Пользовательский поиск

Книга E-mail: белая@одинокая. Содержание - Глава двадцать вторая

Кол-во голосов: 0

Что мне еще вам сказать? Удивляюсь, что вы дочитали до этого места. Но в любом случае спасибо. Надеюсь, еще встретимся. Техноботаник (может, в 2020 году откроем свое инкогнито. Ха).

Как только я отключилась от Сети, зазвонил телефон. Какое-то совершенно безумное мгновение мне казалось, что это он, Пьер. Потом до меня дошло, что кто-то целую вечность пытался до меня дозвониться.

— Каждый раз, только я набираю номер, — какой-то странный звук!

Мама.

— Извини, это Сеть.

— Это что?

— Интернет, — пояснила я.

— Ах, Интернет…

Я так и знала, что мама немедленно сменит тему, — именно это она и сделала. Я замечала такое за людьми, которые в течение своей жизни получили слишком много информации. В их мозги загрузили столько всего: кубинский кризис, Мерилин Монро, «Битлз», высадка на Луну, противозачаточные таблетки. И для новой информации просто не осталось места. Думаю, мою маму еще в 1977 году добил Джонни Роттен.[14] Он был последней каплей. Последний бит, который поместился в ее голову. Последний пустячок в виде панк-рока, и — щелк — мамин мозг закрылся.

Кое-что, разумеется, туда просачивается. Этот чертов Ральф Файнс, например. Но никаких Джанни Версачи, девятидюймовых ногтей и всего тому подобного. Не то чтобы я сама обо всем таком думала, но…

— В общем, я по поводу фильма. Фильма твоей подруги, Джоди.

— Да?

— Она звонила мне, — сообщила мама, — сказала, что им нужен голос сильной женщины в возрасте.

— Только голос?

— Н-нет.

— Я запрещаю! — вырвалось у меня.

— Но почему? Джоди просто в отчаянии, Виктория, иначе она бы не стала мне звонить.

— Я убью ее.

— Что в этом плохого? Джоди сказала, что ты тоже участвуешь.

— Мама, поверь мне, — произнесла я раздраженно, — этот фильм не для тебя.

— Ну и что же это за фильм в таком случае?

— Скажем так: Ширли Маклейн там не снялась бы.

— О-о.

Конец разговора. Я-то знала, что Ширли Маклейн сработает.

— Это совсем другой тип фильмов. Не в твоем вкусе.

— А-а.

Я почти готова была сказать ей про Хилари и Натали — очень пришлось бы к слову. И тогда можно было не сомневаться, что безумная идея Джоди вовлечь в свой фильм мою мамочку так и не претворится в жизнь. Но я решила все-таки не перегружать маму новостями. Сами понимаете.

Глава двадцать вторая

Может, потому, что был вечер пятницы, но только одиночество казалось еще невыносимее, чем обычно. Я слышала, как на улице гогочут какие-то молодые девчонки. Одна из них хихикала: «Норман! Нет! Нет! Норман!..» — и ясно было, что она от души веселится со своим Норманом. По телевизору смотреть было нечего. Хелена Четтл бормотала, что пригласит меня как-нибудь на обед, но явно не сегодня. Архитекторша Кэрри, которая была еще и подругой Дэна, таинственным образом исчезла из моей жизни, а ведь она нередко оказывалась очень кстати по пятницам. И даже «Грозовой перевал», энергичная музыка и орешки кешью меня бы сейчас не спасли. Вечер пятницы. Мне тридцать. Я жива. Так почему же я одна?

Поймав себя на мысли, что следовало бы полюбезнее обойтись с Лаймом, я забеспокоилась не на шутку. А также изо всех сил убеждала себя не смотреть на компьютер, не превращаться в интернетную маньячку или в дуреху, у которой есть любимый секрет. И вот я уже включаю модем и наблюдаю, как загораются зеленые огоньки. И взгляд у меня безумный, как у старух, которые пялятся на игральные автоматы. Свершилось. Я одержима. У меня не осталось ни надежды, ни достоинства.

Меня ожидало письмо. От него. Господи, благодарю тебя.

Кому: shep@mpx.com.au

От кого: pierre@netshop.com.fr

Тема: Ужин сегодня вечером (по вашему времени)

Дорогая мисс Техноботаник, если вы свободны в эту пятницу вечером, может, согласитесь отужинать со мной? Я знаю одно прекрасное местечко неподалеку. И не захватите ли вина? В любом случае, если у вас есть такая возможность, давайте договоримся на восемь вечера. Настало время познакомиться поближе (рожица, рожица). Пьер.

Киберонанист придурочный. Вот, значит, до чего дошла моя жизнь? Я даже не могла позвонить Хилари и рассказать ей об этом послании — ведь Хилари дома не было, усвистела куда-то с Натали! Да и потом, я же им так ничего и не сказала. И вообще никому.

Может, надо было расколоться, но вдруг мне посоветовали бы остановиться? Это же явно ненормально. Веду себя как полная идиотка. И кому только сказать — ужин в киберпространстве, ха! Хелена Четтл так бы не поступила. Счастливая женщина! Хочу быть Хеленой Четтл.

Без десяти восемь я подключилась к каналу. К нашему каналу. На кухне я стащила со шкафа бочонок красного вина, отыскала стакан и подсела к компьютеру. Глупо. Очень-очень глупо. А он уже был там. Словно я ожидала чего-то другого.

ПД: Привет. Рановато вы сегодня.

ТБ: Это лучше, чем опаздывать.

ПД: Выглядите потрясающе.

ТБ: Откуда, черт возьми, вы можете это знать?

ПД: Ну же, подыграйте мне.

ТБ: На мне старенький серый ситцевый халат, через который просвечивают соски. И выглядит он отнюдь не шикарно. Спереди пятно от яйца.

ПД: Прекрасно, это как раз в стиле ресторана. Простите, я только сейчас понял, что вы напечатали слово «соски». Минуточку…

ТБ:…

ПД: Благодарю.

ТБ: Мы едим?

ПД: Я уже все для вас заказал.

ТБ: Это только мое воображение или сегодня вы действительно коварнее, чем обычно?

ПД: Если бы мы действительно ужинали вместе, вы не сказали бы этого.

ТБ: Да?

ПД: Ну, так что же?

ТБ: Ответьте мне честно. Вы ведь считаете себя отчаявшимся?

ПД: Разве?

ТБ: Не знаю, и это меня тревожит.

ПД: Ладно. Похоже, вечер удастся.

ТБ: А вы знаете, что я здесь пью вино?

ПД: Это хорошо. Я тоже пью.

ТБ: В самом деле?

ПД: Божоле.

ПД: Австралийское красное бочковое.

ПД: Лучше чем ничего. Возвращаюсь к вашему вопросу: отчаялся ли я? Нет, не отчаялся. Я вдали от дома. В стране, где люди говорят на чужом языке, а моя бывшая подруга далеко-далеко. Я увлекаюсь чатами, и однажды вечером повстречал самую интересную женщину из всех, с кем сталкивался за последний год.

ТБ: О, заткнитесь.

ПД: Так с чего мне отчаиваться?

ТБ: Мне бы хотелось, чтобы вы назвали свое настоящее имя.

ПД: Позже, мадам.

ТБ: Так значит, у нас будет «позже»?

ПД: Что ж, я искренне на это надеюсь.

Это было так удивительно: пить красное вино и общаться с компьютером. Когда я взглядывала на свой стол (ну ладно, старый Джодин массажный стол), у меня невольно возникало ощущение, будто это картинка-головоломка из газеты. Найдите разницу. Один фрагмент лишний; дети, угадайте какой? Правильно. Бочонок красного вина среди компьютерных дисков, скрепок, ручек и кип бумаги.

ТБ: Узнаю ли я когда-нибудь, как вы выглядите?

ПД: А это так важно?

ТБ: Да.

ПД: Ну, я не могу расхваливать себя. В конце концов, я же мужчина.

ТБ: У вас усы, похожие на велосипедный руль?

ПД: Нет.

ТБ: Козлиная бородка?

ПД: Нет.

ТБ: Бакенбарды?

ПД: Нет.

ТБ: А нос какой?

ПД: Как у Жерара Депардье.

ТБ: Нет, правда.

ПД: Немного великоват.

ТБ, неужели внешность значит для вас так много?

ТБ: Ну, ладно. Только не говорите, что вы не представляли, какая я.

ПД: Прекрасная внутри.

ТБ: Негодяй!

Глоток, другой. Вино было отвратное, но я уже дошла до стадии полного автоматизма. А вниз по странице бежали слова, и я вошла в этот ритм: фраза, глоток, фраза, глоток. Такой флирт — это же просто немыслимо. Будто два оленя сшибаются рогами. Господи, похоже, я набралась.

ТБ: Знаете, Пьер, это бочковое вино довольно крепкое.

ПД: Интересно, начнет ли у вас заплетаться язык.

вернуться

14

Член панк-группы «Секс пистолз».

37
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru