Пользовательский поиск

Книга Энциклопедия лоха. Содержание - ЛОХ СЕРЕБРИСТЫЙ

Кол-во голосов: 0

На самом деле, это была никакая не стабильность, а опыт, произведенный космическим разумом, по выведению новейших видов лоха. Эксперимент увенчался абсолютным успехом. На его результатах мы подробно остановимся ниже.

Как вы уже поняли, мой труд носит сугубо научный характер. Поэтому, решив составить классификацию, я поняла, что в этом деле необходим какой-то единый принцип. Передо мной встал нелегкий вопрос - как составить лошиную иерархию? Кого сделать первыми и последними в этом фееричном ряду? На каком научном фундаменте основать теорию человеческого лошизма? Что применить - теорию экономического анализа, классификацию по психотипам, историзм? При решении этой задачи я столкнулась с существенными трудностями - лохи наотрез отказывались становится в какой-либо культурно-исторический ряд. Многообразие этого вида было так велико, что никакой периодизации не поддавалось. Любые попытки формализации только портили набор сияющих мыслеформ. Необходим был какой-то нестандартный ход. И я его нашла! В качестве основного инструмента лошиной классификации я решила применить принцип акына, то есть в полном хронологическом и стилистическом беспорядке рассказывать о том, что видели мои собственные красивые глаза и щупали изящные руки. Иными словами, врать я вам собираюсь чистую правду. Каждый из видов и подвидов, с которыми вы ознакомитесь ниже, был изучен, взвешен и классифицирован автором лично. В бытность свою светской львицей и модной ведущей телепрограмм, я, подобно энтомологу, кропотливо собирала свою коллекцию членистоногих и чешуекрылых, которых ныне и представляю вашему вниманию. А теперь, всем ша, барабанная дробь… Гербарий в студию!

ЛОХ СЕРЕБРИСТЫЙ

ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ШЕЛ К УСПЕХУ И ПРИШЕЛ К НЕМУ. ВЫГЛЯДИТ БОГАТО, ПУСТЬ ДАЖЕ И НЕСКОЛЬКО ЭКСТРАВАГАНТНО. ЩЕДР ДУШОЙ. С ПЕРЕМЕННЫМ УСПЕХОМ ИЩЕТ СЕБЯ В НОВОМ СТАТУСЕ. В ПЕРИОДЫ РЕМИССИИ ПРИЯТЕН В ОБЩЕНИИ И КОРРЕКТЕН, НО ОСТЕРЕГАЙТЕСЬ СПОНТАННЫХ ПАРОКСИЗМОВ БЫДЛЯЧЕСТВА.

Как уже было сказано, ничто так не обнажает и не стимулирует лошиную составляющую человеческой природы, как куча бабла. Именно поэтому Лох Серебристый, то есть вдруг обретший благосостояние, являет собой подлинную жемчужину нашей классификации. Разумеется, лохи встречаются и среди обладателей «старых денег». Но во-первых, в интересующем нас ареале распространения, то есть на просторах родины, таких прецедентов практически нет. А во-вторых, хорошее воспитание, образование и прочие полезные изобретения цивилизации, которые можно купить за деньги, препятствуют раскрытию лошиной природы во всей красе.

Другое дело, если лох обретает бабло неожиданно, как если бы оно обрушилось на него с неба, вместо испепеляющей молнии, которой по всем законам добра и красоты должен бы поразить лоха его Господь. О, почему я не Шекспир или хотя бы не Лев Толстой! Только великому гению под силу описать глобальный сдвиг пластов, который происходит в душе лоха, после того как он заработал миллион долларов в процессе, допустим, обмена гондонов на гвозди! Причем и то, и другое, участники сделки, разумеется, где-то украли. Или, правильно наученный мамой, юный лох прямо из кемеровской пятиэтажки отправляется служить в карательные государственные органы. В этом случае перед счастливым избранником судьбы открываются совершенно радужные перспективы: головокружительные возможности ограничивает только уровень лошиного усердия. Перед лохом-карателем любые возможности: от крышевания ларьков до назначения следователем по чему-нибудь особо важному - с возможностью изъятия материальных благ у врагов народа в пользу себя. Но основная популяция Лохов русских Серебристых все же возникла благодаря скачку цен на углеводородные ресурсы.

Рисуя обобщенный образ богатого российского лоха, многие исследователи совершали ошибку, путая видимость с сущностью. Так, на заре нового русского процветания многие склоны были абсолютизировать в качестве главных признаков породы малиновый пиджак и голду на шее. Когда на их место пришли остроносые туфли и кашемировое пальто, наши незадачливые горе-систематики возопили: «Лох переродился! Лох приобрел лоск!» Скептики тотчас усомнились, тот ли самый перед ними лох или налицо смена генераций и подмена понятий. Так природная недалекость и отстутствие прочной методологической базы сослужило ученым хреновую службу. Дело в том, что лох не стоит на месте: он подобен не камню, но изгибу волны. Волна ежесекундно меняет форму, меняются и частицы воды в ней, неизменной остается лишь сущность. Так и наш герой. Дети былых кооператоров, поступившие на госслужбу и вложившиеся в нефтянку, ни разу в жизни не надевали перстень с печаткой или галстук с узором «Зебра», но вечная сущность Лоха Серебристого по-прежнему сверкает и искрится в них, и не подвержена никакому прогрессу, как нет и не может быть прогресса в вечно меняющихся волнах Мирового океана. А сущность эта, повторяю, в том детском ошеломлении, которое испытывает лох при звоне сыплющихся на него с неба пиастров. «Я богат! Я крут! Я этого заслуживаю!» - вот те немногие членораздельные фразы, которые можно разобрать в неумолкаемом грохоте литавр, наполняющем лошиное сознание. Наш герой спешит поведать всему миру о происшедшей в нем грандиозной перемене. Каждым своим физиологическим отправлением он отныне обязан подавать сигнал о том, что он - не такой, как все прочие люди. Это, разумеется, совершенно необходимо, потому что он как был лохом, так лохом и остался, и стоит ему хоть чуть-чуть расслабиться, как окружающие мигом его раскусят. Тяжелое бремя ложится отныне на лошиные плечи: каждую секунду жизни не забывать - и не давать забыть другим - о том, как высоко вскарабкался он по социальной лестнице. Самый простой способ - тупо тратить побольше денег, прикуривать от купюр большого достоинства и мазать тела продажных дев малосольной осетровой икрой. Но эту фазу наш герой проходит достаточно быстро, осознав, что не для того он зарабатывал бабло потом и кровью, чтобы подвизаться в жанре клоунады. В ход идут литературные источники, начиная со стихов про Мистера-Твистера, владельца заводов, газет и пароходов, стихи о котором ему в детстве читала бабушка. Лох учится подзывать официанта щелчком пальцев и тыкать шоферу в спину тростью. Лох может обращаться даже к легендарным источникам - из Библии он, к примеру, может узнать, что после победы над филистимлянами царь Саул приказал отлить себе трон из золота. И что же? Сказано - сделано. Вот уже авторитетный житель Санкт-Петербурга Сергей Васильев, переживший 7 покушений (библейские злодеи-филистимляне отдыхают в рабочем тамбуре), устанавливает в собственном (разумеется, позолоченном) самолете именно что золотой трон, украшенный самоцветными каменьями и вензелями «С.В.» и снабженный ремнями безопасности. Это седалище славы я видела моими собственными глазами, а если верить слухам, подобные символы статуса имеются у нашего героя и по месту жительства. Я приношу свои извинения Сергею, за то что поместила его в рубрику «Лох Серебристый» -серебро в наше время ничего не стоит по сравнению с тем, как этот человек высоко оценивает достигнутый им успех в быстротечной земной жизни.

Такое, конечно, осталось только в моем любимом городе на Неве. В остальной обитаемой вселенной Серебристые Лохи уже знают, что в деле кидания понтов нет смысла полагаться на доморощенные наработки царя Саула. Богатые люди, в ряды которых лох всю жизнь стремился, так себя не ведут. К тому же в мире давно уже существует огромная индустрия, помогающая Лоху Серебристому казаться таким, каким он хотел бы быть. Колесные диски для Bentley с изумрудами и рубинами, штаны Billionaire Couture с золотыми пуговицами на ширинке, пиджак Stefano Ricci с добавлением шерсти экзотических животных, часы Ulysse Nardin с жаке-марами и миниатюрным храмом Василия Блаженного на циферблате, а может быть, и Bovet с портретом малолетнего сына-наследника, видывали и такое - словом, вся та всячина, что вырастает из посеянных на Поле Чудес золотых монет, сегодня к услугам нашего маленького Буратино.

5
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru