Пользовательский поиск

Книга Ибица — это глагол. Содержание - Глава 3

Кол-во голосов: 0

Глава 2

Адам Хоторн-Блайт положил на стол очки в металлической оправе и устало потер виски. Он восемнадцать лет стоял во главе «Молодых и холостых» и за все это время всего неколько раз работал в офисе в воскресенье. И ни разу не случалось, чтобы рано утром в понедельник он все еще был там.

Он встал, потянул спину и отправился в зал заседаний, к кофеварке.

— Нас благодарить не стоит, ХБ, — сказал Себастиан Хантер.

Год назад Джейн снесла бы Себастиану башку, вздумай он ответить за них обоих, особенно на работе. Теперь все изменилось. Их отношения больше не были тайной, и все в «М&Х» знали о них. А кто не знал, мог догадаться по тому, что Джейн Уорд теперь носила фамилию Хантер.

Самый несекретный секрет в офисе стал достоянием общественности в конце прошлого лета, в результате судебного расследования по делу Фелипе Гомеса, директора по контрактам, обманом присвоившего значительные средства компании.

Главную роль в его разоблачении сыграла Джейн. Еще одним следствием ее дознания стало увольнение Элисон Шэнд, менеджера на Ибице. Ее грех был несоизмеримо меньше — она просто пользовалась любой возможностью набить карманы, начиная со сбора дани с владельцев баров и клубов и заканчивая «творческой бухгалтерией». Почти все менеджеры имели небольшой дополнительный доход, но до такого беспредела никто никогда не доходил. Элисон потеряла работу и все добытое нечестным путем; Фелипе потерял свободу. Сотни тысяч, украденные Фелипе, гарантировали, что в ближайшие несколько лет он сможет увидеть средиземноморское побережье только по тюремному телевизору.

Похвалы сыпались на Джейн со всех сторон, и она наконец признала, что ее ценят за заслуги, а не за то, что она трахается с финансовым директором. И сообщила о помолвке в Себастианом своим ничуть не удивившимся коллегами в «М&Х».

А три недели назад они наконец поженились и отправились на две недели на Карибы. Иногда хорошо работать в туристическом бизнесе.

А иногда не очень.

Глава 3

Бэк вошла в номер как раз в тот момент, когда Грег снюхивал вторую дорожку.

— Ты что, мою дорогу прикончил?

— Упс.

— И ты съел еще одну таблетку? Грег ухмыльнулся и пожал плечами.

— Меня вставляет не так быстро, как тебя. Она покачала головой.

— Наркоман! Иногда я тебе не верю. — Она направилась с сумкой в ванную. — Как говорят в кино, пойду сменю костюм.

Грег прыгнул в постель и, схватив пульт от телевизора, стал переключать каналы в поисках порно.

До середины прошлого лета Грег в жизни не пробовал экстази. Такое может случиться даже с парнем двадцати восьми лет. И даже с тертым калачом двадцати восьми лет, который родился и вырос между Ливерпулем и Манчестером.

Невероятно было то, что при этом он пять лет подряд работал гидом «М&Х» на Ибице.

Все изменилось во время последнего сезона. Грег близко подружился с гидом-новичком, Брэ-дом Стритером. А жадность и несправедливое обращение с персоналом менеджера курорта, Элисон Шэнд, привело к тому, что все гиды сплотились больше, чем это случалось во время предыдущих сезонов Грега. Он давно взял за правило не сходиться близко с коллегами, но тем летом избежать этого было невозможно.

Один раз они с Брэдом и Томом Ортегой, парнем из головного офиса, крепко напились, Брэд тогда как раз собирался бросить работу из-за постоянных придирок Элисон. После выпивки они повезли клиентов в клуб, и Том предложил съесть по таблетке. Грег, как обычно, отказался, но Том заявил, что по статистике у него больше шансов умереть от аллергической реакции на арахис, чем от экстази. Грег уже слышал все эти аргументы, но по какой-то неведомой причине согласился на половину. Самое странное то, что им даже не предстояла загульная клубная ночь, они просто сопровождали клиентов во время традиционного рейда по барам и зашли с ними в клуб «Ночная жизнь» между делом.

Сначала ему показалось, что таблетка не действует. Потом это началось, и было несколько моментов, когда он чувствовал себя неуверенно, не совсем понимал, что происходит. Но как только понял, что не будет фигурировать в завтрашних таблоидах как очередной мудила, расставшийся с жизнью из-за экстази, он расслабился и стал наслаждаться незнакомыми ощущениями. Часом позже Поколение Химии получило еще одного неофита. Та таблетка принесла Грегу вихрь новых ощущений. Сначала его не по-детски вставило, а закончилось все сногсшибательным сексом с женщиной-полицейским из Шрусбери.

В то лето он еще пару раз принимал таблетки на вечеринках «Молодых и холостых», но вот вернувшись домой, не пропустил ни одного уикенда без того, чтобы не закинуться экстази и не отправиться в клуб, в том числе и в день свадьбы его брата. В одиннадцать тридцать, едва его тетя Элси взялась плясать на столе под «А ну-ка, Эйлин», он сожрал табл и через час уже вовсю скакал на танц-поле в Гарландсе.

Хотя в то время, когда Грег стал гидом «Молодых и холостых», клубная жизнь на Ибице уже кипела вовсю, компания продолжала отрицательно к этому относиться. Гидам запрещалось даже показываться на участке пляжа, прилегавшего к «Кафе дель мар» — там проводились почти все пре-пати (и в наркоте, ясное дело, недостатка не было).

Теперь Ибица изменилась еще больше, и порой Грег чувствовал себя так, словно все окружающие посвящены в какую-то тайну, ему недоступную.

Пока не случилось это, его первая таблетка.

Грегу просто нравилось наслаждаться жизнью. Все, что помогало ему игнорировать ответственность, которую налагала повседневная жизнь, приветствовалось. Получалось, что Грег и экстази просто созданы друг для друга.

Теперь, обзаведясь амфетаминовыми друзьями и проводя на вечеринках каждый уикенд (а иногда, по особым случаям, и пару дней в середине недели), Грег ждал лета сильнее, чем когда-либо.

Этим летом он намеревался прочесать все клубы на Ибице, не только те, куда он сопровождал клиентов. Больше всего ему хотелось побывать на легендарной дневной воскресной тусовке в «Спейс». Сейчас он понимал, что между ночными рейсами в субботу и воскресными собраниями вполне можно выкроить для нее время. Как говорится, было бы желание, а способ найдется.

А желание определенно было.

Пару недель назад планы Грега на лето, посвященное наркотикам и сексу, оказались под угрозой. Почти все гиды стремились продвинуться по карьерной лестнице и обычно года через три уже руководили направлением. Для Грега это был уже шестой сезон, и он знал, что «М&Х» захотят назначить его менеджером на Ибице, но не представлял, какое давление на него окажут.

Он чуть было не уступил. Получалось, что он сможет посетить все клубы, как и хотел, и при этом ни перед кем не придется отчитываться. Но он также знал, что суперэффективное сарафанное радио быстро донесет вести о его поведении до головного офиса в Англии. Более того, теперь развелось столько местных журналов, что рано или поздно его ошалелую рожу в танцевальной эйфории сфотографируют и тиснут на обложке для всеобщего обозрения.

Плюс ко всему он поменял уже четыре места работы с тех пор, как вернулся на родину, и твердо усвоил, что экстази и ответственность не особенно уживаются рядом. На самом деле и без экстази приступы ответственности случались с Грегом не чаще, чем в Уиднесе — погожие деньки. И не то чтобы он следовал своим интересам, ущемляя интересы или раня чувства других людей, в этом смысле его нельзя было назвать эгоистом. Нет, он скорее просто шел своим путем... который указывал ему его член в данный конкретный момент времени.

И сейчас его член был направлен строго в сторону мегаклубов Ибицы.

Он знал, что благодаря своему опыту все равно сможет дать фору большинству гидов, даже если половину рабочего времени будет в таблетках, и эта мысль его успокаивала.

Невозможно было оспорить тот факт, что Грег обладал мощной харизмой и умел развеселить клиентов как никто. Отчасти причиной тому была его внешность, он был действительно красив, но не той красотой, которая позволила бы назвать его смазливым пареньком. Женщинам он нравился, но при этом у мужчин никогда не возникало желания надрать ему за это задницу. В его успехе не было самодовольства, а в технике обольщения — никакой угодливости. Он всегда был одним из них. Грег был мужиком на все сто, и женщин к нему влекло. Неисправимый хулиган, эдакий плохой мальчишка. В нем был вызов. Почти каждая девчонка хотела верить, что именно она станет той, которая заставит его измениться, и почти каждая знала в глубине души, что ничего из этого не выйдет. Он никогда ничего не обещал, и поэтому его редко в чем-то обвиняли.

2
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru