Пользовательский поиск

Книга Бритоголовые. Содержание - Символическое преодоление юношеского кризиса (недостатка признания)

Кол-во голосов: 0

Символическое преодоление юношеского кризиса (недостатка признания)

Юношеский кризис – это кризис возможностей, подросток ощущает, что его мечты о высоком статусе в обществе не могут сбыться сию минуту. Путь реального преодоления такого кризиса ясен: учеба, работа, профессиональный рост, повышение социальной активности. Но это так долго… Отсюда стремление «броском» компенсировать свою неуверенность, трудность на равных со взрослыми участвовать в жизни общества» (65).

Тем более в сегодняшних трудных и неблагоприятных условиях (политических, экономических, социальных), когда общество жестоко и круто по отношению к слабому и незащищенному и не поддерживает, а топит его, топит неучастием, равнодушием к его судьбе, нежеланием, а зачастую и отсутствием возможностей, средств для помощи.

А за достойное место под солнцем надо бороться. Причем бороться не только умственно, но и физически, напрягая все свои силы, не так, как раньше: 10-20 лет назад (в так называемый период застоя), когда общество и государство всегда могло предоставить индивиду определенную социальную нишу, невысокую, но устойчивую зарплату, четкие социальные гарантии. Естественно, что в большинстве своем эта система особого восторга у населения в то время не вызывала, а вот сегодня о ней вспоминают прямо-таки с умилением.

Но сегодня молодежи не до размышлений. Надо зарабатывать деньги. Надо не оказаться на обочине жизни. Надо хвататься за любую работу, в том числе и самую незавидную – тяжелую, грязную, низкооплачиваемую, работать грузчиком, лоточником, уборщиком, сидеть в палатке или ларьке. Можно работать на государственной службе, получая небольшую но стабильную зарплату, которую, правда стали частенько задерживать, но сантехник, слесарь, разнорабочий – профессии тоже явно не престижные и низкостатусные.

Однако сейчас не время для выбора, надо поддерживать свое физическое существование, надо зарабатывать деньги даже в очень небольшом их количестве. И естественно, в молодости очень тяжело ощущать себя никем, ощущать себя находящимся на самом низшем уровне, в то время когда противостояние и поляризация между узким слоем богатых и огромным слоем бедных достигает рекордно высокого уровня. И когда в обществе было резко и внезапно уничтожено понятие равенства, всеобщей уравниловки, хотя и не соблюдаемой повсеместно всеми членами общества, во всех социальных слоях и группах, однако, словесно и идеологически не опровергающейся (во всяком случае прилюдно) и, главное, вульгарная показная роскошь и сиюминутное невероятное богатство никогда так не бросалось в глаза, показывая бедным и нищим слоям населения насколько плохо они живут и насколько хорошо живут те – богачи. Никогда еще пропасть между богатыми и бедными (за все годы существования СССР и советской власти) не была так глубока и не ощущалась так отчетливо.

Чувство неполноценности, чувство выброшенности из «большой жизни», чувство неравенства порождает у юноши тоску, апатию, ощущение ненужности, бесполезности своей жизни, своего существования. Как следствие этого, он может искать выход в пьянстве, наркомании, токсикомании, сумасшествии, и даже суициде. Но вместе с тем у юноши и молодого мужчины могут возобладать и другие чувства и эмоции: злобы, агрессии, ненависти и т.д., которые постоянно, сублимируясь и накапливаясь, настоятельно требуют выхода, неважно какого, но действия, вплоть до порчи чужого имущества и предметов роскоши (машин, дач, мебели и т.д.) у богатых, или совершения краж, грабежей, разбоев.

Для многих выходом из кризисного состояния является уход в мир контркультуры, в среду неформальной молодежи, в том числе и в среду скинхедов. Вчерашний грузчик, слесарь или разнорабочий без особых проблем и «напрягов» становится «борцом за отечество», «русским патриотом», сильным, смелым и отважным, одним из «солдат» в армии бритоголовых. Теперь он способен, при случае, совершить какое – нибудь мелкое или крупное правонарушение, направленное как против «врагов белой расы» так и против того, кто в его представлении обошел его в уме, социальной значимости или богатстве. Повышается его социальный статус (по крайней мере, в сознании самого скинхеда), возрастает ощущение собственной силы, значительности и важности его существования, его действий.

«Контркультура и создает иллюзию такого „броска“, который компенсирует неуверенность юноши, трудность на равных со взрослыми участвовать в жизни общества, психологически повышающего статус личности. Именно так можно понять, например, идеологию хайлайфистов – подростков разыгрывающих роль людей, обладающих не просто высоким, но сверхвысоким статусом. Они так же демонстрируют выпадение из иерархии, как и панки, но только не „снизу“, а „сверху“. Изображая сверхблагополучие и „презрение к толпе“, хайлайфисты фактически компенсируют типично юношеское чувство: „Я еще никто, я еще в самом начале долгого пути“ (66).

Другой путь предлагают хиппи и панки. Как отмечает американский психиатр Л. Яблонский, многие профессиональные, образовательные и социальные группы в американском обществе предъявляют требования слишком высокие для тех или иных индивидов. Движение хиппи и примыкающие к ним группировки – привлекательное убежище для молодых людей с ограниченными социальными возможностями.

Это нужно им для снятия внутреннего противоречия: «Я хочу быть наравне со взрослыми, но я не равен им». Можно бороться за повышение своего статуса, а можно поступить наоборот, т.е. отказаться притязаний: «Я не хочу быть наравне со взрослыми» (67).

Группы скинхедов или бритоголовых согласны принять почти всех, кто хочет в них вступить, (естественно, кто может в них вступить), независимо от косноязычия, ограниченности словарного запаса, скудности и убогости лексики, общего уровня культуры и т. д.

Многие из тех качеств, которые мешают подростку быть равноправным членом профессиональных, образовательных и социальных групп и в конечном счете полноценным членом общества, в среде бритоголовых приветствуются, находят поддержку и понимание. Многие отрицательные качества индивида, проявляющиеся в речи, общении, поведении, ценностных установках – некультурность, злоба, жестокость, агрессивность, отсутствие желания создавать и обучаться при наличии устойчивого желания разрушать, бить, ломать, калечить в группе бритоголовых могут считаться «крутыми».

В среде бритоголовых маргинальный юноша или подросток, грубый, злобный и некультурный, находит подобных себе – тех, которые легко его поймут, среди которых ему будет нетрудно адаптироваться.

В чем же причина того, что некоторые молодые люди вместо того, чтобы повышать свой статус, пытаются дискредитировать это. Здесь можно дать несколько ответов. Во-первых, это юноши и девушки, которые пришли в контркультуру еще в подростковом возрасте, а позже появившаяся было у них тяга к социальному признанию была задавлена уже усвоенной к тому времени контркультурной идеологией (68).

К этой категории можно отнести сравнительно небольшое число «старых скинхедов», адептов, фанатиков, в основной массе состоящих из политиков и идеологов течения, главарей (лидеров) скин-групп, а также некоторой части тех «старых скинхедов», которые уже не мыслят своего существования отдельно от движения бритоголовых.

Еще одна категория поклонников скиндвижения – это молодые люди, которые до этого перепробовали ни один кружок или и группу молодежи. Это молодежь и подростки, которым неинтересна большая часть увлечений их сверстников. Они вступают в среду скинхедов, почувствовав, что она им подходит, и что идеология и субкультура бритоголовых их вполне устраивает. Как правило, это подростки, которые не смогли найти себя ни в каком из других контркультурных течений, до этого попробовав найти себя и в течении хиппи, панков, металлистов и многих других. Для этой группы молодежи среда скинхедов становится как бы своеобразной отдушиной, способом повышения своего социального статуса на микро– и макроуровнях как в среде подростков, так и взрослых членов общества (по крайней мере в сознании самого скинхеда), а также возможность почувствовать свою принадлежность к определенной группе, массе людей, с которыми он находится на равных, с которыми он объединен общей идеей, общими интересами, с которыми он может удовлетворить общий дефицит дружбы и общения.

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru