Пользовательский поиск

Книга Баллада об ушедших на задание. Содержание - 11

Кол-во голосов: 0

– У меня уже были такие случаи, – сказал капитан Сад.

– Вы уже много знаете, Володя. Для своих лет очень много. Я даже боюсь сказать, хорошо ли это.

– Мы можем встретить здесь партизан?

– Нет.

– Это точно?

– Абсолютно. Их давно уже здесь нет. Год, как нет.

– Так даже лучше. Не люблю сюрпризов. – Капитан Сад еле слышно засмеялся. – Но дед каков! Бодливый. Представляю, за кого он нас принял!

– Он мне не понравился, Володя.

– Разве я говорю, что он понравился мне? Он держался так, словно мы с ним из одного сундука довольствие получаем. Но все равно не доверял.

– Это все война. – Алексей Иннокентьевич чуть потянулся. Какое наслаждение! слов нет. – Если б она только убивала… Когда убивают, Володя, это, может быть, еще не самое худшее. Но она развращает. Она плодит духовных калек. Циников… Она приучает людей никому не верить. Никому! Ни одному человеку! – и хуже я ничего не могу представить.

Малахов открыл глаза.

Капитан Сад наклонился к нему.

– Вы уже можете идти?

Малахов чуть замешкался с ответом – и пропустил еще один удар (а капитан Сад и не подозревал, как он делает больно; он проявлял искреннюю заботу, но ведь давно известно, что дорога в ад вымощена добрыми намерениями).

– Осталось совсем немного, Алексей Иннокентьевич.

Малахов выпрямился.

– Да-да, конечно… Я вас не задержу.

Дорога через мост была хорошо накатана, но людских следов было мало. Норик Мхитарян сказал, что колеи накатаны немецкими армейскими телегами; это видно по ширине колеи; ничего конкретней назвать он был не в силах, потому что сегодня здесь промчался в сторону замка на хорошей скорости бронированный вездеход, и если до него на дороге можно было что-нибудь прочесть, то сейчас это было исключено – все присыпала тончайшая многодневная пыль.

Капитан Сад запретил разведчикам выходить на дорогу, и они потянулись по расчищенной от кустарника обочине. Впереди и сзади – метрах в двухстах – шли дозоры.

Вскоре перед ними открылась большая поляна; рисковать не стоило, и они сделали крюк – обошли ее вдоль самой кромки леса. Но едва снова выбрались к дороге, лес опять отступил, и они увидели часовню. Она стояла на открытом месте, дальше был заливной луг, огромный – до самых холмов на горизонте; и по нему изредка – всего несколько штук – дубы. А в конце луга был замок. Солнце уже выбрало ложбинку между холмами, и тени вытягивались на десятки метров, сливались одна с другой – готовились к своему недолгому торжеству.

– Жаль, – сказал капитан Сад. – А я рассчитывал опереться на эту часовню. Готовый дот. Держать в ней круговую оборону было бы даже приятно. Однако это западня.

В полутораста метрах от дороги, в лесу, они нашли маленькую полянку. Ее перегораживал ствол упавшего бука. Дерево было не старое, почти без следов тления; буря свалила его не дальше, чем год назад: с вывернутого корневища непогода смыла еще не всю землю, и на дне ямы коричневая глина была почти не тронута травой.

– Норик, сегодня накормим ребят горячим, – сказал капитан Сад. – В этой яме костер скрыт хорошо. Но дым… Значит, до десяти придется потерпеть.

– Все понял, джан. Сделаем.

– Один дозор к дороге – с пулеметом. Больше не понадобится. Но кромку леса надо прочесать непременно. Всю.

– Ты надеешься, джан, что гостеприимный хозяин уже все приготовил для встречи?

– Разговорчики, лейтенант! – командир ткнул пальцем. – Сейчас со мной пойдут Ярина и «студенты». Иван Григорович, прихватите цивильное.

«Студенты» – это было прозвище сержантов Сергея Сошникова и Рэма Большова. У Сошникова было еще одно прозвище – «Технолог», хотя вряд ли даже капитан Сад мог бы вразумительно растолковать, что это слово означает. Но не прилипнуть к Сошникову оно не могло. Когда он появился в роте впервые, капитан Сад, представляя его будущим товарищам, сказал, оглядывая долговязую, поражающую своей худобой фигуру новичка: «Вот у нас появился еще один славный воин, между прочим, образованный человек, в институте учился. На кого ты учился в институте?» – спросил он у Сошникова, и тот ответил, что на технолога. Все даже растерялись, настолько это было непонятно; но прозвище уже прилипло навечно, хотя никто еще об этом не догадывался.

Рэм Большов учился в университете и успел перед войной закончить первый курс юридического. Он всем это рассказывал, и слово «юрист» не сходило с его языка; под конец он отбросил дипломатию и уже прямо говорил, что в прежней части его звали только «Юристом», и ему это очень нравилось. Не помогло. «Может быть, и так, может, где-то тебя и в самом деле кто-нибудь так называл, – сказали ему. – Но для нас ты Рэм. Чем плохо? Рэм – и этим все сказано».

Рэм Большов, пожалуй, был единственным в разведроте (не считая самого Сошникова, разумеется), кто мог бы легко объяснить, что означает слово «технолог». Только у него никто не спрашивал об этом.

– Сначала осмотрим часовню, – сказал капитан Сад.

Изготовив автоматы к бою, четверо разведчиков охватили часовню полукольцом и осторожно приблизились к ней. Часовня была пуста. Она была очень старая, с высокими прямыми стенами, с маленькими зарешеченными окошками метрах в трех над землей. Штукатурка снаружи пообвалилась, и кирпич успел потемнеть, но не крошился. Люди строили – и думали о тех, кто будет после них.

– И кирпич хорош и раствор. Как из железа! – Ярина обошел вокруг, гладил кладку, пробовал цемент тесаком. – Вот работа! Мечта, а не работа. Добрый человек ее ладил.

Впрочем, черепичная кровля во многих местах была проломлена. Снаружи это не бросалось в глаза, но находиться внутри без привычки поначалу было даже страшновато: стропила сгнили совсем и держались только на железных болтах и скобах. Небо вливалось через проломы. В его густой синеве еще сохранилось достаточно силы, чтобы искажать перспективу, отчего проломы казались большими, чем были на самом деле.

Хотя часовня была безнадежно запущена, все же за ней кто-то следил. Стены почти опрятны, обвалившаяся штукатурка выметена; под большим деревянным распятием горела лампада. Глаза Христа были закрыты, лицо покойно. Он умер, догадался капитан. Он сделал свое дело и с чистой совестью умер.

25
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru