Пользовательский поиск

Книга Энциклопедия лоха. Содержание - ЛОХ И ДЕМОКРАТИЯ

Кол-во голосов: 0

Туда же запишем и казино. Азартные игры идеально утилизуют сокровенное лошиное чувство, что лох - не отброс мироздания, а уникальное существо и баловень судьбы. Он всегда в ожидании момента, когда ему повезет и он наконец выиграет в лохотрон у метро «Щелковская» стиральную машину Indesit. Придя в казино, лох не может просто бросить фишку для прикола, потом посмотреть за чужой игрой, посидеть в баре и уйти. Нет! Если играть, то проиграем квартиру, машину, дачу и тещино колье. Зря, я считаю, у нас все это запретили. Где стоят теперь поздними вечерами большие черные лохомобили, толпившиеся у «Шангри-ла»? Переместились к новиковским ресторанам? Но главное - я с ужасом думаю о той огромной разрушительной энергии лошизма, которая лишилась естественного выхода. Если верить закону сохранения энергии, сама собой она не рассосется. Азарт, жажда риска, ощущение баловня судьбы - все это теперь бурлит где-то в темных безднах лошиной души и, как пар из перегретого котла, рано или поздно вырвется наружу. Значит, жди беды.

Как попали лохоотводы в главу о вызовах XXI века? Очень просто: они определяют лицо нашего времени, и всем, кто не несет в себе инфекцию лоховства, жить с ними в одном мире тоскливо и неуютно. В глубине души неуютно и самому лоху: он постоянно живет под угрозой набрать вес, спиться, проиграть все в рулетку или получить железным прутом по почкам от группы болельщиков уральского «Землекопа», проигравшего отборочный матч. Простая метафора: палата для буйных обита подушками для их же пользы, но много ли буйным от этого радости? Вот и лоху, наверное, в минуты просветления сознания становится не по себе. Поговорю отдельно еще о двух лохоотводах, от которых нам всем - и лохам, и иммунному меньшинству - немного не по себе. Я имею в виду демократию и масс-медиа.

ЛОХ И МАСС-МЕДИА

Как телевизионный профи, я буду говорить о том, о чем кое-что знаю: о телевидении.

Впрочем, ничего я о нем не знаю, конечно. Я, например, до сих пор до конца не поняла, в чем магия проекта «Дом-2». Эта программа идет уже пять лет, четыре-пять часов в неделю, и люди ее смотрят. При всей моей неотразимой красоте и обаянии, смотрят явно не ради меня. Тут, видимо, сказывается гениальность специалистов с канала ТНТ, из ничего придумавших концепцию. Лоху, конечно, нравится смотреть, как кто-то по-всамделишному подрался или разревелся, но дело не только в этом. Да и не так часто они дерутся; гораздо вероятнее напороться на бесконечный унылый разговор: «Ну а ты че? А он че? А я ему такая отвечаю…» И это работает! Людям всегда будет интересно смотреть на кого-то, кто глупее, никчемнее и хуже их. Герои передачи говорят этаким провинциальным говорком (лох-москвич чувствует себя королем), делают ошибки, которые телезритель давно уже не делает. Они ужасно себя ведут и ничего не соображают. Ощущение, что ты умнее людей в телевизоре, дает лоху невероятный жизненный драйв. Так же, кстати, работают и всевозможные телевикторины, вроде «Кто хочет стать миллионером?». Лоху радостно видеть, как простой человек - такой же лох - хватает за хвост удачу, но еще радостнее сознавать, что вот кто-то в этом мире не знает имя афроамериканского приятеля Тома Сойера (дядя Том? Мартин Лютер Кинг? Майкл Джексон?!), а он, лох, знает: это Гекльберри Финн. Именно поэтому лоху стараются пореже показывать людей, которые явно умнее, лучше и красивее его, чтобы зря не расстраивать. В любой школе телевидения учат, что телеведущий не должен быть очень красивым человеком, дабы не вызвать раздражение публики (редчайшее исключение - итальянское телевидение). Домохозяйка не должна ревновать мужа к девушке из ящика и не должна думать, что диктор прогноза погоды даст ее супругу сто очков вперед во всем, включая сферу интимного. Пусть он будет энергичным, обаятельным, но не более того.

Чтобы работать лохоотводом, телевизору недостаточно просто удерживать лошиное внимание: он должен будоражить и вызывать сильные эмоции. Поэтому потоки радости и позитива закономерно сменяются потоками говна. Это как рецепт приготовления блюда -сахар и соль, расчлененные трупы и «Малахов+» с полезными травками.

Подобным образом было и в «Доме-2». Изначально придумали, что в проекте должно быть двое ведущих: добрая девушка из народа Ксения Бородина и злая гламурная стерва Ксения Собчак. Но, как часто бывает в жизни, со временем роли фактически поменялись. Бородина - видимо, устав от постоянного контакта с лошьем, - стала жестче, а я, напротив, смягчилась душой, как это бывает у безнадежных больных после таинства соборования.

Мне хочется сказать Ксении, что, мол, надо быть добрее к людям, но я понимаю, что это типично лоховской слоган. Когда я училась в МГИМО, мне пришлось читать воспоминания одного заграничного герцога, путешествовавшего по России. Он приехал к нам с миссией либерализатора и страшно жалел крепостных, всячески старался смягчить их быт. Герцог разговаривал с ними, как с равными, и запретил их бить. Два дня все шло прекрасно, а на третий день к нему пришел некто Василий, положил ноги на стол и потребовал больше сахара к чаю. Я не повторю ошибку герцога: если уж Ксения Бородина нашла в себе силу быть жесткой, так тому и быть, ибо с нашими героями иначе нельзя.

Важный компонент лохоотводной функции телевидения - сделать лоху уютно в нашем неуютном мире, чтобы он не слишком быстро зверел. Мир стал слишком уж бесприютным, в нем много незнакомых лоху людей и непонятных предметов. Лоху не хватает деревенской простоты и соседских отношений: исчезли даже сплетничающие бабушки у подъездов. Хочешь соседей? Пожалста! Ящик предлагает лоху всемирную деревню знаменитостей. Лох лишился возможности обсуждать, как Валька с Трофимом вчера ходили в лесок, а Кузьма опять гуляет от своей Нинки. Кто заменит Вальку и Кузьму? Конечно, Анджелина Джоли и Брэд Питт! Одна моя знакомая так увлечена интимными коллизиями этой пары, что сочиняет целые драматические мини-спектакли, как будто лично присутствовала в голливудской коммунальной кухне: «Он приходит к ней и говорит: Анджелина! А она, такая, смотрит и не отвечает. А потом подняла глаза, посмотрела долгим пронзительным взглядом, и говорит: мол, поступай, как хочешь!»

Самый ранний и наивный пример построения квазидеревни для одинокого потерянного лоха - советский «Голубой огонек»: якобы все, кого лох хорошо знает, собрались вместе и дружно встречают Новый год. Сейчас этот лупанарий распространился вглубь и вширь, с подключением Интернета и желтой прессы. В этом мире лох может жить, вообще не показываясь наружу. Видели, как Жанна Фриске плохо выглядит? Потому что потолстела. А вы, уважаемый лох, не едите после шести вечера, пьете отвар из ростков пшеницы и посещаете спа-процедуры, а потому выглядите прекрасно. Просто прекрасно.

ЛОХ И ДЕМОКРАТИЯ

Великие умы человечества, желавшие лоху добра и только добра, испокон веков спорили, как бы это получше организовать. Одни полагали, что надо дать лоху полную свободу решать, как ему жить. Пусть, мол, он расцветает, укореняется, а свою дремучую энергию сливает в открытой политической дискуссии - может, такая бихевиоральная терапия и принесет лоху пользу. Другие, напротив, предлагали жестко зафиксировать лоха, лишив его всякой возможности навредить себе, а всю заботу о лошином благосостоянии поручить компетентным специалистам. Эти великие умы, конечно, выработали бы со временем какой-то компромисс, если бы в дискуссию не включился сам лох. Диалектика свободы и порядка возбуждает его до чрезвычайности. Демократическая система кажется ему весьма привлекательной, ибо лох полон ощущения своей важности и всегда не прочь воспользоваться своими правами. С другой стороны, идея собраться в стадо и нестись куда-то рогами вперед вслед за мудрым вожаком - соблазн, против которого устоять невозможно. К тому же авторитарная система тоже дает лоху ощущение величия и мировой гармонии. Египетские пирамиды, титанические памятники Ким Ир Сену, гигантские католические соборы в крохотных испанских городках, эстетические экзерсисы Ленни Рифеншталь и статуя Мухиной на ВДНХ выполняли одну и ту же функцию: убеждали лошье, что порядок вещей величествен и нерушим, а потому все непременно закончится хорошо. Но хорошо-то как раз никогда не заканчивалось. Тоталитарная система, конечно, показывает лоху его истинное место, где он до поры до времени сидит и не рыпается. Но поскольку люди, приходящие к власти, также являются частью этого лошиного уробороса, рано или поздно система взрывается, а вокруг летят клочья кровавого мяса. Памятуя о подобных исторических прецедентах, самые практичные из лохов все же склоняются к демократической форме правления. Но лохи-романтики готовы на все, лишь бы жить в великой стране. Этот страшный тектонический разлом лохомира пересекает моря и континенты. Везде есть правые и левые, тори и виги, государственники и либералы, республиканцы и демократы (кто сейчас помнит, что первые когда-то боролись против рабства, а вторые отстаивали интересы плантаторов-южан? Главный предмет их нынешних расхождений - можно ли пытать мусульман без суда на благо великой американской цивилизации). Я думаю, выбор политической позиции происходит у лоха еще в школьные годы. В каждом классе есть мальчики сильные и туповатые, а есть хилые и острые на язык. Хилые считают, что можно говорить вслух любую мерзость, но получать за это по морде не любят (у них низкий болевой порог). Туповатые считают, что болтовне и вседозволенности надо противопоставить суровую несгибаемую силу. Из этих жизненных позиций со временем вырастают левые и правые убеждения, соответственно. Отсюда, кстати, становится ясно, почему лоховская мечта о мудром правителе во главе единой и сильной страны - полная чепуха. Откуда ему быть мудрым, если он еще в школе был туповат и в ответ на меткие остроты хилых очкариков только бычился, играл желваками и отрабатывал приемы силовых единоборств? Никаких шансов. Да, нередко лошиные предводители и сами бывают лоховаты, однако порой это не так. Эти люди обладают уникальным талантом чувствовать, что надо лоху на данном историческом отрезке. Им дано коммуницировать с электоратом на какой-то собственной микроволне, пробиваясь без помех к лошиному подсознанию. Я, к примеру, совершенно не верю в то, что у Владимира Владимировича Путина накрученные рейтинги. Когда Владимир Владимирович выступает публично, он как бы протягивает могучую руку и трогает ею подкорку лоха, его средний, задний и продолговатый мозг - ну чисто Кашпировский (интересно, что Дмитрий Анатольевич Медведев владеет этим даром в куда меньшей степени). Послушаем, например, диалог премьер-министра с художником Глазуновым на выставке работ уважаемого Ильи Сергеевича (в пересказе Андрея Колесникова):

29
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru