Пользовательский поиск

Книга E-mail: белая@одинокая. Содержание - Глава пятнадцатая

Кол-во голосов: 0

— И что, — произнесла я наконец, — если это женщина — это уже что-то более личное?

— Ну, это новое. Что-то совершенно новое. Что бы ты хотела узнать?

— Главный вопрос: это теперь что, до конца жизни?

— С тем же успехом я могу спросить, считала ли ты, что Лайм — это до конца жизни, — заметила Хилари.

— Нет. Я не про то. В смысле — быть розовой. Ты розовая?

— Нет, — быстро ответила она и тут же поправилась. — Не знаю. Может быть. Но она мне нравится. Просто она мне нравится.

— Расскажешь, как это вышло?

И Хилари моментально стала вся по-девичьи смущенная и довольная — словно у нее спросили о потенциальном ухажере. Хотя, если учесть, что речь шла о женщине, то вот так вздергивать носик и накручивать прядь волос на палец довольно странно. Впрочем, неважно.

— Для некоторых упражнений нам надо было разбиваться на пары.

— А, понятно.

Хилари передернула плечом.

— Она всегда выбирала меня. Ее зовут Натали. Как-то вечером мы выпили сто сорок семь коктейлей в «Паддингтоне».

— И она тебя обставила, или как?

— Конечно, она меня обставила. Ты же знаешь, у меня со всеми сначала так.

Тут она подхватила газету и углубилась в раздел недвижимости — верный знак того, что разговор окончен. Я заподозрила, что вот это и называется — объявить о своей гомосексуальности. Я, Виктория Шепуорт, женщина девяностых, впервые в жизни стала свидетельницей того, как человек объявил о своей гомосексуальности. Я зачем-то начала взбивать диванные подушки. Клянусь, в жизни подушек не взбивала. Это что, такая реакция?

— Конечно, я могу пообедать с Биллом, если там еще кто-нибудь будет, — немного помолчав, сказала Хилари. — Ну, понимаешь. Только не надо мне ничего организовывать.

— Ох…

— Но все-таки спасибо.

— Ладно… А Джоди знает?

— Разумеется.

И я почувствовала себя уязвленной.

— Ты что, думала, я как-то не так отреагирую?

— Нет. Но всему свое время, верно? Ты была занята, и я была занята. Это совсем не то, как если бы мы с Джоди и Диди от тебя что-то скрывали.

— Если не считать того, что вы и скрыли.

— Вик, что ты так бесишься?

И вот о чем Хилари думала, хотя и не говорила этого вслух: она ведь ждала, как я за нее обрадуюсь. И поскольку сказать нам больше было нечего — потому что я рта не решалась открыть из опасения ее обидеть, — мы сменили тему, отыскали в газете какой-то фильм и отправились в кино.

Знаете, как это бывает: некоторые фильмы запоминаешь только по тому, какое тогда было настроение или с кем ты его смотрела. Я сразу могла сказать, что сейчас именно такой случай. Мы покупали билеты, а я думала об одном: этот фильм я смотрю в тот день, когда Хилари сообщила мне, что она лесбиянка.

Весь сеанс я ловила себя на мыслях: имеет ли это теперь для Хилари хоть какое-нибудь значение? И не коробит ли ее обнаженное мужское тело, мелькающее на экране? И во что превратятся наши совместные походы в кино? Что, больше никаких картин с голыми мужчинами? Или она думает, этот фильм я выбрала специально — показать свое превосходство?

Но когда зажегся свет, она была все той же Хилари. Несомненно. Стонала из-за стоимости билетов, из-за того, какой же Роберт Карлайл все-таки коротышка и как она никогда не наедается попкорном.

Будь я хорошей подругой, я бы надеялась, что эта Натали, или как там ее зовут, окажется Единственной. Или, по крайней мере, Той Самой. Но что поделать — я никогда не была достаточно сознательной. Леон Мерсер, студент-радикал, вам бы это подтвердил. Я была девчонкой, которая запустила руку в Фонд рабочих-социалистов, чтобы купить себе шоколадку. А теперь я — женщина, лучшая подруга которой объявила о своей гомосексуальности, и я молюсь, чтобы все поскорее стало как прежде.

Глава пятнадцатая

Я только-только сделала новое открытие в Интернете: оказывается, там сохраняется список сайтов, куда ты наведывался. Проведя большую часть воскресного утра он-лайн (как круто — вворачивать словечки вроде «он-лайн»), я этот список проверила.

Таро

Людей-Кошек

Таро

Райдер-Уэйт

Спросите Мистическую Молли

Страничка И-Цзин

Восхитительно. Существует триллион всевозможных сайтов, с использованием самых продвинутых технологий, доступных женщинам и животным, но все, что меня занимает, — это детские гадания, которыми я развлекаюсь, сидя на горе подушек в своем вертящемся кресле. А с другой стороны, для чего тогда вообще нужен Интернет?

Сколько бы я ни спрашивала о том, что меня волнует, нужного ответа я так и не получила. Лайм не вернется, Дэн не вернется. Повторяйте за мной… Нет, похоже, это все-таки был Безумный Месяц. Я клялась, что со мной такого не случится, — и вот, пожалуйста, именно это со мной и творилось. Сначала — Безумный День, потом — Безумная Неделя и вот теперь — полноценный Безумный Месяц. Похоже, я бью рекорд Хилари. Вообще-то у меня явно случился полноценный лунатический сдвиг. Оставалось только приняться за корочки бисквитов и целый месяц не вылезать из махрового халата.

Между делом я набрела на какого-то типа по имени Говорящая Пуля Курта Кобейна и очень разволновалась — мне казалось, будто я попала в самые глубины мира рок-музыки. «Если загадки чьей-либо жизни не дают вам покоя, — гласило объявление, — Говорящая Пуля Курта Кобейна поможет вам найти ответы на вопросы. Панк-поэт гранжа стоит по ту сторону, готовый помочь вам в разрешении самых трудных проблем. О чем вы хотите спросить Курта Кобейна?»

Наверное, самое разумное было бы спросить, что он думает по поводу новой прически Кортни Лав. Но раз уж в моих странствиях меня занесло в такие дебри, я чувствовала себя просто обязанной узнать вот что:

ВСТРЕЧУ ЛИ Я ТОГО, КТО МНЕ ПРЕДНАЗНАЧЕН СУДЬБОЙ, В ИНТЕРНЕТЕ?

И тут произошло нечто действительно странное — если не считать того, что после нескольких часов, проведенных на беспорядочно накиданных подушках, у меня окончательно одеревенела задница. Экран словно замерз, и мерцающая буковка «N» в углу застыла в неподвижности. Конечно, если говорить откровенно, странного тут ничего не было. Билл говорил, что когда забираешься в Паутину, такое может случаться по десять раз за день. Но вдруг Курт Кобейн действительно пытался мне что-то сказать? К примеру — не будь чокнутой дебилкой. Или — используй Интернет для чего-нибудь дельного, а не завязывай контакты с мертвыми рок-звездами из Сиэтла, у которых одна мечта — чтобы их оставили в покое.

Чтоб тебя, Кара из «Хрустальных контактов»! Лучше бы я о тебе никогда и не слышала. Хилари была абсолютно права, это что-то вроде наркотика. «Встретишь того, кто предназначен, с помощью компьютера». У меня это даже где-то записано. Храню как свидетельство. Правда, сколько я эту бумажку ни искала, так и не смогла найти. Ее не оказалось ни под грудой веревок, ни под клейкой лентой, ни под скобками для бумаги, ни под прочим хламом, страсть к которому я унаследовала от мамы. В спальне бумажки тоже не оказалось. И хотя я порой и засовываю вещи вроде фотографий или любовных записок (ха!) в старый кожаный блокнот, там также не было нужного листка.

Ну и что делать, если ты покинута, разочарована, пребываешь в смятении, а съесть фруктовое полено или шоколад с орехами не решаешься? Существует, кажется, только одно средство — старое, но надежное. Две подушки под голову, энергичная музыка, пакетик орехов кешью (купила в лавке здорового питания — наверное, пойдет) и «Грозовой перевал».

Я как раз добралась до сцены, где призрак Кэти возникает за окном, когда произошло что-то странное. Из книги выпал листок бумаги с предсказаниями Кары. Вот они — выведены моими каракулями. Компьютер необходим ближайшие полгода. Не для работы. Встречу замечательных людей. Встречу Его. Вот оно. Компьютер не для работы. Понятно? Лайм — с работы. А Он — нет!

И вот, пока я перелистывала страницы, в голове постоянно зудело: ну почему Кара, если она такая блестящая гадалка, не предупредила меня насчет Лайма? Могла ведь выручить. Коротенькое предостережение: «Я вижу Голубые горы. Вижу бежевые покрывала. Вижу узелки на презервативах, полный крах…» — ну, что-то такое, понимаете?

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru