Пользовательский поиск

Книга E-mail: белая@одинокая. Содержание - Глава тридцать восьмая

Кол-во голосов: 0

Билл еще больше побагровел.

— Виктория говорит, что могла бы остаться…

— Вот и хорошо, я очень рада, — ответила миссис Макгинли. — Вы все можете остаться, если хотите. Я скоро вернусь.

Билл предпринял еще одну попытку.

— Может, Виктория здесь и переночует? В комнате Эммы. А завтра поездом доберется до Байрона.

— Конечно! И я как раз там прибралась.

Ужасно, но миссис Макгинли не только не замечала нашего смятения — она, кажется, еще и была в восторге от того, что я проведу ночь в ее доме. Уже представляет, как я готовлю целые чаны овсянки и пеку лепешки — или чем там еще занимаются по утрам фермерские жены? Или ей нужна лишняя пара рук — дергать корову за вымя?

Я не могла заставить себя взглянуть на Билла.

— Мы приглядим за Роджером, — услышала я голос Пола.

И он туда же? Хилари с помощником — что может быть страшнее.

В конце концов они просто махнули на меня рукой и дружно выкатились. Джоди, шагавшая впереди, выразительно поглядывала на часы.

— Поезжайте за мной до дома Паскалей, а там я покажу, куда дальше, — донесся из коридора удаляющийся голос миссис Макгинли.

Хлопнула дверь. Я понадеялась, что за руль сядет Диди.

И вот наступила тишина. Деревенская тишина. Мы с Биллом разглядывали стены (Моне слева, Мане справа. Держу пари, его мать эти репродукции специально заказывала).

— Спасибо, что подержала за руку, — сказал наконец Билл.

Я все еще не решалась взглянуть на него, зато услышала в его голосе насмешливые нотки.

— Пройдусь-ка, — сказала я в ответ. — Как-то глупо все.

— Ладно.

— Хочешь чаю или чего-нибудь?

— А… Неплохо бы. С сахаром.

— Полезно от шока?

Боковым зрением я заметила, как он пожал плечами.

— Просто люблю сладкое.

Я отправилась на кухню и смотрела в окно, дожидаясь, пока закипит чайник. В таком доме даже мытье посуды покажется благословением. От банки с чистящим средством взгляд невольно устремлялся за окно — к голубым холмам и розовой полоске неба.

Интересно, который час? Кажется, с момента аварии прошла целая вечность. Когда чайник закипел, я открыла дверцы шкафчика (старомодного, со шторками от мух), чтобы найти сахар. Там стояла чашка с цветочками и надписью «Эмма». Наверное, чашка его сестры. Насколько я помню, имеется еще одна сестра. Замужняя. А вот и другая чашка — большая, с надписью «Майкрософт». Должно быть, Билла. Дикая скука.

Чаю я перелила, так что чашку пришлось нести осторожно, медленно делая шаг за шагом. Времени на это все, видимо, ушло намного больше, чем я думала. Когда я вошла в комнату, Билл спал, свесившись с кресла.

Так я его и оставила, а сама отправилась на прогулку.

Глава тридцать восьмая

По-моему, если у тебя есть ферма, то главное, что она дает, — возможность разбрасывать повсюду барахло. По дороге к двум массивным сараям мне то и дело попадались на глаза ржавые трехколесные велосипеды (представляю, как в детстве Билл врезался на такой железяке во все подряд), автомобильные покрышки, размалеванные лебедями, старая спортивная утварь, обмотанная грязными веревками.

Похоже, собирался дождь. И тут до меня дошло. Моя сумка.

— Скотство!

В гениальном плане Хилари явно имелся пробел: она забыла вытащить из багажника мою сумку. Господи, сделай так, чтобы она вспомнила об этом до того, как они доберутся до ипохондриков Паскалей, и отдала сумку миссис Макгинли.

Но иллюзий я не питала — знала, что этого не произойдет.

Итак, что мы имеем? Одно платье, одну пару трусов, один лифчик и одну пару туфель. Чего мы лишены? Куртки, зонтика, зубной щетки, расчески, ночного крема от Эсте Лаудер, прочей косметики и тампона на всякий пожарный. В общем, в моем распоряжении имелись только кошелек да я сама.

Дождь лил уже вовсю, когда я карабкалась по склону холма. Мое коротенькое цветастое платье, уместное на байрон-бэйском пляже, грозило превратиться в прозрачный кошмар. Просвечивающий халат рядом с ним покажется образцом стыдливости. Я припустила бегом.

В последний раз я бежала вверх по холму под проливным дождем в 1984 году, во время школьного кросса. Оно и видно. Добравшись до ближайшего сарая, я с трудом перевела дыхание.

Чтобы попасть внутрь, пришлось проползти под воротами, запертыми на засов с висячим замком. Здесь было темно, а шум дождя, барабанившего по крыше, буквально оглушал. Хелена Четтл как-то рассказала жуткую историю: забрела однажды в деревенский сарай и нос к носу столкнулась с гигантской змеей.

И где здесь выключатель? Черт, а в сараях бывают выключатели?

Впрочем, я и так могла осмотреться. Хотя половина сарая была завалена сеном, таким притягательным для змей, другую половину превратили в склад. А сеновал кто-то и вовсе оборудовал под кабинет.

В компьютеризованный кабинет — выяснила я, забравшись по лестнице. Вот только интересно, как работает этот компьютер. От педальной динамомашины?

Это было настоящее убежище. Теперь я понимала, почему Билл так скучал по дому все эти месяцы.

Там было тепло и сухо. От дождя я спаслась, но осмотреть себя не мешает. Ну конечно. Выгляжу так, словно вырядилась в оберточную бумагу с веселеньким рисуночком.

Если уж здесь стоит компьютер Билла и хранятся его школьные учебники и призы по плаванию, может, найдется и какая-нибудь одежда?

В конце концов я нашла то, что искала. Одежда лежала в коробке, вместе с парой старых журналов с Элвисом Костелло на обложке, там же хранился длинный полосатый шарф — такие шарфы вяжут девушки на уроках рукоделия для своих парней. Интересно, это связал Резиновый Клювик или какая-нибудь другая давняя подружка?

Я надела старую фуфайку с узкими манжетами, которые впились в запястья, сверху накинула хлопчатобумажную куртку.

Дождь все еще лил как из ведра. Рано или поздно все-таки придется вернуться в дом. И тут я это увидела. В глубине души я что-то в таком духе и ждала. Обувная коробка, перетянутая резинкой, — она лежала в ящиках из-под чая, в самом углу. Даже резинка не могла удержать крышку на месте, наружу проглядывала стопка писем.

Я приподнялась на цыпочки и потянула коробку на себя. Так и есть. Письма от Резинового Клювика. В одном из писем нашлась фотография. Сделанная тем же аппаратом, в тот же день и час, что и снимок, висевший в квартире Билла. Эта фотография ему явно нравилась меньше. Может, не так хорошо веснушки видны.

Тут я услышала шум подъезжающего автомобиля и в панике запихнула коробку обратно.

Спуститься? Должно быть, меня уже хватились. Билл спит в кресле, а меня нигде нет. Выглядит, наверное, так, будто я его отравила.

Высматривая змей, я спустилась по лестнице и пробралась к выходу, снова проползла под воротами сарая и скатилась вниз по склону холма.

Мистер Макгинли нашел машину сына. Она пострадала больше, чем мне показалось раньше: левая сторона смята в гармошку.

Мистер Макгинли увидел меня и помахал рукой. Дождь все не прекращался.

— Доктор от меня поотстал на полмили, — сообщил мистер Макгинли, махнув в сторону дороги.

Я кивнула и побежала в дом. Отец Билла явно не слишком разговорчив и в лучшие времена, чего уж от него ожидать посреди такого потопа.

Когда я вошла в дом, хлопчатобумажная куртка превратилась из серой в темно-синюю. Билл все еще спал.

— Билл.

Он открыл глаза.

— Доктор уже едет, а твой отец нашел машину.

Билл опустил глаза и обнаружил, что лед из пакета растекся по футболке и креслу.

— Принести полотенце?

— Нет. Извини. Я только сейчас сообразил, почему ты здесь. Почему… Откуда это? Мама дала тебе мою куртку?

— Нет, я сама нашла. Ты не против? Хилари увезла мою сумку. А на улице ливень.

— Понятно.

Билл кивнул. Вид у него был ошарашенный. Я хотела сказать, что нашла коробку с письмами Резинового Клювика, но читать не стала… И не сказала.

— Еще чаю хочешь?

Наверное, это все деревенский воздух. Веду себя совсем как его мать.

61
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru