Пользовательский поиск

Книга Легенда о малом гарнизоне. Содержание - 11

Кол-во голосов: 0

11

Они проснулись легко и сразу. Всех разбудил один и тот же звук: – над самой головой скребли по броне чьи-то подкованные ботинки. Человек обошел башню, заглянул, не открыт ли передний люк, сел верхом на пушку и опять, сопя и тихо ворча, принялся за прерванное только что занятие – открывание верхнего люка.

– Кончай, Ганс, – закричали ему издали. – Какого дьявола ты там застрял?

– Один момент. Видишь? – люк заклинило, никак не открою.

– Плюнь ты на это дело. Еще на мину нарвешься.

– Не может быть здесь мины. Они так быстро удирали, что им такое и в голову не могло прийти. И почему именно этот танк, если другие не заминированы?

– Это, по-твоему, танк? Ты обознался, милый Ганс. Это мусорный ящик.

– Нет уж, я его не пропущу. Я на всю жизнь запомнил, как Бадер по дороге на Реймс у меня на глазах вытащил из танкетки сейф с казной.

– Кончай, кончай, Ганс, – послышался третий голос, и рядом с машиной прошелестела трава. – Лейтенант ждет на дороге. Если мы задержимся, он нам такую жизнь устроит…

– Да, да, я сейчас… Ах, где я здесь видел ломик…

– Ну черт побери! Что случится, если ты один танк пропустишь?

– Не могу его пропустить. Понимаешь? Не могу. Пусть я осмотрю миллион танков и не найду своего клада – что ж, такова, значит, моя удача. Но если я буду знать, что один пропустил из-за какого-то лейтенанта… Да мне же не будет покоя до самой смерти!

– Если хочешь знать, из-за таких вот, как ты, типов у наших трофейных команд репутация мародеров… Через нижний люк пробовал?

– Нет. Задурили вы мне голову…

Он спрыгнул на землю, обошел танк, присел на корточки и заглянул под днище. И встретился взглядом с Ромкой, который, неслышно открыв люк и выбравшись из него, стоял на четвереньках в нерешительности, нападать первым или же подождать еще – авось немцы уйдут.

Немец был маленький, толстый, с короткими полными ручками, с тем характерным разрезом чуть опущенных к концам глаз, которые придают любому лицу жалостливое выражение. Это было такое тыловое, такое мирное лицо, что военная форма на немце казалась чем-то чужеродным. Кстати, он был и без оружия. Его винтовка стояла здесь же, прислоненная к танку, но до нее – несколько шагов; а Ромка держал в руке «вальтер».

Немец не пытался бежать и кричать как будто не собирался тоже. Он не первый год был на войне, насмотрелся и наслушался всякого; перед ним было дуло «вальтера», и он терпеливо ждал, что за этим последует.

Что с ним делать?

Ромка не знал, как по-немецки будет «руки вверх» или «подойди ко мне», но стоило прижать палец к губам, а затем показать знаками: мол, полезай сюда, – и немец послушно полез под танк.

Пусть посидит здесь, рассудил Ромка, попятился на четвереньках, вылез наружу, только собрался встать – и вдруг увидел рядом с собой на земле тень человека. Человек стоял у него за спиной. Человек в каске. Ясно – немец: кому ж еще тут быть…

Он никогда бы не обратил внимания на эту тень, да сказалась служба на границе: глаз помимо воли подмечал каждую мелочь.

Это длилось доли секунды.

Тень двигалась. Что делал враг – Ромка не успел ни заметить, ни понять. Он перекатился через плечо и еще в падении выстрелил не глядя, наугад в направлении немца. А потом выстрелил еще раз – опять не целясь, потому что продолжал катиться; силуэт немца в бледном выгоревшем мундире лишь на миг мелькнул перед глазами.

Обе пули прошли мимо.

– Ах, собака фашистская, – бормотал Страшных; растирая левой рукой бедро, в которое угодил удар прикладом. – Ах ты, собака, да ведь если с такой силой трахнут по башке – шариков потом не соберешь! Бьет со спины, без предупреждения… Бандюги какие-то, а не солдаты!..

Перед танком, на месте секундной схватки, было пусто. «Значит, сидит с той стороны, ждет, пока я выгляну, чтобы ухлопать».

Ромка стремительно привстал, готовый тут же спрятаться.

Никого.

Ромка стал красться вдоль танка – и вдруг увидал сразу всех трех немцев. Пожилой толстяк был уже далеко, он тяжело бежал к мотоциклу по рыхлому, развороченному гусеницами дну лощины и даже не оборачивался. Возле мотоцикла, спрятавшись за него и пристроив винтовку на багажник, сидел на корточках второй. Третий (это он едва не убил Ромку) был ближе всех. До него выло метров двадцать. Он неторопливо отступал, перебегая от укрытия к укрытию, и едва увидел Ромку – выстрелил не целясь. Тотчас же хлопнул выстрел из-за мотоцикла.

«Пугаете? На авось хотите взять?..»

Страшных неторопливо, старательно прицелился. Мимо…

Прицелился еще старательней. Опять мимо! Что за дрянь оказался «вальтер»!

Не обращая внимания на выстрелы немцев, Страшных забарабанил рукояткой «вальтера» по броне.

– Герка, ты видишь их?

– В натуральную величину.

– А ну попробуй из пулемета.

Но из пулемета не пришлось. Едва башня танка начала поворачиваться, немцы разом ухватились за мотоцикл и откатили его за крайний БТ. Третий немец тоже больше не появлялся. А потом пограничники услышали удаляющийся треск мотоцикла уже за скалой, за которой ложбина поворачивала к шоссе.

– Ото б и нам добра умотать – у другий бок, – сказал Чапа.

Тимофей был без сознания. Его вынесли наружу, и, пока Залогин и Страшных выкладывали возле башен обоих БТ пирамидки из фугасных снарядов, Чапа смастерил носилки. Он сделал их на совесть, с ременными заплечными петлями, а то ведь тащить носилки руками – надолго не хватит. Он еще возился с носилками, когда в конце лощины появились немцы. Хорошо, что их заметили вовремя. Страшных развернул башню тридцатьчетверки и ударил по ним осколочным. Прицелиться он не успел, выстрел был явно неудачным, но немцы залегли. Второй выстрел был получше, а после третьего они отступили за скалу. Тут в люк заглянул Залогин и сказал, что они уже готовы, сейчас понесут Тимофея; через пять минут можешь с этим делом кончать. Ага, сказал Страшных, и для острастки еще дважды ударил осколочными под скалу, потом зарядил орудие фугасным, старательно прицелился под башню БТ, где лежали снаряды, и промазал. Он и во второй раз промазал, но после третьего рвануло так, что от БТ почти ничего не осталось. Другой БТ удалось уничтожить с первого же раза. Страшных еще немного задержался, чтобы взорвать тридцатьчетверку, а потом неторопливой рысью побежал за товарищами.

37
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru