Пользовательский поиск

Книга Наступление королей. Содержание - ГЛАВА 6.СТО ЖЕН АГУПТЫ IV ЛАСКОВОГО

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА 3. БРАХМАДУР МУДРЫЙ

Третий трон, и тоже с пепельницами, принадлежит Брахмадуру Мудрому.

Тот, правда, не очень-то на нем сидит. Так — посидит, посидит, потом пойдет ляжет.

Потом опять посидит, посидит, но недолго.

ГЛАВА 4. САТРАП САМУРАБИ ПЕРВЫЙ СТРАННЫЙ

Самураби Первый Странный вообще не любит жить во дворце. Он приказал вырыть себе землянку в лесу и там теперь живет.

ЦАРЬ ЖИВЕТ В ЗЕМЛЯНКЕ! Это не царь, а только одно названи. В котелке супчик себе варит.

ЭТО ЦАРЬ-ТО! Пошел раз грибов набрать без короны, вернулся — короны нет. ТАК ОН СКОРО БЕЗ ШТАНОВ ОСТАНЕТСЯ.

Всей империи стыдно, что у нее такой государь! Ходят верноподданные друг на друга не смотрят, глаза прячут. Не повезло им.

Короче, если на него потолок в землянке обвалится — никто по нему, дураку такому, плакать не будет.

ПУСТЬ НЕ НАДЕЕТСЯ, САТРАП!

ГЛАВА 5. СЛАВНЫЕ ДЕЛА ФЕЛЬДБУХЕЛЯ ВЕЛИКОГО

Фельдбухель Великий, сосед Самураби Странного, сидит как положено спина прямая, бровями двигает. В одной руке держит скипетр, в другой державу — символы царской власти. Сидит-сидит, а потом ка-а-ак вдарит одним символом по другому! Ого-го! За километр слышно! Искры во все стороны!

ГЛАВА 6.СТО ЖЕН АГУПТЫ IV ЛАСКОВОГО

У царя Агупты IV Ласкового было сто жен. И на этой истории надо бы поподробнее остановиться.

Примерно два раза в месяц Агупта IV женился на новенькой и закатывал пышные свадьбы. Три дня шла свадьба. Три дня Агупта IV Ласковый гулял на всю катушку. Потом он, главное дело, ехал с молодой супругой на неделю в свадебное путешествие. Итого: два раза в месяц по три дня — шесть дней. Плюс два раза по неделе — это четырнадцать дней. Итого:

14 + 6 = 20(дней)

Двадцать дней в месяц он тратил на свадьбы и свадебные путешествия.

Еще приблизительно шесть дней он проводил со старыми женами, по которым успевал соскучиться в свадебных путешествиях.

Потом, правда, когда Агупта стал постарше и женщины ему маленько поднадоели, он увлекся охотой. Все какое-то разнообразие. И эти шесть дней он стал проводить на охоте. Агупта купил себе свору охотничьих собак и стаю охотничьих соколов. Потом ему охота тоже надоела и он увлекся игрой в гольф. Агупта ходил вокруг дворца с лопатой и выкапывал повсюду лунки для закатывания мячей. Все изрыл в пределах досягаемости. Однажды ночью он вышел во двор подышать воздухом, провалился ногой в лунку и разбил нос. После этого Агупта IV остыл к гольфу и увлекся музыкой. Он купил лютню и стал на ней учиться играть. Он разучил на лютне аккомпанемент к песне «Какой на Вас огромный воротник». Там были примерно такие слова:

Какой на Вас огромный воротник И рукава свисают до колен…

и так далее.

Но дальше у него дело не пошло, и он охладел к музыке. Потом к нему приехал погостить Птишампур IX и Агупта отдал ему эту свою лютню в обмен на большую трубку с янтарным мундштуком. Агупта научил Птишампура играть песню «Какой на Вас огромный воротник».

Доремифасоль…

Когда Птишампур уехал, Агупта послонялся некоторое время по дворцу и со скуки запил. Потом он из запоя вышел и увлекся рыбалкой. Но ненадолго, и снова запил.

Но давайте вернемся к его первому увлечению, то есть к женам. Как мы уже говорили, у Агупты IV Ласкового было сто жен. А как известно — каждому королю необходимо обзавестись наследником престола. Обычно наследником престола назначается старший сын короля или, в крайнем случае, средний, если старший, к примеру, полный идиот и страдает болезнью Паркинсона или же, скажем, он помер в раннем детстве от отравы. Бывает, конечно, что наследником становится младший сын, если средний сын, тоже полный идиот или умер от отравы. Но уж эта процедура обычно ни к чему хорошему не приводит, потому что, как правило, он тоже помирает в конце концов от отравы.

Вот что случилось в результате недальновидного многоженства Агупты.

Примерно сорок три жены родили ему одновременно первенцев-сыновей в один и тот же день и час. Одна даже двойню принесла.

И вот когда все эти жены к нему сразу после родов завалились, царю это дело крайне не понравилось. Он моментально смекнул — чем это пахнет. Но так и не решил — чего бы такого предпринять.

Лет двадцать думал, пока принцы не подросли и не обзавелись юношескими усами и бакенбардами. Тогда царь их всех позвал к себе в комнату, сам на трон сел и говорит:

— Внимание! Внимание! Говорит царь Агупта IV Ласковый. Он же — ваш родный папа. — Принцы притихли. — Вот что, мои дорогие наследники, продолжил он, — все вы к сожалению абсолютные ровесники и среди вас по закону невозможно никого посадить на мое место. А если я даже кого и выберу, все равно вы все передеретесь, когда я скончаюсь. Нетрудно догадаться, чем обернутся ваши выкрутасы для нашей родной империи. Я этого так оставить не могу. Так что — вот чего я придумал.

Деритесь-ка вы лучше сейчас. Предоставляю вам для этого мою тронную залу. Каждый — сам за себя.

Кто всех побьет, тот и наследник. Чур — лежачего не бить и трон не ломать ни в коем случае. Кто трон сломает — тому лично ноги вырву! Можете начинать.

Вышел царь и дверь за собой закрыл. А сам в щелку подсматривает.

Смотрит он в щелку — стоят сыновья в нерешительности, с ноги на ногу переминаются.

Один говорит:

— Ну батя и отчебучил! Могли бы ведь и по-хорошему договориться… К примеру, этому рябому, — он указал пальцем на одного из братьев, — царем уж точно не бывать. Где вы, главное дело, рябого царя видели?

— А у тебя, Рыжий, — обратился он к другому, — для царя голова слишком мелкая — корона батина на нос сползать будет.

— Зато у него жопа здоровая, — пошутил другой, — на троне сидеть хорошо будет. Агупта, так сказать, Ласковый Великожопный.

— Это я-то Великожопный?! Сам ты — жопа! Вот на трон сяду — я тебе покажу!

— Во! — ты на трон сядешь! — он сделал неприличный жест. Такой осел империей разве ж может управлять?! Ты ж — тупой! Тупее тебя только вон те пятеро недоносков.

— Точно. — подтвердил еще один брат. — Эти шестеро в короли не годятся.

Зря их папа позвал. И они не считаются.

— Чего ты сказал?! А ну-ка повтори!

— Чего-чего! Убирайтесь отсюда, придурки!

— Это мы-то придурки?!

— Вы-то!

— Братаны! Они нас придурками обзывают! Бей их!

Как начали они тут друг друга дубасить! Как начали лупцевать! Один за другим оглоушенные падают! Только и слышно: хрясь!хрясь! — На тебе! Получай! — Бац подножку! Тресь ногой в живот! — Вот падла — мне нос сломал! — Со шкафа на шею — рраз! — И ногами душит!

— Хр-р-р! — На люстре раскачался и упал в самую кучу! — Стулом по голове — раз, раз, раз! — Шевелится, гад! Еще — раз, раз, раз! Готов! Сзади подскочил и — кубком по макушке! Отдыхай! — А ему в ухо — раз! — Куда побежал?! — По ногам скульптурой — раз! — На — в поддых! Не нравится?! Получай, братан! — Хрясь, хр-р-рясь! — Шука, жубы выбил! — Кровищи! — Как даст! — А тот — ему! — А этот опять как даст! — А тот — ему! — А тут еще один подбегает — как этому даст, и тому тоже как даст!

Я, — кричит, — король! А ему сзади — получай, король, табуретом! — Сука, больно! — И-и-ых! — Кочергой нечестно! — А-на-подносом! — Бум! Бум!

Бум!

Бьются-бьются. Часа три уже бьются! Наконец, вроде, последний на ногах остался. Остальные валяются кто где. Вломил последний брат предпоследнему и присел на табуретку отдохнуть. Дышит тяжело — утомился.

А один сын, самый хитрый, сразу залез под кровать и всю битву там просидел. Только в самом конце оттуда незаметно вылез, подкрался тихонечко сзади к брату, который на табуретке отдыхал, и со свежими силами вломил ему по голове ножкой от рояля. Тот — кувырк с табуретки и все.

2
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru