Пользовательский поиск

Книга Наступление королей. Содержание - ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Кол-во голосов: 0

Они поднялись на мостик.

— Жрут, сволочи! Из нашего котелка. — Гуго перевел трубу левее. — Хурдоба в моем гамаке висит. Говно.

Бывшая команда "Счастливой Феокасты" обустраивалась в покинутом лагере.

Матросы удили рыбу, купались и играли в карты. Капитан Эванс сидел на деревянном троне, курил трубку.

— Финкаль, — сказал король, — вдарь по ним из пушки.

— Осмелюсь доложить, Ваше Величество. — Финкаль отдал честь. — Пушка не дострелит.

— Ладно… — Гуго скрипнул зубами. — Тогда по-другому. Ночью устроим нападение. Ты, Суридэс, возьмешь на себя флаг. А ты, Финкаль, уничтожишь лагерь.

— Как прикажете уничтожить?

— Сравнять с землей! — Гуго поиграл желваками. — Не хуя на наших берегах пикники устраивать!

-----------------

Когда стемнело, с корабля спустили шлюпку с Хуаном Суридэсом, Финкалем и парой матросов на веслах.

— Хоть глаз выколи, — пожаловался Хуан Суридэс. — Ни черта не видно.

— Это хорошо. — Возразил Финкаль. — Ночью неприятель ничего не видит.

— Так и мы не видим. Как я в такую темень на дерево полезу?

— Не бойся, брат. — Финкаль зачерпнул воды и попил. Обойдется… Эй, на веслах! Что вы как сонные обезьяны! Гребите живее…

Лодка на полном ходу врезалась в берег. Хуан Суридэс перелетел через борт и упал в воду.

— Ой, бля! — Вырвалось у него. — Финкаль, я, кажется, ногу подвернул.

— Нашел время ноги подворачивать! — Финкаль сплюнул. — Давай руку.

— М-м-м. — Застонал граф, поднимаясь.

— Тихо ты, услышат еще! Будь мужчиной…

Они оставили матросов охранять шлюпку, а сами двинулись наощупь в сторону лагеря. Впереди шел фельдмаршал Финкаль с саблей, а сзади, чавкая мокрыми сапогами, ковылял Хуан Суридэс.

— Сними сапоги. — Прошептал Финкаль. — Услышат еще.

— Сам снимай. — Огрызнулся Хуан Суридэс. — Наступишь еще на говно какое-нибудь.

— Ты не мужчина.

— Пошел ты на хуй!

После долгих плутаний по пляжу, они вышли наконец к дереву, на котором висел флаг.

— Вот оно. — Финкаль похлопал ладонью по стволу. — Лезь.

— Я лезть не могу. — Сказал Хуан Суридэс. — Ты же видишь, Финкаль, — я ногу повредил. Лучше ты лезь.

— Эх, ничего тебе поручить нельзя. Держи саблю.

Финкаль полез на дерево.

Хуан Суридэс задрал голову. С дерева посыпалась кора и попала ему в глаз. Сев под дерево, граф стал тереть глаз пальцем.

Вдруг наверху захрустели ветки, и на землю грохнулся фельдмаршал Финкаль с флагом в руке.

— Эй, кто здесь?! — послышались голоса со стороны лагеря.

Фельдмаршал Финкаль с трудом приподнял голову.

— Возьми, Суридэс, флаг… Я умираю… Беги назад. Скажешь Гуго, что Финкаль бе… — Он уронил голову.

Хуан Суридэс схватил флаг и, хромая, бросился к берегу. Выскочив из кустов, он налетел лбом на деревянный трон. Трон опрокинулся на тлеющие угли костра. Суридэс чертыхнулся и побежал дальше. Он добрался до берега, залез в лодку и скомандовал матросам:

— За мной гонятся! Гребите!

Матросы налегли на весла.

Хуан Суридэс обернулся назад и увидел, как над пляжем занималось зарево пожара. Это горел деревянный трон Гуго Пятого.

-----------------

 Хуан Суридэс спустился в каюту короля.

— Где Финкаль? — Спросил Гуго.

— Убит, Ваше Величество… Погиб, как герой. Я тоже чуть не погиб.

Король опустил голову.

— Расскажи — как это было.

— Высадились мы, Ваше Величество, на берег. Я впереди пошел, а Финкаль за мной. Подходим, значит, к дереву, на котором флаг висит. Я Финкалю говорю: "Смотри в оба!", и на дерево полез.

Залез на дерево, снял флаг, а в это время Финкаль снизу кричит:

"Засада!" Смотрю — неприятель Финкаля со всех сторон окружает. Я с дерева кричу: "Держись, Финкаль, я слезаю!" Слез я, да поздно уже. Уже Финкаля убили. Взял я у него из руки саблю и сразу двоих заколол. А потом остальных тоже заколол. Лагерь поджег и назад с флагом.

— Да, я видел. — Задумчиво сказал Гуго. — Горело как следует. — А чего у тебя, Суридэс, с лицом?

— Это вы, Ваше Величество, про шишку?

— Про шишку.

— Не знаю, Ваше Величество. В бою не заметил, не до того было.

-----------------

 Наутро Гуго выстроил команду на палубе.

— Господа, — начал он, — сегодня ночью мы одержали вторую победу над неприятелем.

— Ура! Ура! Ура!

— Подвожу кое-какие итоги. Нами в течение последних суток захвачен вражеский корабль. Это раз.

Отбит у неприятеля государственный флаг. Это два. Неприятель понес сокрушительные потери — он потерял корабль и потерпел урон в живой силе. Мы также до основания разгромили вражеский лагерь.

Не позволим всякой сволочи устраивать на наших берегах бардак… Король вздохнул и помолчал. — Снимем теперь шапки, господа. Сегодня ночью во время штурма пал героической смертью фельдмаршал Финкаль… Отныне наш корабль будет носить имя этого славного сына отечества… В штурме отличился граф Хуан Суридэс. За это я произвожу его в фельдмаршалы. Король повернулся к Суридэсу. Фельдмаршал Хуан Суридэс!

— Я, Ваше Величество! — Суридэс отдал честь.

— Поднять флаг, фельдмаршал!

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Жаркое июльское солнце отражалось в море. Над морем кружились чайки, высматривая в воде осторожную рыбу. Неподалеку от берега резвились и подпрыгивали белогрудые дельфины.

Под навесом в шезлонгах сидели Полудокл Толковый, его жена королева Филоксея, их дочь Клавдия и зять Шокенмоген Третий Лютый.

Клавдия зевнула:

— Маменька, чего это вы говорили за завтраком про парчу?

— слышала я, будто бы парча нынче-то уж не в моде.

— Что вы, маменька! — Всплеснула руками Клавдия. — Слышал, Мося, чего маменька говорят? — Она подергала Шокенмогена за руку.

— Угу. — Машинально ответил Шокенмоген.

— Какой ты ко мне, право, невнимательный. Я больше не могу твои «угу»

выслушивать. Ты, в самом деле, муж мне или пенек деревянный? — Клавдия нервно замахала веером.

— Чего ты к нему пристала? — Полудокл почесал горло. — Не видишь человек загорает. А ты его дергаешь. С мужем надо поласковее…это…как-нибудь. Я вот, дочка, целую жизнь, кхе-кхе, прожил и кое-какой опыт имею. И уж поверь мне — нет ничего хуже, когда сидишь отдыхаешь…да…а тебя какая-нибудь дергает.

— Это кто это какая-нибудь?! — Вскинулась Филоксея. — Это я, значит, какая-нибудь? Что ты замолчал?

Нет, ты скажи.

Полудокл закинул ногу на ногу и покачал пяткой.

— Да ладно тебе, в самом деле… Заладила… Нам вот с Шокенмогеном пройтиться надо. Я ему одну штуку хотел показать. Пойдем, сынок, посмотрим.

— Знаю я твою штуку. — Филоксея выпятила губу. — Нечего мне зятя спаивать, бесстыжая рожа.

— Да я не за этим вовсе. Я ему одну штуку хотел показать.

— Ну какую, какую, а? Какую штуку ты хотел показать, пьяница?

— Ну эту… Мы пойдем посмотрим, как Ибрагим лодки смолит. Пошли, Шокенмоген, ты же хотел посмотреть, как Ибрагим смолит?

Они встали и направились к берегу.

— Ну если опять напьешься! — Крикнула вслед Филоксея.

— Ну их, этих баб, сынок. — Негромко сказал Полудокл. — Бабы — такие нудные… У меня в воде фляжка охлаждается. Пойдем дернем.

— Чем она все время недовольна? — Пожаловался Шокенмоген. — Шпыняет меня, как мальчика.

— Да ну их… Плюнь… Я тебя сейчас таким коньячком угощу — сразу про все забудешь.

Возле берега голый по пояс Ибрагим Линкольн смолил лодку. Грудь и спину его покрывали густые волосы. На плече синела наколка — кинжал, воткнутый в бок свиньи, ниже изображалась лента с надписью "Убью свинью".

— Ибрагим, — позвал Полудокл, — как дела?

— Дела нормально, Ваше Величество. — Отозвался Линкольн.

Полудокл закатал штаны, вытащил из воды фляжку. Отвинтил крышечку, налил в нее коньяку и протянул Шокенмогену.

— Пей.

— А закуска есть?

— Найдется. — Король достал из штанов лимон.

34
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru