Пользовательский поиск

Книга Наступление королей. Содержание - ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Кол-во голосов: 0

— Как же он тебя отпустил?

— Самому до сих пор не верится, Ваше Величество. Я, когда в себя пришел, смотрю — меня раздели до трусов и привязали к дереву. Ибрагим говорит: "Молись, — говрит, — шакал!

Сейчас мы дров наберем и тебя на костре казним." А я ему, Ваше Величество, за это в лицо плюнул… Пошли они за дровами, а я не растерялся, веревку зубами перегрыз и ходу!

— Покажи зубы, — приказал Гуго.

Хуан Суридэс оскалился.

— М-да… — Гуго потеребил ухо.

— Возможно, Ваше Величество, он уже сюда двигается со своей шайкой.

Надо его встретить.

— Встретим. — Король достал пистолет и покрутил перед носом у Хуана Суридэса. — Уж мы его встретим. — Он оглянулся назад, подманил пальцем барона Шираласа.

Ширалас поспешно приблизился и подставил к уху воронку.

— Ши-ра-лас! — Закричал Гуго в воронку, — Изменник Ибрагим Линкольн хочет на нас напасть!

Немедленно распорядись выставить круговую охрану. А Курцлих пусть залезет на дерево и смотрит.

Когда увидит Ибрагима — пусть с дерева кричит, как кукушка.

— Есть, Ваше Величество. — Барон пошел выполнять приказ.

-----------------

 Все были заняты делом. Одни строили большой шалаш. Другие ловили рыбу.

Третьи собирали хворост. Посреди пляжа, как обычно, горел костер. Над костром висел котелок с ухой.

Король Гуго Пятый играл в карты с Хуаном Суридэсом и бароном Шираласом.

Король побил шираласовского валета козырной семеркой.

— Бито. — Сказал Ширалас.

Гуго зевнул:

— Скучно. Расскажи, Суридэс, что-нибудь.

— А что, Ваше Величество?

— Да что хочешь.

— Тогда я вот что расскажу. Я расскажу, как я встречался с девицей Беатрисой Румпель.

— Это интересно. — Ширалас приставил воронку к уху.

— Приехал я как-то к своей тетке в деревню, — начал Хуан Суридэс. — И пошел на речку купаться.

Подхожу к реке, слышу за кустами кто-то плещется. Раздвигаю кусты мать честная! купается в реке девица абсолютно без ничего…

— Без чего? — Переспросил барон.

— Без чего, без чего! — Передразнил его Суридэс. — Голая, понял?

Ширалас потер руки.

— Ее видеть надо, чтобы понять. Такая женщина! Весьма… А одежда ее лежала неподалеку от кустов.

Я тогда взял длинную палку, одежду на палку зацепил и в кусты втянул.

Наплавалась она, выходит на берег, а одежды-то нету. Она туда-сюда. А я из кустов: "Ха-ха-ха! Я знаменитый разбойник Фридрих, похититель дамского белья!" Она перепугалась и говорит: "Отдайте мне одежду, разбойник!" А я ей: "Ха-ха-ха! Только за выкуп." Она мне: " За какой выкуп?" А я ей:

"Сами…

В это время с дерева закричал Курцлих:

— Ку-ку! Ку-ку! Ку-ку! Ку-ку! Ку-ку, Ваше Величество! Ку-ку!

Гуго бросил карты и вскочил.

— Ибрагим идет! Потом, Суридэс, расскажешь.

Из леса вышли люди. Впереди всех шел Ибрагим Линкольн под ручку с баронессой Анной фон Ширалас.

Гуго схватил пистолет и выстрелил в воздух.

— Ура! За мной! Смерть предателям!

С фланга выскочил фельдмаршал Финкаль с отрядом.

Люди Ибрагима бросились врассыпную. Ибрагим кинулся за ними. Отряд Финкаля пустился в погоню. На поле боя осталась только остолбеневшая баронесса Анна Ширалас. Выпучив глаза, она смотрела на своего живого мужа барона.

К ней подскочил Хуан Суридэс.

— Слушай внимательно. — Быстро заговорил он. — Насчет твоего мужа я пошутил. Но говорить про то, что между нами было не в твоих, естественно, интересах. Скажешь всем, что Ибрагим предатель и захватил тебя силой. А лишнего сболтнешь опозорю, поняла? — Он подхватил баронессу на руки и закричал. Эй, Ширалас, я отбил у Ибрагима твою жену! Радуйся!

Подбежал запыхавшийся Гуго.

— Ого, барон, смотри — как тебе повезло. Жена отыскалась. — Он засунул за пояс пистолет и вздохнул. — А мою свадьбу сорвали… Но — все равно, Клавдия будет моей. Вы слышали? Клавдия будет моей!

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Шли дни. Постепенно жизнь в королевском лагере приобрела размеренный характер. Заботы выживших замбрийцев не были слишком обременительны и многим такая жизнь даже нравилась.

Стало привычным, что ежедневно Гуго устраивал общий сбор, где говорил о том, что страну он возродит, что не допустит никаких курортов, что необходимо построить флот и что Клавдия будет его.

Придворные почтительно слушали короля, хлопали в ладоши и шли на пляж.

На пляже Гуго Пятый занимал лучшее место, проводя время за картами с Хуаном Суридэсом и Отто Шираласом. Играли обычно на приседания.

Лагерь, на всякий случай, обнесли двумя рядами плетня, между которыми расхаживали часовые.

На дереве, где барон Курцлих наблюдал окрестности, спилили лишние ветки и сожгли.

Вокруг костра положили бревен, чтобы было на чем сидеть во время еды.

Там же сколотили деревянный трон для его величества. Хуан Суридэс раскрасил трон в цвета королевского флага. Трон получился нарядный.

Замбрийцы изловили в лесу несколько диких свиней и коз, и построили для них просторный загон.

Каждое утро король пил парное козье молоко, а по мере надобности закалывали свинью.

В один из дней король Гуго, как обычно, сидел на пляже и играл в карты на приседания.

— А вот козырная семерка вас не устроит, Ваше Величество? — Хуан Суридэс бросил последнюю карту и улыбнулся. — Я вышел.

— Ну и пройдоха ты, Суридэс! А мы твою козырную семерочку валетом убьем. — Король накрыл семерку валетом и быстро перевернул карты. — Бито. — Сказал он.

— Ваше Величество, — заметил Ширалас, — вы не козырным валетом побили.

— А ничего! — Объяснил Гуго. — Карте — место. Теперь мой ход. — Он посмотрел на карты и пошел с бубновой дамы.

— Подмастили, Ваше Величество! — Обрадовался Ширалас, покрывая даму бубновым тузом. — Я вышел! Вам, Ваше Величество, приседать.

— Мухлюешь? — Нахмурился Гуго.

— Все честно. — Барон развел руками.

— Одно жулье. Почему это, спрашивается, вы все время выигрываете? Вы что, умнее меня? Нет. Значит жульничаете. Ворчал король. — Ты, наверное, Ширалас, карту пометил?

Жулик… Ну ладно. Карточный долг — долг чести. Эй, Курцлих! — Гуго задрал голову.

— Ку-ку, Ваше Величество! — Отозвался с дерева барон Курцлих.

— Слезай. Я опять проиграл.

Барон Курцлих спустился с дерева и подбежал к игрокам.

— Сколько, Ваше Величество?

— Какая, Суридэс, ставка на кону была? — Спросил Гуго.

— Двадцать раз вам приседать, Ваше Величество.

— Слышал, Курцлих? — Гуго потасовал замусоленную колоду. — Действуй.

Курцлих принялся отрабатывать карточный долг.

На двенадцатом приседании у Курцлиха подвернулась нога, и он плюхнулся на песок.

— Ты что? — Строго спросил Гуго. — Расселся здесь? Тебе еще восемь раз приседать.

— Запомни, Курцлих. Заруби себе на носу: карточный долг — это долг чести… Пойду пока искупаюсь. — Он встал и пошел к воде. На полпути король обернулся и добавил. — А на приседания играть больше не будем. Мне надоело. Будем на щелчки играть. — Гуго раскачался на тарзанке, — Огого! — брякнулся в воду и поплыл.

Курцлих закончил приседать и залез обратно на дерево.

Хуан Суридэс подставил солнцу спину.

Барон Ширалас тронул Хуана Суридэса за плечо.

— А помнишь, Хуан, ты про девицу Беатрису Румпель рассказывал?

— Про какую еще Румпель? — Недовольно буркнул граф.

— Ну как же. Ты рассказывал, как поехал к тетке в деревню и там на речке платье этой голой на палку надел.

— На палку? Что-то припоминаю…

— А потом ты еще сказал ей, что ты знаменитый разбойник Фридрих.

— … Вспомнил.

— Я тебя давно хочу спросить, чем там у вас закончилось?

— Не заслоняй солнце… Чем-чем? Ясно чем.

— Погоди, я воронку получше в ухо вставлю.

— У, глухой черт. — Хуан Суридэс приподнялся и заорал в самую воронку. Трахнул я ее, понял!? Не приставай ко мне! Загорать мешаешь!

— Ку-ку, Ваше Величество! — Отозвался с дерева Курцлих.

30
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru