Пользовательский поиск

Книга Дневник дурака. Содержание - 8 июля 198… г.

Кол-во голосов: 0

8 июля 198… г.

По лбу Цено Колбакова пролегла морщина, а даже одна морщина означает хлопоты, заботы, существование чего-то горячо желаемого, но пока недостижимого. И разгладиться этой морщинке пока что было не суждено, потому что не так-то просто в наши дни стать кандидатом наук…

Впрочем, давайте расскажем все по порядку. Этот подхалим, пройдоха и подлюга Манчев (именно так, он даже не заслуживает того, чтобы его назвали «подлецом», этот жалкий прощелыга и хитрец — тьфу! — что за мерзкая личность!) крутился и вертелся, подкатывался и подлизывался, обивал пороги и бегал по кабинетам, но добился-таки своего! Этот гнусный Манчо Манчев, обделенный богом и природой, с умишком, лишенным элементарного блеска и культуры… ах, бог ты мой, какая там культура! Да предложи ты Манчеву элементарный казус, что-нибудь из школьной программы в любой области, и сразу же станет видно: единственное, что он знает, так это дважды два — четыре! Однако у него и дважды два выйдет не четыре, а по меньшей мере пять, причем с плюсом, причем в любой ситуации в его пользу! Пять с плюсом? Как бы не так, он всегда добивается большего, этот подхалим, этот проныра, этот…

Вы только подумайте — Манчеву присвоили степень кандидата наук! Манчев — кандидат… Так и кондрашка может хватить! Кто-нибудь скажет: «Подумаешь, велика важность, научная степень. Что с того? Да и какое нам, собственно, дело? Ан-нет, самое прямое. 'Негласное состязание с ним мы начали с квартир. Манчев отгрохал апартаменты в сто двадцать квадратов, а мы удвоили его достижение, и это не считая террас и балконов. Манчев построил дачу, мы такой домище возвели, да еще на южном склоне, с сосновым лесом и прекрасной панорамой — закачаешься! Снова утерли ему нос. Он отправил сына за границу, а мы отправили туда не только Флер, но и зятя. Он купил „ауди“, мы ему в ответ — „вольво“. Он выложил за свадьбу шесть тыщ, а мы — все восемь с половиной! И так далее — только он высунет нос? а мы его — бац! — чтоб не воображал о себе больно много. В конце концов для чего нам дана эта жизнь, исполненная суеты и прикидок, если мы не можем обогнать какого-то Манчева, неотесанного профана, жалкого хитреца…

И вдруг — трах! — такой сокрушительный удар! Манчо Манчев — кандидат наук! А мы Колбаковы, знатный род, европейцы… вот тебе натюрморты, вот тебе персидские ковры, вот тебе встречи и беседы с интеллектуальной элитой — все у нас «экстра» класса, и на тебе — ни одного звания! Визитные карточки, на которых значатся лишь имена и адрес. Цено Колбаков, Дуня Колбакова, Флорентина Колбакова и т.д. Голые, сиротские имена, какой позор! А этот выскочка, страдающий манией величия, этот Манчев — кандидат наук!

Вам на это наплевать, а мы можем получить инфаркт.

Сын Дрянгова — аспирант. Какой из него аспирант, когда он со скрипом закончил гимназию с преподаванием на иностранцем языке и, будучи уже в университете, не мог отличить Австрию от Австралии…

— Ну, ты и сказанул, Цено, — возражает Дуня Колбакова, — любишь ты преувеличить. Разве можно спутать Австралию с какой-нибудь другой страной? Помнишь, мы смотрели по телевизору фильм про Австралию? Там разводят овец, прыгают всякие кенгуры, а разве есть в Вене овцы и кенгуры?

Слишком уж простодушна Дуняха, не может уловить разницы между логическим преувеличением и художественным. А Цено Колбаков, разъяренный явной несправедливостью, допускал художественное преувеличение. Подумать только! Сын Дрянгова кичится аспирантурой, этот олух, у которого в голове хоть вилами размахивай, а ничего, кроме мякины, не подцепишь… Куда ему тягаться с Флер и Джамбо — у них головы, как энциклопедии. Как огромные многотомные энциклопедии! Флер чешет на иностранных языках, как на своем собственном, разбирается в дизайне и эстетике, идет в авангарде моды, а Джамбо… Конечно, не принято хвалить своих детей, а что делать, если они достойны похвалы? И вот тебе раз — сын Дрянговых… Уже сейчас видно, в какую сторону дует ветер — каждый старается заиметь степень, о Дин — кандидат, другой — доктор, третий — аспирант, и все в этом роде. Только мы, как последние дураки, скромно жмемся в сторонке…

Вот почему лоб Цено Колбакова прорезала морщина, прорезала и даже не собиралась разглаживаться, потому что одно дело утрясать проблемы с кирпичом и цементом, фаянсом и древесиной, одно дело устраивать покупку автомобилей через валютный магазин и доставать дубленки через друзей, а совсем другое — налечь на специальную литературу, написать доклад, выступить по какому-нибудь научному вопросу. Потому что Манчев, как бы он ни ловчил и ни хитрил, перед кем бы ни угодничал и кому бы ни делал подарков, все же состряпал какой-то опус, может, и не он вовсе его состряпал, но все равно ему пришлось но пыхтеть над какими-то трудами. А теперь что же, прикажете и Цено — в его-то возрасте и с таким жизненным опытом за плечами — садиться за толстые учебники, слюнявя палец, перелистывать страницы? Этому не бывать…

Разве что…

— Дуня, — сказал Цено жене. — Манчеву я сделаю подсечку другим способом. Я отправлю Джамбо «за бугор». Здесь он как-нибудь вытянет экзамен на «троечку», там настрочит мало-мальски пригодную писанину, а я уж потом пропихну ему защиту — это пара пустяков. Есть у меня один пружок, с которым мы горе мыкали по университетам, и он, подобно мне, стал жертвой обстоятельств, не получил вовремя стоящего образования, ну ничего, он поможет мне протолкнуть Джамбо и организует «трояк»…

Вот в каком направлении развивались мысли Цено Колбакова, вот какие планы он строил, вот как начался маневр по оттеснению Манчева и Дрянгова и на этом направлении. Потому что слишком уж обнаглели эти семейки! — все нос задирают и метят в сливки общества. В каждую бочку затычка, к каждой шляпе — перо!

Впрочем, стоило Колбакову вымолвить слово «перо», как по его лицу тотчас расползлась довольная улыбка, и морщинка на лбу разгладилась и исчезла. Какое синее перышко красуется на новой охотничьей шапке Цено! Шапка импортная, длинноворсовая, с мохнатой кисточкой сзади, а сбоку воткнуто синее перышко! Ведь Цено Кол баков, помимо всего прочего, и охотник. В последнее время охота стала очень модным занятием. Напоминает о тех французских фильмах про баронов и виконтов, которые гарцуют на, лошадях меж вековых деревьев, длинные шлейфы, ниспадающие на крупы коней, развевает вольный ветер, вдали звучит охотничий рог, а в кустах поблескивают стволы ружей. Есть в охоте что-то очень аристократическое, напоминающее об имениях и титулах…

15
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru