Пользовательский поиск

Книга Гордость и предубеждение и зомби. Содержание - Глава 61

Кол-во голосов: 0

— Душечка Джейн! Кто бы не сделал для нее того же? Но уж представлять это как добродетель! Нет уж, все мои хорошие черты отныне в ваших руках, и вам предстоит всячески их превозносить, а я в свою очередь обещаю как можно чаще дразнить вас и ссориться с вами. И начну я с того, что спрошу: отчего же вы так медлили с объяснением? Отчего вы были так застенчивы, когда впервые приехали к нам с визитом и когда потом обедали у нас? И в особенности отчего, когда вы приходили к нам, то глядели на меня так, будто я ровным счетом ничего для вас не значу?

— Потому что вы были тихи, серьезны и не давали мне ни малейшей надежды.

— Но я была смущена!

— И я тоже.

— Могли бы и поговорить со мной, когда приезжали к нам обедать.

— Если бы мои чувства были менее сильны — мог бы.

— Какая жалость, что у вас на все есть разумный ответ, и я столь разумна, что со всем соглашаюсь. Интересно, однако, как долго вы бы еще медлили, если бы так и были предоставлены самому себе? Когда бы вы признались, если бы я не начала разговор сама?

— Когда леди Кэтрин столь беспардонно попыталась разлучить меня с вами, а вашу голову — с вашим телом, у меня пропали все сомнения. Ваш отказ расправиться с ней пробудил во мне надежду, и я решился выяснить все во что бы то ни стало.

— Леди Кэтрин оказалась нам весьма полезной, что должно ее порадовать, ведь она обожает быть полезной. Но, скажите же, зачем вы вернулись в Незерфилд? Просто ради того, чтобы приехать в Лонгборн и порядочно смутиться? Или же у вас в мыслях были более серьезные намерения?

— Превыше всего я желал увидеть вас и понять, могу ли я хотя бы надеяться на ваши ответные чувства. Однако сам себе я лгал, будто бы хочу лишь убедиться в чувствах Джейн к Бингли, чтобы затем ему во всем признаться.

— Хватит ли у вас когда-нибудь храбрости объявить леди Кэтрин о том, что ее ожидает?

— Я, как и вы, не испытываю недостатка в храбрости, а вот времени у меня мало. И если вы дадите мне лист бумаги, я отпишу ей немедленно.

— И если бы мне самой не нужно было бы написать письмо, я могла бы сидеть подле вас и восхищаться ровностью вашего почерка, как это однажды уже проделывала некая юная леди. Но у меня тоже есть тетушка, и я более не имею права пренебрегать ее вниманием.

Элизабет так и не ответила на длинное письмо миссис Гардинер, поскольку не желала признаваться, что та преувеличивает степень ее близости с мистером Дарси. Но теперь, когда она могла сообщить новости, которые их, несомненно, обрадуют, она почти стыдилась того, что ее дядюшка и тетушка уже потеряли три счастливых дня, и потому тотчас же написала:

Я поблагодарила бы вас раньше, милая тетенька, как и подобает, за ваше обстоятельное, подробное и длинное письмо, но, по правде сказать, я была слишком сердита, чтобы отвечать. Тогда вы напридумывали себе больше того, что было на самом деле. Но теперь придумывайте, сколько вам будет угодно, дайте волю вашей фантазии, позвольте вашему воображению унестись в неведомые дали. Немного ошибиться вы сможете лишь в том случае, если решите, будто я уже вышла замуж. С нетерпением буду ждать от вас ответного письма, в котором вы должны расхвалить его куда сильнее, чем в предыдущем. И не устаю благодарить вас за то, что мы так u не поехали в Озерный край! Как глупо с моей стороны было этого желать!

Ваша мысль о фаэтоне, запряженном зомби, кажется мне превосходной. Будем каждый день кататься по парку, стегая их кнутом до тех пор, пока у них не отвалятся все конечности. Я самое счастливое создание во всем свете! Наверное, многие говорили так и до меня, но, думаю, у меня для этого больше всего оснований. Я даже счастливее Джейн, она лишь улыбается, а я — от души смеюсь! Мистер Дарси шлет вам всю любовь, которой не досталось мне. Мы ждем вас всех в Пемберли на Рождество!

Искренне ваша, и проч.

Мисс Дарси откликнулась на похожее сообщение со столь же искренней радостью, с какой старший брат изложил ей новости. Два листа бумаги, исписанных с обеих сторон, не смогли вместить всего ее восторга и страстного желания обрести любящую сестру и боевого наставника.

Глава 61

День, когда миссис Беннет избавилась от двух своих самых достойных дочерей, был счастливейшим для ее материнских чувств. Нетрудно догадаться, с какой восторженной гордостью она впоследствии навещала миссис Бингли и упоминала о миссис Дарси. Пожалуй, ради всего ее семейства мы были бы и рады сказать, что столь удачные замужества дочерей повлияли на нее благотворно и она стала разумной, любезной и здравомыслящей женщиной. Однако ее супруг с таким удовольствием подшучивал над ней — пожалуй, ему весьма повезло, что она так и осталась особой временами нервической и невероятно глупой.

Мистеру Беннету чрезвычайно недоставало его второй дочери, и только любовь к ней смогла заставить его гораздо чаще выбираться из дому. Он полюбил наезжать в Пемберли, в особенности тогда, когда его меньше всего ожидали.

Как и предполагал мистер Беннет, Хартфордшир тоже остро ощутил отсутствие двух своих самых яростных защитниц. Когда защищать его остались только две младшие сестры Беннет, зомби стали расползаться по графству в немыслимых количествах, до тех пор, пока вместе со своим полком не вернулся полковник Форстер, чтобы вновь поджечь окрестные земли.

Мистер Бингли и Джейн провели в Незерфилде лишь год. После замужества Джейн никак не могла оставаться вблизи Лонгборна, ведь с каждым новым нападением неприличностей ее охватывал боевой пыл. Тогда исполнилось заветнейшее желание сестер мистера Бингли — он приобрел поместье в соседнем с Дербиширом графстве. Так что в добавление ко всем прочим радостям Джейн и Элизабет теперь жили в тридцати милях друг от друга. Желая, чтобы их жены не утратили своих боевых навыков, хотя его величество более в них не нуждался, мистер Бингли и мистер Дарси построили специальный коттедж для боевых упражнений ровно между двумя поместьями, и сестры частенько и с превеликим удовольствием там встречались.

Китти очень пошло на пользу то, что она стала проводить больше времени с двумя старшими сестрами. Оказавшись в обществе, несравнимо превосходившем ее прежнее окружение, она заметно переменилась к лучшему. Она была гораздо послушнее Лидии, а теперь, избавившись от ее влияния, под чутким и внимательным руководством сестер Китти во многом преодолела свои капризы, невежество и апатию. И когда она наконец объявила, что желает вернуться в Шаолинь года на два или три, дабы стать столь же опытным воином, как Элизабет, мистер Дарси с радостью оплатил ей все расходы.

Из всех сестер теперь в Лонгборне осталась лишь Мэри — Хартфордшир нуждался хотя бы в одном защитнике, а миссис Беннет терпеть не могла сидеть в одиночестве. И поскольку ее больше не принижали бесконечные напоминания о красоте сестер, Мэри стала чаще выходить в свет и даже несколько раз довольно близко познакомилась с солдатами из вернувшегося полка.

Что до Уикэма и Лидии, то свадьбы сестер никак не сказались на их характерах. Несмотря на то что все говорило об обратном, они все еще надеялись, что Дарси позаботится о благосостоянии Уикэма. Поздравительное письмо от Лидии, полученное Элизабет, явственно свидетельствовало о том, что такие надежды питает по крайней мере миссис Уикэм.

Вот что в нем говорилось:

Дорогая Лиззи,

Желаю счастья. Если ты хотя бы вполовину любишь мистера Дарси так, как я обожаю моего милого, убогого Уикэма, то ты, верно, ужасно счастлива. Как хорошо, что ты теперь такая богачка, и если тебе вдруг будет нечем заняться, надеюсь, ты вспомнишь и о нас. Уверена, когда Уикэм окончит семинарию, то будет рад получить приход, ведь едва ли нам хватит денег, чтобы прожить без посторонней помощи. Нам сгодился бы любой приход, сотни на три или четыре в год, но можешь и не спрашивать об этом мистера Дарси, если тебе не хочется. Мне пора бежать, возлюбленный мой снова обмочился.

Искренне твоя, и т. д.

68
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru