Пользовательский поиск

Книга Американская трагедия в России. Содержание - Часть I. ЧИКАГО

Кол-во голосов: 0

Владимир Белобров, Олег Попов

Американская трагедия в России

«Вчера из озера Вустер выловили тело молодой девушки. В крови у потерпевшей полицейскими экспертами был обнаружен алкоголь».

( из заметки « Жертва дурмана « Нью-Йорк Таймс от 12 июля 1904 г.)

Я пригубил голландской водки

И на корме закуски резал

А ты упала за борт лодки

И потонула, как железо.

Так утопил Любовь в ту ночь

Американский виски-скотч.

Уолт Уитмен. Печальные ивы над озером Вустер

« … но если вы тупы и стараетесь быть умным , вы вступаете в ряды тех , кто , будучи умным , остаются черезвычайно тупыми».

Джидду Кришнамурти. Подумайте об этом, Гл. 16 . Обновление ума.

Часть I. ЧИКАГО

В конце прошлого века в США стали повсеместно возникать общества трезвости для молодых людей. Потребность в такого рода обществах появилась в следствии обеспокоенности непьющей половины американского общества проблемами пьющей половины. Особенно проблемами цветных. Незадолго до этого американские конгресмены и сенаторы серьезно занялись подготовкой почвы для принятия сухого закона. Как известно, США — общество открытого демократического типа, в котором принято все обсуждать, вовлекая в дискуссии широкие слои публики. В процессе широкого обсуждения, пьющая часть населения стала запасаться спиртными напитками на время действия сухого закона и выпивать впрок. Страну захлестнула алкогольная лихорадка. Пили все, включая женщин и престарелых. Не пил в эти годы только ленивый. На фоне нарастающего пьянства и разгула, ведущих к вырождению пьющей части американской нации, обеспокоенная непьющая часть принялась поспешно создавать общества трезвости для молодых людей. Неожиданно для сенаторов такие общества получили большую поддержку среди населения. Вскоре на счетах этих обществ появились солидные суммы.

Совокупное Руководство обществ решило наоткрывать филиалов в Европе и Азии, для привлечения денежных средств иностранных непьющих.

Эмиссары разьехались по всему свету. Везде их ждал восторженный прием с шикарными обедами и экспериментальными безалкогольными напитками. Только в Турции, когда подосланные эмиссары устроили на главной площади Стамбула антиалкогольное представление с битьем об мостовую бутылок с турецкой водкой, их забрали в полицию, где побили палками по пяткам и посадили в турецкую тюрьму. Но это, на фоне общего успеха кампании, прошло как-то незаметно.

Пришла очередь — ехать в Россию.

Для поездки в Россию отобрали двух самых опытных специалистов — Джека Виллиса и Брюса Харпера, которые знали русский язык. Они взяли теплые вещи, сувениры и поехали в Россию.

Опыт освоения предыдущих стран показывал, что в первую очередь целесообразно обратиться за поддержкой к каким-нибудь авторитетным личностям

— политикам, писателям, ученым или спортсменам. Или к служителям культа (римский папа, далай-лама, каталикос, муфтий, шаман и т.д.). Между Джеком Виллисом и Брюсом Харпером состоялся следующий исторический разговор:

— Эй, Джек. — сказал Брюс Харпер, завязывая галстук. — Что ты скажешь о нашей миссии в России?

— Эй, Брюс. Отлично выглядишь!Что ты сказал?

— Я спрашиваю — что ты скажешь о нашей миссии в России?

— Наша миссия — это грандиозно! Я слышал, что в России нет американского футбола, от скуки русские читают много книг. Ты не поверишь, приятель, но русские писатели пишут вот такие толстые дерьмовые букс в четыре пальца толщиной!

— Итс импоссибыл! Вот так дерьмо! Не может быть! Я не могу поверить!

— Клянусь здоровьем! Я сам видел русскую книгу в четыре пальца толщиной!

— Вот так дерьмо! Я никогда в жизни не видел такой дерьмовой книги! Я видел в Луизиане самую большую в мире скамейку, я видел самую большую лопату в Пенсильвании, но такой книги я не видел! Я хотел бы посмотреть на того парня, который написал эту огромную книгу. Такой человек должен быть очень популярен. Надо подружиться с этим чемпином Гиннеса и заручиться его поддержкой.

— О, кей!

— О, кей!

— Я слышал, что этот писатель служил в русской армии и здорово бухал, а теперь вышел в отставку и пить бросил. Он пишет книги про войну и пользуется грандиозной популярностью среди русских парней, за то что не пьет. У него есть титул и большие связи . Он — граф …

— Граф Монте-Кристо?

— Граф Толстой.

— Потрясающе! Нам позарез нужен русский непьющий граф!

ЧАСТЬ 2. ЯСНАЯ ПОЛЯНА

К концу жизни Лев Толстой опростился — бросил пить, курить, играть в карты и тому подобное. Он говорил так:

— Соблазнов для меня не осталось и лишнего мне ничего не нужно. И ботинок не нужно. — задирал штанину и показывал всем босую ногу . — Нету ботинок! Ботинки — говно! Человек рождается без ботинок!..Раньше я этого не понимал.. Чистил ботинки и запихивал внутрь газету, чтоб не загибались носки. Ха-ха-ха! Человеку ничего не надо! Я бы и одежду поснимал, да жена против. Говорит — простудишься. Она еще когда я без ботинок начинал — за мной с тапочками бегала. Говорила: «Одень, Лев Николаевич, тапочки!» Глупая баба и все! А мне ничего не надо, ни тапочек — ничего!.. Только не могу отказаться пока от лошади. Не могу на лошади не прокатиться! А так — пропади все пропадом! Мне и жена-то уже без надобности! Хе-хе! Я и без нее, как-нибудь, обойдусь… Вот только на лошади еще маленько покатаюсь. До понедельника. Потом лошадь продам. Меня сосед — купец Захаров давно просит лошадь продать. Вот и продам ему. В понедельник. И точка! Хорошо бы ему еще жену всучить. Ха-ха-ха! Но у Захарова тоже есть жена. Профура такая!

Приезжают американцы в Ясную Поляну. Смотрят — перед ними дом стоит с колоннами и балконами. Поднялись по ступенькам — перед ними дверь сосновая. Остановились американцы, ноги вытерли и — ну в дверь стучать.

— Опен зе дорз! Опен зе дорз!

Стучали, стучали — никто не открывает. Что за фокусы?

Брюс Харпер говорит:

— Давай, приятель, ногой постучим. Ногой — громче.

— О кей. — Джек Виллис повернулся к двери спиной и стал долбить пяткой.

Дверь скрипнула и на пороге появилась заспанная фигура с бакенбардами и в нижнем белье.

— А дверь кто чинить будет? Пушкин?

— Сорри, Лев Николаевич. Мы думаль, что случилось?!

— Я что ли Лев Николаевич? — спрашивает фигура. — Я — Иван Петрович. Лев Николаевич землю пашет. А я — Иван Петрович Сайкин, повар. А Софья Андреевна в гимназии детей учит писать французскими буквами. Никого нету… А вы кто такие? Может вы жулики? К барину теперь одни жулики ездят. Поговорят про соплевершенствование, нажрутся даром и воруют. Третьего дня — чернильницу со стола украли. А вчерась — мою шапку. Вот бесстыжая рожа — как я его за руку схватил, стал брехать, что не мог-де от графа без сувенира уехать!

— О кей! Сувениры! — оживился Брюс Харпер . — Американский сувенир — американская губная гармошка! — Он подул в гармошку и протянул ее Ивану Петровичу Сайкину.

— Ишь! — повар взял. — Видать вы порядочные люди. Ну, проходите… Только, чур, не воровать!

— Время — деньги!

— Не показаль ли ты , парень, где Лев Николаевич пахать?

— Как знаете… Пройдете, господа хорошие, мимо этого сарая, дальше беседка будет, от нее возьмете вправо, так и держите до самой калитки. Хотя, если торопитесь, то можно короче. Там в заборе дырка. — Сайкин показал пальцем — Ну вот, значит — в дырку — а там пруд увидите. В этом самом пруду, — Он почесал подбородок, — кстати, его сиятельство ботинки утопил. Теперь босиком ходит. Буду, говорит, теперь босиком ходить по травке… Справедливый человек… Так вот — пруд обогнете, а там все прямиком через лесок. Как до поваленной сосны доберетесь, так сразу налево с пол-версты, а потом направо. А там уж увидите.

1
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru