Пользовательский поиск

Книга Города красной ночи. Содержание - Послед мечты

Кол-во голосов: 1

Послед мечты

Запах соляных топей, ледяные иглы на рассвете, тротуары, башенки и деревянные дома над водой, в которой шмыгают крокодилы, обросшие белым мехом …

В этом городе полно альбиносов с волосами, белыми, как снег, и раскосыми черными глазами – сплошной зрачок, как черное мерцающее зеркало. Многие жители меняют цвета в зависимости от времени года – зимой они ходят белые, а летом линяют и становятся зелеными в коричневую крапинку.

Лето здесь почти тропическое, на болотах вдоль каналов и прудов обильно цветут деревья и буйная зелень ирными глазами,. То тут, то там проглядывают лоскуты болотного мака, громадного, как дыня, сочащегося красно-коричневым опиумом.

Была осень, в хрустящем морозном воздухе кружились листья. Большинство людей ходили с рыжими волосами и веснушками, одетые в желтое, оранжевое и коричневатое.

Нагой. С искромальчиком – в узких затхлых улочках. Шафрановый дым вьется между его ног, постепенно сходя на бледно-желтый и фиолетовый. Тут мальчик подмигивает и смывается.

Когда Одри проснулся, запах все еще стоял, просачиваясь сквозь желтое кашемировое одеяло, которым было накрыто его голое тело. Он закрыл глаза, вспоминая прибытие в Ба’адан… убогий бордельный район Фан-Сити, куда он отправился на встречу со своим связным… брифинг Димитри, во время которого он постоянно отключался… сны, в которых Фан-Сити превращался в арену для сексуальных смертельных игр… стычка с искромальчиками… зависимость от радиоактивного наркотика под названием Синь… клиника… врач.

На кровати рядом – еще одно тело. Он открывает глаза и видит молочно-белую кожу, янтарные волосы и лицо ангела-олигофрена.

– Тоби.

Английский мальчик по имени Арн с лисьим, красным лицом и развратным заискивающим взглядом:

– Мы зовем его Чпокнутый Тоби. Когда на него находит, понюхай его и словишь кайф, зуб даю. Прикольно, да?

Тоби открыл громадные голубые глаза и взглянул на Одри, зрачок в зрачок. Он скинул одеяло и потянулся, выгнув тело дугой.

В комнате холодно, из круглого отверстия в стене, служащего окном, внутрь летит сухой снег. Одри бьет озноб, он подтягивает колени к животу.

– Ойё! – Арн встает в кровати, одетый в красную водолазку, зеленые вельветовые штаны и сандалии. – Тут до меня чпокнуло, что надо поставить воды для чая.

Арн разжигает спиртовую плитку и оборачивается к Тоби и Одри, снимая свитер и штаны.

– Хуу… – говорит он.

От паховых желез Тоби поднимается фиолетовый дым, обволакивающий тело Одри запахами гиацинтов, цианида и озона. Одри задыхается, кашляет; мозг пронзает фиолетовая вспышка.

Пошатываясь, Одри садится.

– А где Тоби?

Арн берет Одри за подбородок, поворачивает его голову к потускневшему зеркалу, висящему над кроватью:

– Свет мой, зеркальце, скажи…

В шее Одри хрустят позвонки. Арн щелкает языком. Одри глядит в пустые голубые глаза Тоби, смотрит на молочно-белую плоть, что обтягивает его тело, призрачную и бескровную.

Арн указывает на зеркало.

– Паааслушай, ты бы видел, каакой он был раааньше, пока с нааами не связался. Мааалако на гуубах не аабсохло. – Он произносит все это громким пронзительным голосом английского аристократа. Каждое слово слышно в радиусе пятидесяти футов.

– Наааверняка про меня слышал. «Арн-голос». «Захватывающе», – сказал джентльмен из «Таймс», а каааролева обмочила панталончики прямааа перед камерой. А ты?

Он швырнул Одри его белье.

– Наааатягивай свааи лааахмотья, любовь моя. На сааабрания не принято опаздывать. Это как репетиция в шоу-бииизнесе.

Димитри на командном пункте раздает киллерам фотографии и адреса. Арна нигде не видно. Одри разглядывает фотографию человека, которого ему предстоит убить: тонкое итальянское лицо с выпуклыми желтыми глазами, горящими дьявольской ненавистью.

– Чё уставился… – кричит фотография.

«Приятное будет задание, – решил Одри. – Я тебе тут погляжу на меня, жирная итальянская тварь! Барыга и жмот!»

Димитри тычет в карту:

– Вот тут. Владелец табачной лавки. Контрабандный товар. Плюс к тому – ростовщик, маклер и скупщик. От полиции откупается доносами. В киоске и бакалейной лавке – здесь и вот тут – сидят его осведомители, которые докладывают о всех незнакомцах. В дверях магазина сидит человек с обрезом под прилавком. Тут и тут стоят металлодетекторы. Детектор на этом входе будет выключен.

Миниатюрный юноша, с виду – восьмилетний пацан, щелкает каблуками и кланяется.

– Я – Выключатель.

– А ты – просто безбашенный звездолетчик, – инструктирует Димитри, – ищешь, где бы купить пару блоков контрабандных сигарет. – Он оглядел одежду Одри – голубой пуловер, морской бушлат, синий клеш… – Вот тебе шапка. Когда закончишь с ним, выйдешь с сигаретами в руках и пойдешь вот сюда, в китайскую прачечную. Там тебя выведут через черный ход.

Внешность Тоби – лучше и не придумаешь. Пустые голубые глаза, светлые волосы и моряцкая одежда: это может быть кто угодно, но только не сосредоточенный и целенаправленный убийца.

Он часто останавливается, сверяется с картой города, которую потом никак не может сложить, поэтому просто сминает и запихивает протестующую бумагу в карман. Самый обыкновенный звездный морячок без мозгов в голове.

Он чувствует на себе взгляды осведомителей – прощупывающие, злобные, но ничего не подозревающие. В этих взглядах – только презрение к несчастному, вынужденному зарабатывать на жизнь своими руками. Одри роняет карту, нагибается, чтобы поднять ее и, вытащив из стены фальшивый кирпич, подбирает оружие. Он так и чувствует пристальный взгляд осведомителя на своей заднице.

– Не жопа, а просто персик! Должно быть без работы не простаивает.

С балкона свешивается старая итальянская гарпия:

– Ха-ха-ха, maricon [53].

У него в руках курносый револьвер 38-го калибра с отравленными пулями. Он осматривается, краснеет, потом открывает дверь магазина и входит внутрь.

Человек за прилавком вперивает в него взгляд. Одри пятится и стягивает шапку. Взгляд продавца горит ненавистью и презрением.

– Чё надо?

Одри держит шапку за козырек, двигаясь к прилавку, пока до цели не остается менее двух футов. Мягким скользящим движением он выхватывает пистолет из-за пояса и прячет его под хлопчатобумажной подкладкой шапки.

Ничего не выражающее лицо Тоби стареет и съеживается, от улыбки Одри глаза на итальянском лице загораются, как кометы. Понимание, затем – мгновенный ужас, вспыхивают у него в глазах, когда до него, наконец, доходит, что происходит; и что до ружья ему уже не дотянуться.

Одри трижды стреляет через шапку – глухие хлопки, как выхлопная труба старого драндулета во время снегопада. Человек складывается пополам и падает на бок. Его глаза гаснут.

Одри перегибается через прилавок и берет блок сигарет. Он выходит наружу, растерянно озирается по сторонам и уходит.

В прачечной старый китаец гладит рубашку. Он кивком указывает вглубь помещения. Через заднюю дверь Одри выходит в аллею, ведущую к солнцу.

вернуться

53

Педераст (исп.).

57
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru