Пользовательский поиск

Книга Первая красотка в городе. Содержание - ШЕСТЬ ДЮЙМОВ

Кол-во голосов: 0

– А ты меня помнишь? – спросил он.

– Я тебя помню.

– Я думал, ты сюда никогда не вернешься.

– Я вернулся. Сыграем?

– Мы тут в Техасе в игры не играем, чужак.

– Вот как?

– Ты по-прежнему думаешь, что техасцы – говно?

– Некоторые – да.

И я вновь оказался под столом. Вылез, встал и вышел. Дошел до борделя.

На следующий день в газете написали, что Роман не удался. Якобы я улетел обратно в Новый Орлеан. Я собрал шмутки и пошел на автовокзал. Добрался до Нового Орлеана, нашел себе законную комнатёшку и расположился. Пару недель хранил газетные вырезки, а потом выбросил. А вы бы что оставили?

ШЕСТЬ ДЮЙМОВ

Первые три месяца моей семейной жизни с Сарой были приемлемы, но уже немного спустя я бы сказал, что у нас начались неприятности. Она хорошо готовила, и впервые за много лет я неплохо питался. Вес начал набирать. А Сара начала отпускать замечания.

– Ах, Генри, ты начинаешь мне напоминать индюшку, которую фаршируют к Дню Благодарения.

– Так и есть, бэби, – отвечал ей я.

Я работал экспедитором на складе автомобильных запчастей, и зарплаты едва хватало. Единственными радостями у меня было пожрать, попить пивка и залечь с Сарой в постель. Не совсем полнокровная жизнь, но мужик должен брать, чего дают.

Сара – это уже много. На ней ясно читалось одно: С-Е-К-С. По-настояшему я узнал ее на вечеринке для работников склада. Сара там служила секретаршей. Я заметил, что никто из парней к ней и близко не подходит, и не понял, почему. Я никогда не видел более сексапильной женщины – да и дурой она не казалась. Я подобрался поближе, мы выпивали и беседовали. Она была прекрасна. Хотя что-то странное проскальзывало в ее глазах. Она на тебя смотрела, а веки, казалось, не моргали.

Когда она отправилась в уборную, я подошел к Гарри, водителю.

– Слышь, Гарри, – спросил я, – а почему никто из парней к Саре не клеится?

– Она – ведьма, мужик, настоящая ведьма. Держись подальше.

– Ведьм, Гарри, не существует. Все это уже давно опровергли. Все бабы, кого сожгли на колу в старину, – жестокая и ужасная ошибка. Ведьм просто не бывает.

– Ну, может, они и неправедно сожгли кучу женщин, сказать не могу. Эта же сучка – точно ведьма, поверь мне на слово.

– Ей одного нужно, Гарри, – понимания.

– Вот чего ей нужно, – ответил Гарри, – так это жертвы.

– Откуда ты знаешь?

– Факты, – веско произнес Гарри. – Тут два парня работали. Мэнни, продавец. И Линкольн, клерк.

– И что с ними?

– Они как бы исчезли прямо у нас на глазах – только медленно. Видно было, как они уходят, пропадают…

– Что ты имеешь в виду?

– Не хочу я об этом разговаривать. А то еше подумаешь, что я рехнулся.

Гарри отошел. Потом из дамской комнаты вышла Сара. Выглядела она прекрасно.

– Что Гарри тебе про меня наговорил?

– Откуда ты знаешь, что я с Гарри разговаривал?

– Знаю, – ответила она.

– Он был немногословен.

– Что бы они ни наплел, не бери в голову. Чушь это собачья. Я ему не дала, и он теперь ревнует. Ему нравится о людях гадости говорить.

– Меня мнение Гарри нисколько не волнует, – сказал я.

– У нас с тобой все получится, Генри, – сказала она.

После вечеринки она пошла со мной ко мне, и могу вам доложить: меня никто никогда так не трахал. Женщина всех женщин. Примерно месяц спустя или около того мы поженились. Свою работу она бросила сразу, однако я ничего не сказал, поскольку радовался уже тому, что она со мной. Сара сама шила себе одежду, сама себя стригла. Замечательная женщина. Весьма замечательная.

Но, как я уже сказал, еще через 3 месяца она начала замечать мне по поводу лишнего веса. Сначала – добродушные подколки, затем презрительные насмешки.

Вернулся я однажды вечером домой, а она говорит:

– Снимай свою дурацкую одежду!

– Что, моя дорогая?

– Я два раза не повторяю, ублюдок! Раздевайся!

Сара вела себя немного иначе, чем обычно. Я снял всю одежду и белье и кинул их на тахту. Она смотрела на меня.

– Кошмар, – произнесла она, – какая куча навоза!

– Что, дорогуша?

– Я сказала, что ты похож на здоровенный шмат говна!

– Послушай, милая, в чем дело? Тампон пора вставлять?

– Заткнись! Посмотри только, что у тебя по бокам свисает!

Она была права. С каждого бока, казалось, действительно свисало по мешочку сала, наползая даже на бедра. Затем она сжала кулаки и жестко заехала мне по каждому боку несколько раз.

– Надо разбить эту срань! Раздробить жировую прослойку, размять клетки…

И постучала по мне еше несколько раз.

– Ой! Больно, наверное!!

– Хорошо! Теперь сам себя стукни!

– Сам себя?

– Бей же, черт бы тебя побрал!

Я несколько раз себя ударил, достаточно больно. Когда с битьем было покончено, эти штуки по-прежнему висели на месте, хотя довольно сильно покраснели.

– Мы это говно из тебя выведем, – сообщила она мне.

Я прикинул, что это, должно быть, – любовь, и решил сотрудничать…

Сара начала считать мои калории. Отняла у меня всё жареное, весь хлеб и всю картошку, всю заправку к салатам, но пиво я себе оставил. Следовало показать ей, кто у нас в семье носит брюки.

– Нет, черт возьми, – сказал я, – от пива я не откажусь. Я тебя очень люблю, но пиво останется со мной!

– Хорошо, – ответила Сара, – все равно мы заставим его работать.

– Кого заставим работать?

– Я имею в виду, снимем с тебя это говно, доведем тебя до желаемого размера.

– А желаемый размер – это сколько?

– Увидишь.

Каждый вечер, когда я возвращался домой, она задавала мне один и тот же вопрос:

– Ты сегодня себя по бокам стучал?

– Ох, черт, да!

– Сколько раз?

– 400 по каждому, больно.

Я ходил по улицам и колотил себя по бокам. На меня оглядывались, но через некоторое время это перестало иметь значение, поскольку я знал: я чего-то добиваюсь, а они – нет…

Метода работала, причем изумительно. Я с 225 дошел до 197. Потом со 197 – до 184. Я чувствовал себя на десять лет моложе. Люди отмечали, как хорошо я стал выглядеть. Все, кроме Гарри-водилы. Но он, разумеется, просто ревновал, поскольку так и не смог забраться Саре в трусики. Но это уже – его твердый кал.

Как-то вечером на весах оказалось всего 179.

Я сказал Саре:

– Тебе не кажется, что мы уже достаточно сбросили? Посмотри на меня!

Эти штуки у меня по бокам давно исчезли. Брюхо втянулось. Шеки смотрелись так, будто я их всасываю.

– Согласно графикам, – сказала Сара, – согласно моим графикам, ты еше не достиг желаемого размера.

– Послушай, – сказал я ей, – во мне шесть футов росту. Какой при этом должен быть желаемый вес?

И тут Сара ответила мне довольно странно:

– Я не говорила “желаемый вес”, я сказала “желаемый размер”. Сейчас у нас – Новая Эра, Атомный Век, Век Космоса, а самое главное – Век Перенаселения. Я – Спаситель Мира. У меня есть решение проблемы Взрыва Перенаселения. Пускай Загрязнением занимаются другие. Корень – в решении Перенаселения: а это решит и Загрязнение, и все остальное.

– Ты это, к чертовой матери, о чем? – спросил я, отколупывая крышку с пивной бутылки.

– Не волнуйся, – ответила она, – скоро узнаешь.

Потом, становясь на весы, я начал замечать, что несмотря на потерю веса, я, кажется, ни на унцию не худел. Странно. А потом я заметил, что брючины уже съезжают мне на башмаки – чуть-чуть, а манжеты рубашек немного болтаются на кистях. По пути на работу я начал подмечать, что руль от меня как-то отдаляется.

Пришлось даже сиденье на одно деление приподнять.

Однажды вечером я забрался на весы.

155.

– Смотри, Сара.

– Что, дорогой?

– Я тут кое-чего не понимаю.

– Чего?

– Кажется, я ссыхаюсь.

– Ссыхаешься?

– Да, ссыхаюсь.

– Ох, ты дурашка! Это же невозможно! Как человек может ссыхаться? Ты что, действительно считаешь, что от твоей диеты ссыхаются кости? Кости не тают!

6
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru