Пользовательский поиск

Книга E-mail: белая@одинокая. Содержание - Глава двадцать третья

Кол-во голосов: 0

ТБ: А вы там у себя напиваетесь?

ПД: Да. Это же Париж.

ТБ: Вам никогда не хотелось съездить в Австралию?

ПД: А вы когда-нибудь приедете во Францию?

ТБ: Только если там начнут производить «Сухие завтраки».

ПД: Может, встретимся посередине?

ТБ: На экваторе.

ПД: У меня будет большой нос.

ТБ: На мне будет старый халат.

ПД: Мадам, мне ужасно неловко.

ТБ: Что случилось?

ПД: Мне надо наведаться в мужскую комнату.

ТБ: Ну, раз это виртуальный ресторан, то почему бы не сходить в виртуальный туалет. Или даже в настоящий туалет. Так, Пьер, кажется, я увлеклась вином.

ПД: Вернусь через пять минут.

И он исчез — точно действительно вышел из комнаты, и все вдруг показалось… Даже не знаю, каким. Реальным? Словно я и в самом деле с кем-то ужинала?

Джоди и Диди как-то завели разговор о тех, кто предназначен человеку самой судьбой, — это было вскоре после того, как они начали встречаться. Диди считала, что людей соединяет невидимая серебряная нить, что-то вроде пуповины. Их может разделять огромное расстояние, но рано или поздно эта нить притянет их друг к другу и они встретятся, как и было предначертано с самого рождения. Кажется, Диди терла живот, когда все это объясняла. Мне тоже захотелось почесаться. Невидимые серебряные нити. М-да.

С Пьером Дюбуа происходило что-то в этом духе. Понимаю, конечно, что я перепила вина, но рассуждаю пока здраво. Я не могу увидеть ПД, не могу почувствовать его запах, услышать его или потрогать. Я не знаю, кто он и где работает. Но что-то вроде связующей нити явно есть. Я же действительно его знаю. Пусть совсем немного, но ведь знаю. Так, значит, — свершилось? Экстрасенс Кара оказалась права? Пока он пропадал в туалете, я представляла себе, как мы встретимся в РМ (в реальном мире, как говорят компьютерщики, — стыдно сказать, я узнала об этом две недели назад). Может быть, может…

Я смотрела на монитор… А вот и он.

ПД: Спасибо, что дождались.

ТБ: Надеюсь, вы вымыли руки.

ПД: Между прочим, забыл. А вот и первое блюдо. Отварной лосось со спаржей и жареным картофелем.

ТБ: Спасибо. Если вы будете продолжать в том же духе, мне придется бежать за едой.

ПД: По-моему, и этот ресторан вполне сносный.

ТБ: Слишком скромный.

ПД: Честно говоря, я был удивлен, что вы оказались свободны в пятницу вечером.

ТБ: У меня нет личной жизни.

ПД: Ну спасибо.

ТБ: Извините.

ПД: Это тоже жизнь. Не оскорбляйте меня.

ТБ: Ну ладно.

ПД: Как вы можете отрицать, что это такая же жизнь? Что вы делаете в первую очередь, когда приходите домой?

ТБ: Проверяю почту.

ПД: Я тоже.

ТБ: Просто это… Ну, понимаете.

ПД: Вы уже рассказали подругам?

ТБ: Нет.

ПД: И я не рассказывал.

ТБ: Почему это до такой степени напоминает роман, ведь я всего лишь смотрю на монитор…

ПД: Рад, что вы так это все воспринимаете.

ТБ: ПД, мне пришла в голову страшная мысль.

ПД: Какая же?

ТБ: Вы уже делали такое раньше. Вы делали это с кем-то еще до меня.

ПД:?????

ТБ: Делали?

ПД: Между прочим, нет. И позвольте мне рожицу — настроение у меня стало:-(

ТБ: О… извините.

Мне действительно было очень жаль. Я всего лишь смотрела на экран, но чувствовала, как он поник где-то там, в парижском Клиши.

ТБ: ПД, извините.

ПД: Все в порядке. Но раз уж вы спросили — это у меня впервые. Вот, подумал о романе в Сети.

ТБ: Итак, вы это сказали.

ПД: Мы тут сознаемся кое в чем, вы это имеете в виду? ТБ: Так мы сознаемся?

ПД: Если хотите.

ТБ: Но я вас почти не знаю.

ПД: Вы почти не знали и всемирно известного Переходного Мужчину, если мне не изменяет память.

ТБ: Да, верно. Кроме того, я должна сделать одно признание.

ПД:???

ТБ: Мне о вас говорил экстрасенс.

ПД: Как?

ТБ: Она предрекла, что я кого-то встречу с помощью компьютера.

ПД: Что значит «кого-то»?

ТБ: Ну что ж, под воздействием алкоголя могу и рассказать. Того, кто мне предназначен судьбой. Она говорила, что я встречу своего избранника с помощью компьютера.

ПД: Отлично. Я рад, что вы под воздействием алкоголя. Спокойной ночи.

ТБ: Это что, все?

ПД: Шучу. Спасибо, что рассказали.

ТБ: И что же вы думаете об этом?

ПД: О чем?

ТБ: Не смущайте меня. О предназначенном судьбой.

ПД: Спокойной ночи, мадам Техноботаник.

ТБ: Как вы думаете, мы когда-нибудь встретимся?

ПД: Ну а вы как думаете?

ТБ: Одному экстрасенсу ведомо:

ПД: Спокойной ночи.

ТБ: Спокойной ночи.

Поверите ли, но мы точь-в-точь как в реальном мире никак не могли закруглиться. Словно какая-нибудь старая парочка вроде принца Чарлза и Камиллы — просто не могли расстаться. У нас на это ушло минут десять. В глубине души я находила это весьма романтичным. Я многое высказала, когда Джоди брала у меня интервью для своего фильма. Я согласилась бы на что угодно в те дни. Даже если бы все происходило только на экране монитора.

А как было бы чудесно рассказать кому-нибудь обо всем. Похоже, мне так и придется сделать, иначе дело кончится самовозгоранием. Вот только с чего начать? «Меня зовут Виктория Ходячий Крах Любовных Отношений, и у меня виртуальный роман с незнакомцем из Парижа». Вот-вот…

В столь поздний час оставалось только одно. После четырех стаканов дешевого вина на пустой желудок меня вывернуло.

Глава двадцать третья

Мы с Кайли добивали последние строчки в этой кошмарной пенсионной кампании и истерически веселились по поводу того, что сами отродясь не платили никаких взносов. И тут тренькнул служебный мобильник. Вот это да. Тысячу лет тому назад я на всякий пожарный случай дала Джоди наш номер, и делать этого явно не следовало. Но что теперь говорить.

— Тебя, — сообщила Кайли.

По счастью, мобильник давно уже превратился в бэтменовское переговорное устройство между Кайли и ее мамочкой в Квинсленде, так что вряд ли у меня возникли бы проблемы из-за личных разговоров. Но на всякий случай я унесла мобильник на кухню — вдруг Бобби застукает и заведет песню о предупреждениях.

Владелец злополучного йогурта прилепил на холодильник новую бумажку. Она гласила: «ХОЧЕШЬ СОЕВОГО МОЛОКА — КУПИ СЕБЕ САМ!!!» И почему я ощущаю укол совести каждый раз, когда вижу эти записки? Я ведь даже не люблю соевое молоко.

— Джоди, ты не вламывалась к нам, чтобы стащить соевое молоко?

— Нет. Что это с тобой?

— Просто ты единственный человек из моих знакомых, кто пьет эту дрянь, — объяснила я. — Ладно, неважно.

— Я насчет твоей мамы, — начала Джоди. — Я подумала, что лучше…

— Знаешь, я категорически против.

— Неподходящее время для разговора? — спросила она.

— Для разговора как раз подходящее.

Я словно воочию видела, как Диди, прикусив губу, подает ей сигналы: «Потом, потом!»

— Слушай, я действительно рассержусь, если ты возьмешь у моей матери интервью насчет ее личной жизни. Понятно? И главным образом потому, что речь пойдет о моем отце. Видишь ли, Джоди, это мои родители.

— Но ты же не видела этого на пленке, Вик, а это просто изумительно. Давай ты посмотришь отснятый материал. Пожалуйста.

— А, так ты уже сняла ее.

— Когда мы выключили камеру, она сказала, что это было словно очищение.

— Когда это случилось?

— Сегодня утром, — ответила Джоди. — Она просто позвонила и попросила приехать.

Моя мать. Когда она только успела? Она же аудитор, работает целыми днями, и времени у нее нет даже на стирку (она как-то предлагала эту работу Диди, но та отказалась), и вот, пожалуйста. Интервью для документального фильма.

— И она говорила о папе?

— Да.

— Грандиозно.

Еще одно развлечение для Дэна с Эрикой, когда они заявятся на Сиднейский кинофестиваль. Все семейство Шепуорт выставлено напоказ. Я несу всякую трогательную чушь про свадьбы, а мама рассказывает, какая подколодная крыса мой отец (ее любимое выражение: «Твой отец, конечно, очень чувствительный, но он такая крыса подколодная»).

38
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru