Пользовательский поиск

Книга Гордость и предубеждение и зомби. Содержание - Глава 59

Кол-во голосов: 0

— Мистер Дарси, я существо весьма эгоистическое и ради того, чтобы снять тяжесть со своей души, не побоюсь переложить эту тяжесть на вас. Но я более не могу скрывать, как я благодарна вам за доброту в отношении моей несчастной сестры. С тех пор как я узнала обо всем, только и мечтаю выразить вам мою безграничную признательность. И если бы моя семья знала, кому мы так обязаны, то мне бы не пришлось сейчас благодарить вас лишь от моего имени.

— Я сожалею, весьма сожалею, — взволнованно и удивленно отвечал Дарси, — о том, что до вас дошли сведения, которые могли быть поняты превратно и доставить вам беспокойство. Не думал, что миссис Гардинер невозможно довериться.

— О, не вините мою тетушку. Лидия по своему легкомыслию проболталась о вашем участии в этом деле, и с тех пор я, разумеется, места себе не находила, пока все не выведала. Позвольте же мне от имени всей моей семьи вновь и вновь повторить, как мы благодарны за вашу щедрость и сострадание, из-за которых вам пришлось взять на себя столько хлопот, и разрешите же мне упасть на колени перед вами и нанести себе семь ран позора, дабы, втоптав в прах мою кровь, вы приняли наше почтение.

— Если вы желаете отблагодарить меня, — сказал он, — так благодарите от своего имени. Не стану отрицать: я принял участие в этом деле во многом потому, что желал принести счастье вам. Ваша семья мне ничем не обязана. При всем уважении к ним, я думал лишь о вас одной.

Элизабет была слишком смущена, чтобы вымолвить хоть слово. Помолчав немного, ее спутник прибавил:

— Вы слишком великодушны, чтобы играть моими чувствами. Если с апреля ваше отношение ко мне не изменилось, скажите мне об этом сразу же. Мои чувства и намерения остались прежними, но одно только ваше слово — и я более никогда не заговорю о них.

Теперь Элизабет принудила себя ответить ему и тотчас же, хоть и поминутно запинаясь, призналась, что с упомянутого им времени ее чувства претерпели значительные изменения и теперь она с радостью и благодарностью готова принять его нынешние заверения. Ее ответ доставил ему столько счастья, сколько ему прежде не доводилось испытывать, и он выразил свою радость так пылко и красноречиво, как только мог это сделать страстно влюбленный человек. Если бы Элизабет осмелилась поднять на него глаза, то увидела бы, как украсило его лицо выражение неподдельного восторга. Смотреть она не могла, зато могла слушать, и пока он рассказывал ей о своих чувствах, которые доказывали, как много она для него значит, она все яснее осознавала, насколько дорожит его привязанностью.

Так они шли, сами не зная куда. Столько всего нужно было прочувствовать, обговорить, передумать, что они совершенно не могли обращать внимания ни на что другое. Вскоре Элизабет узнала, что за достигнутое между ними взаимопонимание следует благодарить его тетушку. Как и предполагалось, на обратном пути она виделась с Дарси и рассказала ему о своей поездке в Лонгборн, а также передала все подробности их дуэли с Элизабет, особо упирая на то, что последняя упустила возможность убить ее, и веря, что подобное проявление слабости навеки отвратит Дарси от Элизабет. Но, к несчастью для ее светлости, слова ее произвели совершенно обратный эффект.

— Во мне проснулась надежда, — сказал он, — какую раньше я и не смел питать. Я достаточно изучил ваш характер, чтобы понимать: будь вы решительно и бесповоротно настроены против меня, то не колеблясь обезглавили бы леди Кэтрин.

Элизабет покраснела, рассмеялась и ответила:

— Да уж, вам достаточно известен мой горячий нрав, чтобы вы могли поверить в подобное. Раз уж я могла накинуться на вас, то не остановилась бы и перед тем, чтобы снести головы всем вашим родственникам.

— Но разве вы сказали мне что-нибудь, чего я не заслужил? Ведь, несмотря на то что ваши обвинения были неоправданными и основывались на заблуждении, мое тогдашнее поведение с вами достойно самых суровых упреков. Оно непростительно. Я не могу вспоминать о нем без отвращения.

— Давайте не будем спорить о том, кто из нас был более виноват в тот вечер, — сказала Элизабет. — Строго говоря, оба мы вели себя отнюдь не безупречно, но, полагаю, с тех пор мы научились хорошим манерам.

— Нет, мне не удастся так легко себя простить. Вот уже много месяцев подряд меня невыносимо мучают воспоминания о том, как я вел себя тогда, что говорил, какие выражения употреблял. Я никогда не забуду ваш столь заслуженный упрек — «веди вы себя как джентльмен»! Именно так вы и сказали. Вы не знаете и едва ли можете догадываться о том, какой пыткой стали для меня эти слова, хотя, признаюсь, я не сразу поумнел настолько, чтобы признать их справедливость.

— Право же, я вовсе не ожидала, что они оставят столь сильное впечатление. Даже и не думала, что вы так серьезно все это воспримете.

Дарси заговорил о своем письме:

— Переменило ли оно ваше мнение обо мне к лучшему?

Элизабет рассказала о том, как подействовало на нее это письмо, и объяснила, как одно за другим испарялись все ее былые предубеждения.

— Знаю, — сказал он, — то, что я написал тогда, должно быть, причинило вам боль, но это было необходимо. Надеюсь, письмо вы уничтожили. Там есть один пассаж, в самом начале, — не хотел бы я, чтобы вы прочли его еще раз. Припоминаю несколько выражений оттуда, которые сами по себе могли бы заставить вас меня возненавидеть.

— Не думайте больше об этом письме. Чувства человека, писавшего его, как и той, кому оно было адресовано, ныне претерпели столь серьезные изменения, что все неприятные обстоятельства, сопутствовавшие ему, пора предать забвению. Я поделюсь с вами одним из моих философских воззрений: воспоминания о прошлом должны быть только приятными.

— У меня все по-другому. Мучительные воспоминания то и дело тревожат меня, и их нельзя, да и не должно подавлять. Всю жизнь я был эгоистом и поступал эгоистически, хоть и не отдавая себе в том отчета. В детстве мне старались внушить правильные принципы, но не обучили сдерживать свой нрав. Я преуспел в изучении боевых искусств, но прибегал к ним с гордостью и высокомерием. К несчастью, я был единственным сыном в семье, а долгое время — еще и единственным ребенком, и посему родители избаловали меня. Сами по себе они были превосходными людьми, в особенности мой добрый, великодушный отец, но они допускали, поощряли и практически воспитали во мне властность и себялюбие, пренебрежение ко всему, кроме обороны моих владений, и презрительное отношение к миру. Таким я был с восьми до двадцати восьми лет, таким мог и остаться, если бы не вы, моя прелестнейшая, обожаемая Элизабет! Я обязан вам всем! Вы преподали мне урок, горький, но бесспорно полезный. Вы научили меня столь необходимому смирению. Я пришел тогда просить вашей руки, не допуская и мысли об отказе. Вы показали мне, сколь жалкими были мои попытки добиться расположения женщины, которая достойна того, чтобы ее добивались.

Так, неторопливо, они прошагали несколько миль, слишком занятые собой, чтобы смотреть по сторонам, но наконец, внимательно изучив положение солнца в небе, они поняли, что им пора бы уже быть дома. Спохватившись, что Джейн и мистера Бингли нигде не видно, они заговорили об этой влюбленной паре.

Дарси был весьма рад их помолвке — его друг сразу же сообщил ему об этом.

— Позвольте узнать, это вас удивило? — спросила Элизабет.

— Вовсе нет. Уезжая, я подозревал, что это вскоре случится.

— Иными словами, ваше разрешение было получено. Я так и думала.

И хотя он горячо возражал против такого определения, она догадалась, что, скорее всего, так оно и было.

— Вечером, накануне моего отъезда в Лондон, — сказал он, — я признался ему в том, в чем давно должен был признаться. Я объяснил ему, насколько глупым и неуместным было мое вмешательство в его дела. Он был крайне изумлен. На этот счет у него не возникало ни малейших подозрений. Кроме того, я рассказал ему, что заблуждался, полагая, будто ваша сестра к нему равнодушна, и поскольку нетрудно было заметить, что его чувства остались прежними, я не сомневался в их грядущем счастье.

65
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru