Пользовательский поиск

Книга Первая красотка в городе. Содержание - СОВОКУПЛЯЮЩАЯСЯ РУСАЛКА ИЗ ВЕНЕЦИИ, ШТАТ КАЛИФОРНИЯ

Кол-во голосов: 0

– я хочу у вас отсосать ХУЙ у вас, чувак! ВОТ чего я хочу!

– я бы воздержался.

в комнате уже висел толстый слой сигарного смога. пыхал Хокли что надо. он вскочил с кресла. походил вокруг. сел. вскочил с кресла. походил вокруг.

– я, наверное, схожу с ума, – сказал Эйнсуорт Хокли. – я постоянно думаю о хуе. я раньше жил с этим 14-летним пареньком. огромный ХУЙ! господи. ОГРОМНЫЙ!

он однажды его прямо у меня перед носом отбил, никогда этого не забуду! а когда я учился в колледже, там все эти парни по раздевалке ходили, типа крутые такие, знаете? а у одного ЯЙЦА висели до самых КОЛЕН! мы, бывало, звали его ВОЛЕЙБОЛИСТ ГАРРИ. так вот, когда ВОЛЕЙБОЛИСТ ГАРРИ кончал, крошка, это был пиздец ВСЕМУ!

как взбитая сметана из пожарного крана хлестала! а когда эта штука высыхала…

чувак, по утрам ему приходилось простыню бейсбольной битой выколачивать, шелупонь стряхивать прежде, чем в прачечную отдавать…

– вы сумасшедший, Эйнсуорт.

– я знаю, я знаю, я вам про то же САМОЕ! хотите сигару?

Хокли ткнул ему сигарой прямо в рот.

– нет-нет, спасибо.

– может, вам хочется у МЕНЯ хуй отсосать?

– ни малейшего желания. ладно, чего вы хотите?

– у меня есть идея такого рассказа, чувак.

– хорошо. напишите его.

– нет, я хочу, чтобы вы послушали.

Мэйсон промолчал.

– ладно, – сказал Хокли. – вот она.

он забегал вокруг, пуляясь дымом.

– космический корабль, понимаете? 2 парня, 4 тетки и компьютер. и вот они рассекают по открытому космосу, понятно? дни, недели проходят. 2 парня, 4 тетки, компьютер. у теток уже все аж чешется. им хочется, понимаете? понятно?

– понятно.

– но знаете, что происходит?

– нет.

– два парня решают, что они гомосексуалисты и начинают заигрывать друг с другом. на теток – ноль внимания.

– ага, это как бы смешно. так и напишите.

– постойте. я еще не закончил. эти два парня заигрывают друг с другом. это омерзительно. нет. это не омерзительно! как бы там ни было, тетки подходят к компьютеру и открывают дверцы. и внутри компьютера – 4 ОГРОМНЫХ хуя с яйцами.

– безумно. пишите.

– постойте, постойте. но не успевают они и одного хуя цапнуть, как у машины появляются рты с жопами, и вся эта чертова механика пускается в оргию САМА С СОБОЙ. черт побери, вы можете себе такое вообразить?

– ладно. пишите. мне кажется. мы сможем это использовать.

Эйнсуорт зажег еще одну сигару, походил взад-вперед.

– как насчет аванса?

– нам один парень уже должен 5 рассказов и 2 романа. а от сроков отстает все больше и больше. если так будет продолжаться, он станет хозяином всей компании.

– тогда дайте мне половину, какого черта. полхуя лучше, чем никакого.

– когда мы сможем получить рассказ?

– через неделю.

Мэйсон выписал чек на $75.

– спасибо, крошка, – сказал Хокли, – ты и теперь уверен, что нам не хочется друг у друга хуй отсосать?

– уверен.

и Хокли ушел. Мэйсон вышел к секретарше. ее звали Франсин.

Мэйсон взглянул на ее ноги.

– это платье – довольно короткое, Франсин.

он не отрывал взгляда.

– такой стиль сейчас, мистер Мэйсон.

– зови меня просто “Генри”. мне кажется, я никогда раньше не видел таких коротких платьев.

– они становятся все короче и короче.

– у всех, кто сюда заходит, от тебя по-прежнему встает. а потом они идут ко мне в кабинет и несут ахинею, как полоумные.

– ох, да ладно вам, Генри.

– даже у меня от тебя встает, Франсин.

та хихикнула.

– давай, пошли пообедаем, – сказал он.

– но вы же никогда меня на обед не приглашали.

– ах, так есть кто-то другой?

– О, нет. но сейчас же только пол-одиннадцатого.

– какая, к дьяволу, разница? я внезапно проголодался. очень проголодался.

– ладно. тогда секундочку.

франсин извлекла зеркальце, поиграла с ним немножко. затем они оба встали и вышли к лифту. в лифте они ехали совершенно одни. по пути вниз он сграбастал Франсин и поцеловал ее. пахла она малиной с незначительным привкусом кариеса. он даже облапал ей одну ягодицу. она для проформы посопротивлялась, слегка прижимаясь к нему.

– Генри! я прям не знаю, какая муха вас укусила! – хихикнула она.

– я всего лишь мужчина, в конце концов.

в вестибюле здания стоял киоск, где торговали конфетами, газетами, журналами, сигаретами, сигарами…

– одну минуточку, Франсин.

Мэйсон купил 5 сигар, огромных. зажег одну и выпустил гигантский фонтан дыма.

они вышли на улицу, ища, где бы поесть. дождь перестал.

– вы обычно курите перед обедом? – спросила она.

– и перед, и после, и между.

Генри Мэйсон чувствовал себя так, будто он совсем немножко сходит с ума. все эти писатели. да что с ними такое, к чертям собачьим?

– эй, вот неплохое местечко!

он придержал дверь, и Франсин вошла. он – за ней.

– Франсин, как же мне платье твое нравится!

– правда? ой, спасибо! у меня есть целая дюжина похожих.

– правда?

– умм-гумммм.

Мэйсон отодвинул ей стул и смотрел на ее ноги, пока она садилась. потом сел сам.

– господи, я проголодался. венерки из головы не идут – интересно, почему?

– я думаю, вы хотите меня выебать.

– ЧТО?

– я сказала: “я думаю, вы хотите меня выебать”.

– о.

– Я вам это позволю. я думаю, вы очень славный человек, очень милый, в самом деле.

подошел официант и разогнал сигарный дым папками с меню. одну вручил Франсин, одну – Мэйсону. и стал ждать. и у него вставал. ну почему некотрым парням достаются такие куколки, а он вручную отбивать должен? официант принял у них заказ, все записал, прошел во вращающиеся двери, передал заказ повару.

– эй, – сказал повар. – это у тебя там что?

– ты о чем?

– о том, что у тебя тут рог вырос! спереди! ко МНЕ с этой штукой даже не приближайся!

– да это ерунда.

– ерунда? этой ерундой кого-нибудь убить можно! иди под холодный кран его засунь! смотреть противно!

официант зашел в мужскую уборную. некоторым так все девки достаются. а он – писатель. у него полный чемодан рукописей. 4 романа, 40 рассказов, 500 стихов.

ни шиша не опубликовано. паршивый мир. таланта распознать не могут. принижают талант всячески. “связи” им, видишь ли, тут нужны, вот и все. паршивый хуесосный мир. обслуживаешь целыми днями этих дурацких людишек.

официант извлек свой член, водрузил на раковину и начал плескать на него холодной водой.

СОВОКУПЛЯЮЩАЯСЯ РУСАЛКА ИЗ ВЕНЕЦИИ, ШТАТ КАЛИФОРНИЯ

Бар уже закрылся, им еще до меблирашек тащиться, а тут на тебе катафалк прямо на улице, где Желудочная Больница стоит.

– Мне кажется, сегодня – ТА САМАЯ ночь, – сказал Тони. – Я уже в крови это чую, вот те крест!

– Та самая ночь для чего? – переспросил Билл.

– Смотри, – сказал Тони. – Мы уже хорошо знаем расписание. Давай отметем одного! Какого хуя? Или кишка тонка?

– Ты чё, с дуба рухнул? Думаешь, я зассал, потому что этот морячок мне по сраке надавал?

– Я этого не говорил, Билл.

– Да ты сам ссыкло! Да я тебе вломлю как не фиг делать…

– Ага. Я знаю. Я не про это. Я в смысле, давай жмурика отметем прикола ради.

– Ёбть! Да хоть ДЕСЯТЬ жмуриков!

– Постой. Ты сейчас назюзюкался. Давай подождем. Мы знаем расписание. Мы знаем, как они работают. Мы ж каждую ночь следили.

– А ты, значит, не назюзюкался, а? Да у тебя иначе бы ОЧКО взыграло!

– Тихо ты! Смотри! Вот идут. И жмурик с ними. Бедолага какой-нибудь. Смотри, простыню ему на голову натянули. Печально.

– Да смотрю я, смотрю. В самом деле печально…

– Ладно, мы знаем расписание: если жмурик только один, они его закидывают, перекуривают и уезжают. А если двое, то дверцы в катафалке они оба раза не станут запирать. Настоящие четкие мальчонки. Им все это обрыдло. Если жмурика два, одного парня они просто оставляют на каталке за машиной, заходят внутрь и вывозят второго, а потом обоих закидывают. Мы сколько ночей за ними наблюдали?

37
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru