Пользовательский поиск

Книга Наступление королей. Содержание - ЭПИЛОГ

Кол-во голосов: 0

— Давай ее наверх. — Гуго кинул Суридэсу конец веревки.

"А хорошо бы, — пронеслось у Суридэса в голове, когда он привязывал веревку к мешку, — чтобы веревка не выдержала, и эта ваша так сказать Клавдия — того… И все шито-крыто." Он вытащил нож и слегка надрезал веревку.

— Тяните!

Мешок медленно пополз вверх. Хуан Суридэс отплыл в сторонку. Когда мешок был на полпути, со звуком — тыррр! — веревка лопнула и драгоценный груз нырнул в воду.

— А-а-а! — Заорал Гуго. — Клавдия! Моя Клавдия! Тонет! Тонет!

— Человек за бортом! — Подхватил Усфандопуло.

Барон Отто Ширалас приложил козий рог ко рту и протрубил тревогу:

— Ту-ту-ру, ту-ту-ру, ту-ту-ру-ту, ту-ру-ру!

— Что ты стоишь?! Ныряй, Суридэс! — Замахал руками Гуго.

— Я плавать не умею. Бесполезно, Ваше Величество.

— Ах ты, сука! Ныряй, Усфандопуло!

— Я тоже не умею, Ваше Величество, плавать.

— У-убью, сволочь! Прыгай, говорю!

Казимир Усфандопуло схватил конец веревки, прыгнул в воду и пошел камнем ко дну. Он опустился как раз на стоявший на дне мешок.

Усфандопуло привязал к мешку веревку, подергал за нее.

Матросы налегли и потащили веревку вверх.

Усфандопуло с мешком стремительно поднимались.

Неожиданно мешок врезался в дно шлюпки Хуана Суридэса. Оглоушенный Усфандопуло выпустил из рук веревку и пошел на дно. Шлюпка перевернулась, но Суридэс, успев ухватиться за веревку, повис на мешке.

"Вляпался…" — Обреченно подумал он.

Мешок вытащили на борт. Хуан Суридэс поспешно спрыгнул и отбежал подальше.

Гуго дрожащими руками развязал узел. Из мешка вывалилась рука с ножом.

Гуго замер.

— Моя Клавдия! Зачем ты это над собой сделала?.. Снимите мешок скорее!

Мешок сняли.

— Усы? Кто это? Это не моя Клавдия… — Гуго изумленно посмотрел на тело Ибрагима Линкольна в женском платье. — Где Клавдия? Суридэс… Где Клав… — Он осекся. — Ибрагим?.. Измена… Убью, Суридэс!

Хуан Суридэс бросился к мачте и полез наверх по веревочной лестнице.

— Предатель! — Заорал король. — Ширалас, разворачивай мортиру!

— Что, Ваше Величество? — Переспросил Ширалас, подставляя к уху козий рог.

— Мортиру разворачивай, глухая тетеря! — Гуго врезал ладонью по рогу и выбил его из руки барона.

Кувыркнувшись в воздухе, рог булькнул за бортом.

Ширалас поспешно навел мортиру на мачту и побежал на корму за ядром.

Гуго Пятый вскочил на борт. Оперевшись на мортиру, он стал заряжать пистолет. Руки не слушались. Пистолет выскользнул и упал на дно мортиры.

Король сплюнул и полез в мортиру за пистолетом.

В стволе было неуютно, пахло гарью.

Снаружи послышался топот.

— Ядро принес! — Выпалил запыхавшийся Ширалас. — Где вы, Ваше Величество?

— Я тут, в дуле! — Донеслось из мортиры. — Пистолет, на хер, уронил!

— Вы где, Ваше Величество? — Ширалас приподнялся на цыпочках и закатил чугунное ядро в мортиру. — Ваше Величество, вы где?

Не дождавшись ответа, барон поднес факел к пушке. Пушка выстрелила.

Раскатистый гул прокатился над морем и откликнулся эхом с далекого берега. Яркая вспышка озарила прижавшегося к мачте графа Хуана Суридэса и потухла.

ЭПИЛОГ

Собственно, на этом месте следовало бы закончить эту увлекательную и поучительную историю о жизни и печальной кончине смелого короля-освободителя Гуго Пятого Спокойного, но дорогой друг читатель наверняка будет недоволен тем обстоятельством, что мы ничего не рассказали о героях, которые, вопреки всем ожиданиям, остались живы и здоровы. И прав ты будешь, друг читатель, ибо никогда еще мы не смели оставлять тебя разочарованным. Наоборот, всякий раз мы хотели тебе угодить. И в этот раз обязательно угодим. Хотя, по чести сказать, писать это послесловие не очень правильно. Потому что приписывать что-либо дальше к нашей складной истории было бы и не к месту, и неинтересно, и глупо, и безвкусно, и ломало бы непоправимо весь стиль. Но мы не первый раз уже все это проделываем. Так что проделать это еще разик нам ничего не стоит. Нам вообще на это наплевать. Нам, признаться, даже самим нравится сделать что-нибудь глупо, безвкусно и не к месту.

К примеру, подрисовать усы какой-нибудь девушке на фотке, или сочинить, например, стих про какую-нибудь и всем его рассказывать, или еще чего-нибудь в этом роде.

Итак, что же сталось потом с нашими героями?

С ними все нормально и все они живы-здоровы, за исключением барона Отто фон Шираласа и, должно быть, Хурдобы Брузилопотамской.

Но — по порядку.

После трагической кончины короля Гуго Пятого, его разбойничья команда подалась на берег и присягнула Хурдобе Брузилопотамской.

Корабль "Фельдмаршал Финкаль" был возвращен старой владелице и снова переименован в "Счастливую Феокасту".

Барон Отто фон Ширалас стал послом Брузилопотамии при дворе Зураба Меченосца. Но пробыл на этом посту недолго. Уже через две недели он скончался от слабости в желудке. (Конечно, Зураб Меченосец его отравил через воронку).

Овдовевшая баронесса Анна фон Ширалас после предписанного траура вышла замуж за графа Хуана Суридэса.

По воле Хурдобы Хуан Суридэс должен был развлекать ее частых гостей морскими прогулками по местам событий.

— Вот, господа, — рассказывал он гостям, — вот эта торчащая из воды палка, на самом деле, является шпилем затонувшего дворца Гуго, над которым мы сейчас проплываем.

Глубина приблизительно 90 футов. Здесь хорошо ловится зеркальный карп, которого вы, господа, изволили кушать на ужин…Далее плывем к месту, где погибли знаменитые фельдмаршал Финкаль и барон Густав фон Курцлих.

Самое невероятное, господа, в том, что они погибли на одном и том же месте и оба — буквально у меня на руках. Я и сам, господа, чудом избежал тогда гибели под тем же роковым деревом. Потом мы направимся к месту трагической кончины Гуго Пятого Спокойного и его злейшего врага маркиза Ибрагима Линкольна… И к тому же там Усфандопуло потонул.

Увлекательные морские прогулки Хуана Суридэса особенно нравились чувствительным женщинам.

Одной из них граф даже написал стихи.

О, дева, ты, увы, загадка Для упоительной души.

Ты будто бы цветок-закладка, Меж книжных ты страниц лежишь, Между страниц печальной книги.

Ужели ей являюсь я, Как лебединой шеи выгиб, Свечи таинственные блики, И чаек жалобные крики?

Ужели это жизнь моя?..

Шокенмоген Третий Лютый так и не дождался от Полудокла обещанного корабля-флагмана. В то лето он вернулся с Клавдией к себе домой и больше к Полудоклу не ездил.

А когда на Полудокла напал Анабабс Длинный, Шокенмоген отказался прислать тестю подмогу.

Поэтому Анабабс легко победил Полудокла Толкового и отобрал у него все королевство. Только курорт оставил.

На этом курорте Поудокл потихоньку доживает свой век. Его жена Филоксея умерла от страданий. После ее смерти к Полудоклу на курорт переехал шурин Иогафон Сильный, к тому времени тоже побежденный Анабабсом. Живут они душа в душу. Но только очень много пьют вина.

Шокенмоген Лютый за глаза называет Полудокла — Прибрежным. Так и говорит: "Полудокл Прибрежный нализался с дружком".

37
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru