Пользовательский поиск

Книга Клиника «Амнезия». Содержание - 13

Кол-во голосов: 0

– А ты слышишь? – спросил я. – Сюда кто-то идет.

13

Появление Салли Лайтфут все изменило. Без нее все еще могло бы закончиться нормально, однако стоило ей появиться на сцене, как все пошло наперекосяк. Салли стала чем-то вроде мощного катализатора, подтолкнувшего дальнейшее развитие событий. В ее присутствии все конфликты, которые раньше разрешались сами собой, разрослись в непримиримый антагонизм. Тогда, конечно, мы об этом еще не подозревали, иначе с самого начала проявили бы бдительность.

То есть я хочу сказать, что я проявил бы бдительность.

Салли прикатила на грузовике-пикапе марки «шевроле». Мы услышали урчание двигателя еще на расстоянии – оно перекрывало даже шум дождя. Мы тотчас перестали смеяться, забыв о том, что ножки стула, на котором сидел Фабиан, подгрызены злобным попугаем. Фабиан неуклюже поднялся на ноги, а когда Салли вошла в бар, я тоже встал. Мы поприветствовали посетительницу в самоуверенной манере мальчишек, которым поручено ответственное задание, и словно роботы выдали заранее приготовленную фразу:

– Рея нет, он вернется через минуту, какие напитки вам предложить?

Нежданная гостья перебила нас:

– Это здесь?

Сначала я мысленно дал ей тридцать с небольшим. Позднее выяснилось, что тридцати ей еще нет. На ней был традиционный туристический наряд: мешковатые камуфляжные брюки, коричневые башмаки. Короткие светлые волосы перехвачены голубой банданой. Все это, несмотря на дождь, словно пудрой было присыпано пылью. Кстати, кожа ее противоречила традиционному образу завзятой туристки: бледная, незагорелая, как у человека, который все время проводит в закрытом помещении. На шее у нашей гостьи на кожаном шнурке поверх ярко-красной футболки с неаккуратно обрезанными рукавами болтался зуб какого-то неведомого животного.

– Так это здесь? – еще раз требовательно осведомилась она и повторила вопрос по-испански. Кстати, в обоих случаях уловил легкий акцент, в котором, как мне показалось, звучали скандинавские нотки. – Estaaqui?Или вы оба разучились разговаривать?

– М-м-м. Рея здесь нет. Он хозяин этого бара. Он будет…

– Если бы то, о чем я вас спрашиваю, было здесь, вы наверняка поняли мой вопрос. Значит, этого здесь нет. Что ж, хорошо.

Незнакомка приложила руку ко лбу, как будто фиксируя какую-то мысль, и из-под банданы выскользнула прядь волос. Зачесанные со лба волосы наверняка остались бы на месте, если бы не одна любопытная деталь: у нежданной гостьи отсутствовали две последние фаланги пальца, на котором носят обручальное кольцо, словно кто-то аккуратно их обрубил. Девушка сощурила глаза, и они превратились в треугольнички; как будто высеченные на ее лице, они оставались в таком положении примерно полминуты. Сама же она напряглась, отчего казалось, будто тело ее подрагивало и слегка раскачивалось подобно часовой пружине. Но наконец мысль была локализована, треугольнички исчезли, и две бледные руки безвольно повисли вдоль тела.

– Хорошо, – произнесла она. – Это хорошо. Но скоро оно здесь будет. Значит, придется подождать, если, конечно, мои расчеты верны и его прибьет сюда волной, чего нельзя гарантировать. А вы, ребята, я смотрю, не слишком-то похожи на серферов и явно не разбираетесь в волнах. Эй, сейчас бы пива и чего-нибудь поесть. И в койку.

– Мы не работаем здесь, – объяснил я.

– Но мы могли бы помочь вам, – сказал Фабиан. – Вы сказали, что вам хочется пива. Нет проблем. Позвольте обслужить вас. Прошу вас садиться, если только найдете стул, не изуродованный нашим попугаем.

Фабиан подошел к холодильнику в дальнем углу бара, достал влажную от испарины бутылку пива и протянул ее посетительнице, предварительно протерев горлышко собственной рубахой.

– Что касается еды, то Реймонд, наш метрдотель, в настоящее время занят переговорами с администрацией порта, но он скоро вернется.

Не глядя на него, Салли Лайтфут взяла бутылку, сделала долгий глоток и вытерла губы тыльной стороной ладони.

– Здесь нечего есть? – удивилась она.

– Меня зовут Фабиан, – ушел от ответа мой друг. – А это Анти. Мы здешние постояльцы. Мы бы с удовольствием накормили вас, но не знаем, где тут у Рея хранится провизия. Но, может, пока мы будем его ждать, вы согласитесь отведать кусочек моей плоти?

– Спасибо за предложение. Обычно я не ем мяса, – ответила Салли. – Но будем считать, что ты курятина или вроде того. И все-таки лучше я подожду.

Фабиан обиженно отвернулся, он явно не ожидал, что она его отбреет.

– Как вас зовут? – поинтересовался я в надежде поддержать беседу.

– Салли Лайтфут. [3]

Фабиан фыркнул и вновь вступил в разговор:

– Вы краснокожая? Индианка?

– Неужели я похожа на индианку? – повернулась она ко мне. – Твоему другу недостает сообразительности. Похоже, в вашем дуэте за мозги отвечаешь ты.

Фабиан, дважды потерпевший поражение, притворился, что пытается собрать воедино останки стула. По крыше по-прежнему барабанил дождь.

– Интересное имечко, – осмелился заметить я.

– Вымышленное, – призналась Салли. – Но если ты со мной поладишь, я расскажу тебе, откуда оно взялось.

То, что последовало за этими словами, показалось мне отчасти ритуалом наведения лоска, отчасти проверкой на комплектность. Салли провела рукой сначала по одной ноге, потом по другой – от лодыжки и вверх, насколько позволяли брюки. Затем настала очередь рук. Левая скользнула по правой, начав с запястья и закончив свой путь под мышкой, после чего двинулась в обратном направлении. Закончилась эта процедура обследованием левой кисти левой руки в том месте, где виднелся аккуратный обрубок среднего пальца. Перехватив мой пристальный взгляд, Салли прикрыла рукой изуродованный палец, то ли лаская, то ли скрывая от посторонних глаз.

– Про это тебе знать еще рано, – пояснила она.

Фабиан – до этого он демонстративно удалился в угол с бутылкой пива – вернулся за наш столик. Внутри бара пахло кофе и соком лайма – уютный островок суши, пропитанный теплыми, домашними запахами посреди вселенского потопа. Этот день в отличие от вчерашнего не погибнет, поглощенный пламенем, – он захлебнется водой. Под неумолчный аккомпанемент дождя мы сидели молча среди поломанных стульев под темными балками, с которых свисали оборванные фонарные цепи.

– Рей скоро вернется, – произнес я, прочистив горло.

– Может, нам есть смысл сходить и проверить, оно уже здесь или нет? – предложила Салли.

– Что именно? – уточнил Фабиан.

– Сейчас увидишь. Пойдемте со мной.

Салли встала и, шагнув под дождь, направилась к берегу. Казалось, будто привычная береговая линия смыта водой – она поднималась все выше и выше, грязная, как после стирки. Тугие струи дождя и разбушевавшийся океан словно задались целью уничтожить сушу, образовав смертельное орудие пытки – этакий гибрид челюстей и швейной машинки. Салли, казалось, ничего этого не замечала. Если мы с Фабианом морщились под струями дождя, то ее лицо оставалось умиротворенным, как будто она попала в родную стихию.

– Вы что-нибудь видите? – спросила она.

– А что мы ищем?

– Горизонт должен выглядеть иначе. Должна измениться его текстура. Впрочем, скоро вы сами поймете.

У Фабиана был такой же озадаченный вид, что и у меня. Мы неуклюже последовали за Салли. Берег был усеян всякой всячиной, выброшенной приливом, – тут и обломки дерева, утыканные гвоздями, и ржавая бочка из-под нефти, и пальмовые листья, и зеленые кокосы. Однако ни один из этих предметов не подходил под ее описание.

– Наверно, шторм не пожелал расстаться с ним, – задумчиво произнесла Салли. – Впрочем, может, это я ошиблась. – Она разулась и теперь шагала босиком по песку. В ее облике одновременно читались и тревога, и предвкушение чего-то непонятного. – И все-таки оно должно быть где-то поблизости. Если же нет, то мне нет смысла здесь оставаться. У вас случайно не найдется бинокля? – спросила у нас Салли. Я заметил, что пыль с ее лица смыло водой.

вернуться

3

Салли Лайтфут в буквальном переводе с английского означает Салли Быстроножка. – Примеч. пер.

41

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru