Пользовательский поиск

Книга Sex and Violence. Содержание - Во дворе девятиэтажного дома, возле гаражей-«ракушек», ...

Кол-во голосов: 0

Владимир Козлов

Sex and Violence

Во дворе девятиэтажного дома, возле гаражей-«ракушек», четверо подростков – им лет по шестнадцать-семнадцать – бьют ногами парня постарше, который лежит на земле и пытается закрыть лицо руками. В стороне стоят две девушки. Им тоже лет по шестнадцать, и они, не отрываясь, наблюдают за избиением. Уже поздно, около часа ночи, и в окрестных домах светятся только несколько окон.

– Пошли за гаражи, поссым, – говорит одна из девушек, блондинка с длинными волосами. У обеих в руках по бутылке пива «Клинское». Блондинка делает последний глоток и ставит пустую бутылку на землю. Вторая – брюнетка с короткой стрижкой – тоже допивает свое пиво. Они идут за гаражи.

– Блядь! – вскрикивает одна.

– Что такое?

– Наступила в говно.

Обе хохочут. Потом слышно, как струи их мочи падают на землю. Через некоторое время обе выходят из-за гаражей. Драка к этому времени уже закончилась. Избитый парень лежит на траве, остальные курят.

– Ну, как, все с ним в порядке? – спрашивает блондинка одного из подростков.

– Все класс. Больше не будет залупаться, а то думает, что деловой. – Он обнимает ее, и они целуются. – Ну, пора по домам.

Он улыбается. Подростки жмут друг другу руки, и расходятся. Блондинка уходит со своим парнем, а ее подруга со своим.

* * *

В подъезде блондинка и ее парень сидят на ступеньках, подстелив газету, и курят. Парень выбрасывает «бычок» и обнимает ее, потом дотягивается до груди и сжимает ее через майку. Она улыбается и бросает свой «бычок» в дыру под перилами.

– Ты что? Не надо, – говорит она. Его рука уже под ее короткой юбкой.

– Ну а хули тут такого?

– А если мама? Или соседи?

– Твоя мама сейчас, наверное, плющится со своим хачиком.

– Не говори так.

– Ладно, не буду.

Через несколько минут они занимаются сексом: он сидит на подстеленной газете, а она подпрыгивает сверху.

* * *

Вторая девушка – брюнетка – выходит из подъезда и смотрит вверх. С балкона восьмого этажа машет рукой ее парень. Он курит. Она делает ему воздушный поцелуй. Он выбрасывает «бычок» и уходит с балкона. «Бычок» падает в нескольких метрах от брюнетки, и она наступает на него каблуком своего босоножка.

Она идет вдоль дома, мимо машин и «ракушек». Из-за «запорожца» без колес и с выбитыми стеклами выходит парень – тот самый, которого избивали. У него под носом и на подбородке засохшие кровоподтеки.

– Привет, – говорит он.

Девушка громко пищит и разворачивается, чтобы убежать. Он в прыжке бьет ее ногой в бок. Она вскрикивает и падает, уронив сумочку.

– Как вчетвером одного пиздить, так это все нормально?

Она смотрит на него снизу вверх, присев на корточки. Парень опять бьет ее ногой в бок. Она кричит:

– Помогите!

– Я тебе сейчас, на хуй, помогу.

Он хватает ее за волосы и волочет к ближайшему подъезду. На одном из балконов два пацана лет по двенадцать курят и пьют из бутылок пиво «Балтика №9».

– Веди ее сюда, – кричит один. По голосу понятно, что он уже пьян.

– Счас тебе приведу, блядь, – кричит парень.

– Ты там еще попизди – уебу.

Парень втаскивает девушку в подъезд.

– Смотри мне – без шуток, – говорит он.

Она плачет.

Он затаскивает ее в лифт, и нажимает кнопку двенадцатого – последнего этажа.

– Выходи.

Он тащит ее за собой на площадку между последним и предпоследним этажами.

– Садись, – говорит он. Она послушно садится на грязный цемент, покрытый пятнами какой-то высохшей жидкости. Он достает помятую пачку сигарет «Ява», вытаскивает одну – она сломана, вторую – то же самое. Третья не сломана, и четвертая тоже. Он закуривает сам, зажигает сигарету для девушки и дает ей.

– Ты мне, наверное, ребро сломал, – говорит она, затягиваясь. – У меня там все горит.

– А как они меня пиздили, а ты стояла и смотрела, хорошо было?

Она плачет.

– Ну, что с тобой сделать?

Она ничего не говорит, продолжает плакать.

– Разве так можно? – говорит он. – Доебались ни за хуй до женатого человека. У меня семья, ребенок уже, ты это знаешь? Хоть бы слово сказали. Нет, стояли и смеялись.

– Мы не смеялись, – тихо говорит она и придвигается к нему. Он смотрит прямо перед собой. Она наклоняется и расстегивает ему ремень, потом ширинку, вытаскивает член и начинает сосать.

* * *

Они выходят из подъезда вдвоем. На балконе, где стояли двое пацанов, остался только один. Он стоит, задрав голову, и мастурбирует.

– Пошли ко мне, – говорит девушка. – Умоешься. Не идти же тебе домой с таким лицом.

– А кто у тебя дома?

– Мама. Но она ничего не скажет, если я объясню, что ты знакомый, что к тебе менты доколупались.

Они уходят.

* * *

К подъезду подходят другие парень и девушка – им лет по восемнадцать, и они модно и дорого одеты. Они начинают целоваться. Подросток на балконе все еще мастурбирует, и это видно снизу, но сам он никого и ничего не замечает: его глаза закрыты.

– Э-э-э! – громко кричит парень, и подросток отдергивает руку и открывает глаза.

Девушка хохочет.

– Э, выпить хочешь? – спрашивает парень у подростка.

– А что у тебя есть? – отвечает она пьяным голосом.

– Все, что ты захочешь, а точнее вот – и вытаскивает из пакета полбутылки красного вина.

– Зачем тебе он нужен? – спрашивает девушка. – Мы и сами можем допить.

– Ты это самое, серьезно? – спрашивает подросток.

– Само собой.

– Ладно, я счас.

– Андрей, скажи мне, зачем он тебе нужен?

– А тебя бы возбудило, если бы он потрогал твою грудь?

– Не знаю. А что тут возбуждающего?

– Ну, не знаю, ну, что он пацан еще и только что дрочил на балконе.

– Не знаю. Может быть.

Подросток выходит из подъезда. Он в рваной баскетбольной майке, шортах и стоптанных шлепанцах на босу ногу.

– Привет, – говорит Андрей. – Счас мы с тобой поделимся. – Он делает большой глоток вина из горла, потом передает девушке. Она тоже отпивает и передает подростку.

Тот хватает бутылку и пьет, не отрываясь. Вино течет по воротнику и капает на его голую грудь в разрезе майки.

– Класс, – говорит подросток и дебильно улыбается.

– А где твои мама с папой?

1
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru