Пользовательский поиск

Книга Гордость и предубеждение и зомби. Содержание - Глава 54

Кол-во голосов: 0

Письмо вызвало у Элизабет такую бурю чувств, что было трудно разобрать, какие из них преобладают — приятные или тягостные. Ее слабые и неопределенные подозрения относительно того, что Дарси мог как-то поспособствовать браку ее сестры — что казалось ей слишком невероятным и в то же время было ее страстным желанием, — полностью подтвердились! Он последовал за ними в столицу, снизошел до того, чтобы запятнать руки кровью женщины, которую вряд ли желал увидеть снова, и унизился еще более, когда вынужден был встречать, увещевать, убеждать и, наконец, подкупать человека, чей вид ему невыносим и произнести имя которого для него уже сущее наказание.

И все это ради Лидии — девчонки, которую он вряд ли ценил или уважал. Свояк Уикэма! Никакая гордость не вынесла бы такого родства. Без сомнения, он сделал очень много. Так много, что ей было стыдно даже представить себе это. О, как ей хотелось, чтобы ее семь ран позора закровоточили вновь! Впрочем, Дарси, конечно, объяснил свое вмешательство, и объяснение это выглядело достаточно правдоподобным. Вполне естественно, что он чувствовал свою вину, и хоть Элизабет и не верила, что им двигала в первую очередь привязанность к ней, она, пожалуй, могла согласиться с тем, что некоторые остатки этой привязанности побудили его заняться делом, от которого так сильно зависело ее душевное спокойствие. Как же мучительно, невероятно мучительно было сознавать, что и она, и ее семья столь многим обязаны человеку, которого они никак не смогут отблагодарить.

Он спас Лидию, спас ее репутацию — он сделал все! Ах, как глубоко сожалела она обо всех недобрых чувствах, что к нему испытывала, о каждой колкости, сказанной в его адрес! Своего поведения она стыдилась, но за него испытывала гордость. Гордость — потому что он сумел изменить себя к лучшему в обстоятельствах, требовавших сострадания и благородства. Она вновь и вновь перечитывала отзыв о нем миссис Гардинер. Разумеется, он был весьма краток и все же доставил Элизабет удовольствие. В глубине души она даже немного радовалась, правда попутно и огорчаясь, непоколебимой убежденности дядюшки с тетушкой в том, что между ней и мистером Дарси существуют доверие и взаимная привязанность.

Ее размышления прервал звук чьих-то шагов. Едва она успела сложить письмо и спрятать его, как пара слуг внесла в додзё мистера Уикэма. Опустив его на пол рядом с Элизабет, слуги удалились.

— Боюсь, я прервал ваше уединение, дорогая сестрица? — промычал он, еле ворочая раздробленными челюстями.

— Несомненно, — отвечала она с улыбкой, — однако это не означает, что вы появились не вовремя.

— В противном случае я бы глубоко раскаивался. Мне подумалось, что было бы весьма полезно сменить мой уголок в комнате для завтрака на тишину додзё.

— К вам кто-нибудь присоединится?

— Не знаю. Миссис Беннет с Лидией собираются ехать в Меритон. Итак, любезная сестрица, я узнал от ваших дядюшки с тетушкой, что вам довелось побывать в Пемберли?

Она ответила утвердительно.

— Я почти вам завидую и все же полагаю, что в моем состоянии я бы не вынес путешествия туда. И наверное, старую экономку вы тоже видели? Бедняжка Рейнольдс, она всегда так меня любила! Думаю, она бы весьма опечалилась, увидев, как я пострадал. Впрочем, она, конечно, обо мне даже не заговаривала.

— Напротив.

— И что же сказала?

— Что вы записались в армию и что она опасается… что ничего путного из вас не вышло. Сами знаете, как искажаются все новости, преодолев большие расстояния.

— Разумеется, — ответил он, кусая губы.

Элизабет надеялась, что теперь он замолчит, но вскоре он вновь заговорил:

— Ас Дарси вы встречались, пока были там? По словам Гардинеров я понял, что вы виделись.

— Да, он представил нам свою сестру.

— Она вам понравилась?

— Очень понравилась!

— Действительно, я тоже слышал, что за последние год или два она на удивление изменилась к лучшему. Во время нашей последней встречи мне это казалось маловероятным. Рад, что она вам понравилась. Надеюсь, у нее все сложится хорошо.

— Не сомневаюсь, ведь она уже преодолела несколько серьезных испытаний.

— А не довелось ли вам бывать в деревеньке Кимптон?

— Что-то не припоминаю.

— Я вспомнил о ней лишь потому, что там располагается приход, который мне причитался. Просто прелестное местечко! И дом превосходный! Меня бы там все полностью устроило!

— А я слышала от человека, не менее осведомленного, что этот приход был оставлен вам лишь по устной договоренности и последнее слово оставалось за нынешним его владельцем.

— Ах, вы слышали. Да, именно так, возможно. Впрочем, я же вам сразу так и сказал, помните?

— И еще я слышала, что вы были отвратительным ребенком, чрезвычайно жестоко обращались со слугами старшего мистера Дарси и пренебрегали его желаниями. А что до ваших недавних поступков, так я не узнала ничего, что заставило бы меня поверить в то, что вы встали на путь исправления, — это касается как ваших долгов чести, так и ваших бастардов, коих не счесть по всей империи его величества.

Уикэм не придумал ничего лучше, как свежо и ароматно испражниться в ответ. Элизабет встала и, ухватив за угол его походную кровать, приподняла ее до пояса. Затем произнесла с приветливой улыбкой:

— Ну же, мистер Уикэм, не забывайте, мы ведь брат и сестра. Давайте же не ссориться из-за прошлых дел. В будущем, я надеюсь, мы с вами будем жить в согласии.

И, вытащив его кровать из додзё, она поволокла ее по лужайке к дому.

Глава 53

Мистер Уикэм был столь встревожен вышеупомянутым разговором, что не решался более сердить свою милую сестрицу Элизабет, затрагивая эту тему, а Элизабет радовалась тому, что ей удалось заставить его замолчать.

Вскоре настал день их с Лидией отъезда, и миссис Беннет оставалось только смириться с грядущей разлукой, которая должна была продлиться не менее года, поскольку супруг никоим образом не разделял ее планов отправиться всей семьей в Ирландию.

— Ах, Лидия! Душенька моя! — причитала она. — Когда же мы снова свидимся?

— Господи, вот уж не знаю! Года через два или три, наверное.

— Пиши мне как можно чаще, милая моя.

— Это уж как получится. Ты ведь знаешь, у замужних женщин на письма времени не всегда хватает. Вот пусть сестры мне пишут. Им все равно больше заняться нечем.

Мистер Уикэм простился с ними примерно так же сердечно, как и его жена. Он сказал лишь несколько слов, пока его кровать грузили в коляску вместе со сменой белья и горшочками с жидкой пищей.

— Превосходный малый, — заметил мистер Беннет, едва они уехали, — не встречал никого лучше. Пожалуй, мне даже нравится, что он такой расслабленный.

Из-за разлуки с дочерью миссис Беннет не находила себе места несколько дней.

— Я все думаю о том, — говорила она, — что нет ничего хуже расставания с дорогими тебе людьми. Без них чувствуешь себя так одиноко.

— Замужество дочери обычно этим и заканчивается, — отвечала ей Элизабет. — Поэтому вы должны радоваться, что пока не выдали замуж остальных четырех.

— Вовсе нет! Лидия покинула меня не потому, что вышла замуж, а только потому, что семинария Святого Лазаря находится в такой дали. Будь она поближе, Лидия бы так скоро не уехала.

Но уныние, вызванное этим печальным событием, вскоре миновало, и в сердце миссис Беннет вновь пробудилась надежда, чему немало способствовали распространившиеся по округе новости.

Экономка в Незерфилде получила распоряжения подготовить дом к приезду хозяина, который собирался заехать сюда на два-три дня, дабы учинить смотр своей новой прислуге и наново укрепленной кухне. Миссис Беннет пребывала в полной ажитации. Она поглядывала на Джейн, то улыбаясь, то качая головой.

— Так, так, так, значит, мистер Бингли приезжает. Впрочем, мне до этого дела нет. Сама знаешь, он нам никто, и я вовсе не горю желанием снова его видеть. Пусть, пусть приезжает в Незерфилд, раз уж ему так хочется. А что, новости верные?

57
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru