что, ради всего святого, ты делаешь с этой несчастной собакой?

— В чем дело? Он любит, когда ему щекочут яйца, правда, мальчик? Он официально принадлежит отелю «Лас Хуэртас» через дорогу, но, похоже, здесь ему нравится больше, потому что он никогда к ним не возвращается.

— Неудивительно, раз ты все время чешешь ему яйца, — сказал Марио.

23
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru