Пользовательский поиск

Книга Джек Мэггс. Содержание - Глава 67

Кол-во голосов: 0

Тоби заметил, как у Мэггса задергалась щека.

– Вы, случайно, не паломник, сэр? – спросил он. Ответ он получил уже от другого визитера, женщины, которая, войдя, сразу же уселась у стола.

– Нет, только не мы, – сказала она.

Глава 67

– Вы Джек Мэггс, – повторил священник голосом, который звучал куда грубее, чем позволяла одежда священника. – А я тот, которого так хотел отыскать ваш знакомый.

– Вы «Ловец воров»? – воскликнул Тобиас с облегчением.

– Если вы хотите, чтобы он остался в вашем обществе, сэр, – тут же вмешалась спутница священника, – то не называйте его так. – Это была коренастая женщина с очень простым лицом, прямыми седыми волосами и небрежно подстриженной челкой. Полная досады и раздражения, она принесла с собой в комнату запах погреба, сырой земли, лука и еще чего-то, крайне неприятного. – Так его называют только невежественные люди.

Тобиасу совсем не понравилось, как с ним разговаривает лицо из низших классов.

– Вы так думаете, мадам? – Он посмотрел на ее мужа и вдруг, к своему великому удивлению, понял, что Вилфред Партридж действительно ждет извинений за то, что его называют «Ловцом воров».

В это мгновение, уже в самом начале сделки с ними, Тобиас понял, что супруги Партридж – тираны. Господи, помоги мне не попасть под их влияние. Ведь в их силах заставить меня на завтрак есть древесные опилки или подбирать чужие объедки.

Но Джек Мэггс, казалось, не замечал ничего странного в персоне Партриджа.

– Мы просим извинения, – охотно сказал он, и Тоби с ислугом смотрел, как этот вздорный и драчливый немолодой человек так легко отвешивает поклон. – Мы не хотели вас обидеть, ваша светлость. – Мэггс торопливо сунул руку в свой мешок и извлек из него пакеты – письма, зеркало и лимоны, – и стопкой положил их на стол.

Не скрывая свои обиды, Партридж, в свою очередь, тоже положил на стол пакет – продолговатый, объемистый, как газета «Тайме», только на три или четыре дюйма толще.

– Я не лорд, – поправил он Мэггса.

– Если вы действительно можете указать местонахождение любого человека в Лондоне, я готов величать вас герцогом или бароном.

– Просто «мистер» меня вполне устроит. – Вилфред Партридж, развязав бечевку на пакете, стал наматывать ее на кисть своей в темных печеночных пятнах руки, сняв моток, он закрепил его и, положив на скамью, стал снимать слой за слоем обертку пакета – сначала коленкоровую тряпку, потом два слоя грубой оберточной бумаги, а напоследок – желтую тонкую ткань, которую часто используют при изготовлении дамских шляп. И наконец, достаточно помучив Джека Мэггса, лопавшегося от нетерпения, открыл перед ним весьма научного вида книгу в кожаном переплете, с густыми золотыми тиснениями на обложке и корешке и с искусно выполненным гербом. Вид этой книги напомнил Тобиасу о той компании, в которой он впервые узнал о Вилфреде Партридже, и это несколько изменило его мнение о нем в лучшую сторону.

– Мне кажется, – сказал он Партриджу, – у нас могут быть общие знакомые.

Тот без всякого интереса посмотрел на Тобиаса Отса.

– Многие из ученых, – холодно заметила миссис Партридж, – изучают редкие способности моего мужа.

– Мистер Партридж изучает магнетизм животных. Вы учились с мистером Лабаттом, – продолжал обращаться к ее мужу Тобиас. – Доктор Элиотсон написал о вашей технике гипноза. Особенно его поразил случай с… что это было? Да, вы спрашивали свидетелей в суде, пользуясь гипнозом, и сами потом участвовали в арестах?

– Элиотсон? – задумчиво промолвил Партридж. – Я не помню.

– Статья была напечатана в журнале «Зоист».

– Обо мне много пишут, – заметил Вилфред Партридж, открывая книгу; на ее первой странице была пожелтевшая газетная вырезка, приклеенная к самой середине листа.

– Разве не я, – начал он, сердито нахмурив брови, – разве не я нашел Эмили Тадболл, похищенную прямо из рук ее матери?

– Это он нашел ее, – подтвердила его жена, указывая на испачканную клеем длинную колонку пожелтевшей газетной вырезки: «ЭМИЛИ ТАДБОЛЛ НАЙДЕНА».

– Разве не я отыскал тело лорда Томпсона, когда все уверяли, что он прогуливается по Пиренеям?

– Это он нашел его, – опять подтвердила жена, ткнув в колонку пальцем с обгрызенным ногтем. «ЛОРД ТОМПСОН УМЕР».

Их длинная литания завершилась лишь через пять минут, и во время ее миссис Партридж в своих однообразных пояснениях не изменила ни единого слова.

– И как же, сэр, вы пользуетесь вашим искусством? – спросил Тобиас, когда скучное перечисление окончилось. – А как вы относитесь к магическим флюидам?

– Никто из гипнотизеров не сомневается в существовании флюидов, – уверенно сказал Вилфред Партридж, указывая на кожаный переплет книги с перечнем своих успехов, – но флюиды – это стоячая лужа, если у субъекта нет достаточной веры в них.

– Веры? – воскликнул Мэггс. – Господи! Мы приехали к вам из Лондона. Разве этой веры недостаточно для фонтана флюидов?

– Мистеру Партриджу нужен особый личный знак, – сказала его жена.

– А мое личное присутствие здесь? Что может быть больше? – воскликнул Мэггс.

Мистер Партридж закрыл книгу.

– Под личным знаком моя жена подразумевает два особо личных знака, – сказал он.

– Деньги, – пояснила его жена.

– Сколько? – спросил Тобиас.

– Пятнадцать на стол.

– Шиллингов?

– Фунтов.

Тоби шумно втянул в себя воздух, но чета Партридж смотрела только на Мэггса, чьи манеры оставались нехарактерно для него дружественными.

– Ну а какой второй знак?

– Второй знак, – промолвил Вилфред Партридж, начав завязывать свой сверток, – это что-то, все равно что, пусть самая маленькая вещица, лично принадлежащая тому, о ком идет речь.

– Насколько лично? – спросил Джек.

– Что-либо, чего касалась рука нашего субъекта, мистер Мэггс.

Джек Мэггс опустил руку в глубокий карман своего пальто и вынул миниатюру в весьма экстравагантной рамке, которую он обычно бережно носил в глубоком кармане бриджей, и показал всем портрет необычайно изысканного юноши в темно-синем фраке с белоснежным галстуком. Юноша, изображенный на миниатюре, кого-то напомнил Тобиасу, хотя кого, он сразу не вспомнил. Молодой человек казался надменным и одновременно приветливым, и хотя он отвел взгляд своих светло-голубых глаз в сторону, его лицо хранило оживленное выражение. Овальная рамка портрета из серебра была экзотически украшена звездами.

– Это мой сын, – с гордостью сказал Джек Мэггс. – Мистер Генри Фиппс, эсквайр.

Тоби впервые услышал от Джека Мэггса о его личных связях с жильцом дома на Грэйт-Куйн-стрит. Не успев оправиться от первого удивления, он не менее был удивлен тому, с каким сияющим взором отец передал миниатюру сына в руки Вилфреду Партриджу.

Он ждет восхищенных отзывов о своем сыне, подумал Тобиас.

Но если это и было так, то Партридж разочаровал его. Тот даже не посмотрел на портрет, но зато стал внимательно изучать пробу на великолепной серебряной рамке, а затем передал портрет своей жене.

– На вещах они обычно оставляют немного себя, – сказала она. Тоби заметил, что миссис Партридж тоже внимательно разглядывала пробу. – Могут коснуться, проходя мимо, и оставить свой след.

– На портрете он очень похож.

– Главное, сэр, касался ли он его в последнее время. Портрет находился у него?

– Главное в том, мадам, что я ищу своего сына. Миссис Партридж отодвинула от себя портрет.

– Если он не касался его, то портрет бесполезен для мистера Партриджа. Нам не нужно знать, какая у него внешность. Мы хотим знать, где он находится.

Тобиас увидел, – или ему показалось, – глубокую печаль на лице своего спутника, и ему захотелось как-то отомстить его мучителям.

– Мадам, во всем этом мало смысла.

Но вместо благодарности Мэггс только рассердился на него.

– Все, хватит, – наконец сказал он.

– Подождите, – внезапно вмешалась миссис Партридж. – Я чувствую, что у вас есть еще что-то, чем мы могли бы воспользоваться. – Вдруг словно ниоткуда в ее руке оказались два локона детских волос.

63
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru