Пользовательский поиск

Книга Дневник дурака. Содержание - 15 декабря 198…г.

Кол-во голосов: 0

15 декабря 198…г.

Услышав на улице вой сирены, вы, наверное, испуганно шарахаетесь в сторону.

О, спокойно! Не забывайте, что сегодня воскресенье. В воскресенье вой сирен может означать только одно: свадьбу! Марш Мендельсона, вуали, вопли «горько», мясное ассорти, завистливые взгляды, сплетни, головную боль. Впрочем, у многих голова продолжает трещать и на следующий день — качество алкоголя проверяется не всегда. Бывает, что люди тащат за сотни километров вино собственного изготовления, запекают телят или ягнят, погрязают в болоте старосветских, отдающих деревенскими замашками свадебных приготовлений. Как далеко вперед ушел Цено Колбаков от этой исторически изжившей себя эпохи сельских торжеств! Он выдает замуж единственную дочь, свою Флорентину (Флер) не для того, чтобы утверждать одряхлевшие традиции, а чтобы показать: колесо вертится, дорогие мои господа, вчерашнее — это не сегодняшнее, половики навсегда уступили место паласу, а по стенам двухсот пятидесяти квадратных метров жилья развешаны натюрморты в синем — зарубите это себе на носу!

Мчатся «мерседесы», украшенные гвоздиками, развеваются юбки куклы-гиганта на капоте флагманского автомобиля. Цено и Дуня Колбаковы сияют, Флер прижимается немощной плотью к своему Джерри (Георгий Пенчев Гелев), разумеется, они воркуют в собственном автомобиле. Кум (по-современному свидетель) — это само собой разумеется! — директор чего-то там, а кума внушительна, как египетская пирамида. Запеченные ягнята и домашнее вино? Шутите…

Мчатся «мерседесы», сияют Цено и Дуня Колбаковы — повезло Флер с этим Джерри. Свекор располагает связями за границей, а грех молодым людям не пожить на Западе, не отесаться как следует в цивилизованных условиях — нельзя лишать молодых такой возможности, не изверги же мы какие-то. А Джерри — красавчик, кудри вьются, как у молодого Моцарта, что выткан на коврике, лишь черные обвисшие усы несколько подкачали. «Ну, да ничего, — вздохнула вдруг Дуня Колбакова, — и мой Цено поначалу ходил в фуражке, а потом переменился и стал носить шляпу, да еще какую — первосортную, а может, даже „экстра“ класса-само собой, об этом даже не стоит напоминать, что она импортная».

Ах, как идет этому Цено Колбакову мягкая фетровая шляпа! Шляпа, сигарета «Кент» и тот паренек с тросточкой в руке, что поглядывает на нас с этикетки бутылки, как, кстати, Цено, называется эта тросточка?

— Какая еще тросточка? — рассеянно отзывается Цено, сверля взглядом филейные части кумы (выше мы уже упоминали о ней). — Причем тут тросточка?

И уразумев, что речь идет о виски, он чуть было не осерчал на жену за ее бестолковость, но распоясываться в такой день, да еще перед людьми, негоже, вот почему он мило улыбается Дуне и произносит: «Джонни Уокер», дарлинг», — а взгляд его продолжает шарить по туловищу кумы: вот это формы, аж дух захватывает!

Фетр— метром, Джонни -Уокером, все это тутти-фрутти, а не напрасно говорит народ: любимого тела должно быть много.

Тем временем директор ресторана дает знак оркестру, и вопли саксофонов и грохот барабанов сменяются знакомой мелодией, той самой, которую сто пятьдесят лет назад довольно легкомысленно сочинил Феликс Мендельсон-Бартольди, даже не предполагая о том, что ее мотив подхватят всякие там цыгане-шаромыжни-ки да доморощенные поп-группы. Цено по-гвардейски выпячивает грудь, Дуня изображает на своем лице материнское умиление, Флер ощущает, что наступил момент застенчиво потупить взор, а ее брат Джамбо (Йорданчо) нашептывает молодожену: «Глянь, Джерри, глянь, какая паинька сидит за первым столом!»

— Прям-таки паинька, — отвечает ему тихо Джерри, — это же Чернушка Лили, монтажница…

И делает жест рукой, означающий, что у него уже была возможность близко познакомиться с Лили.

Но вот гости усаживаются за столы. Золотым потоком льется троянская сливовая ракия, кто-то — естественно, всегда найдутся любители пооригинальничать! — требует водки, женщины кокетливо пригубливают кампари и разные там другие напитки. Шныряют официанты с нагруженными подносами, торжество идет своим чередом, и вот наступает момент, когда кум должен сказать несколько напутственных слов…

Да кому там интересен кум — вы только посмотрите на стол!

Закуски— ассорти -фантазия. Салат дю шоп — феерия! Прозрачный бульон с пирожками, мясо под винным соусом, обильно сдобренным: специями, с грибами и затейливым гарниром, и другие выдумки шеф-повара, который лично сказал Цено: «Можешь плюнуть мне в лицо, если обнаружишь в меню какой-нибудь просчет!»

На десерт — кофе с марципанами и профитролями, торт и мороженое, бананы и розовощекие яблоки.

Это Колбаков-то не знает толк в застолье?!

«Горько!» — выкрикивают гости и облизываются, будто это им самим предстоит целоваться. Джерри привлекает к себе Флер, их волосы соприкасаются, оркестр начинает играть туш точно в тот момент, когда на улицу спешно выводят одного из сватов — чьего-то дядю или брата, в суматохе никто так и не понял.

«Горько и сватам!» — снова требует кто-то, и Цено целует Дуню сначала в лоб, потом в обе щеки, затем встает, склоняется к руке кумы. Знает, знает Цено Колбаков кого, когда и куда поцеловать! Сейчас он галантно приложится губами к руке, благоухающей ароматами фирмы Кристиана Диора, и гости начнут одобрительно выкрикивать: «Мастак этот Цено, надо же как насобачился в этикете!… «

А затем наступает черед обходить гостей… неприятная процедура, досадный пережиток — Флер краснеет, целуя руки гостям и прикрепляя к их одежде свадебные платочки… У нее аж дыхание спирает от этой унизительной церемонии — она девица современная, но легко ли устоять под напором стариков? — «Эй, дочь, — сказал ей Цено строго, — ведь это деньги!»

Джерри следит за терзаниями невесты и улыбается, потому что все эти десятилевки, что прикалываются к платью новобрачной, вскоре перекочуют в его карман, верно, все это отдает плебсом, но зачем обижать стариков, раз они так настаивают…

И вдруг Джерри срывается с места и стремительно подбегает к жене: на подоле ее юбки покачивается двадцатидолларовая банкнота Кто? Когда? Как? — Откуда взялись эти доллары? Джерри, воспользовавшись моментным замешательством, ловко отцепляет банкноту.

5
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru