Пользовательский поиск

Книга Гордость и предубеждение и зомби. Содержание - Глава 43

Кол-во голосов: 0

— Ох уж эта ваша скрытность и благопристойность! Подумать, что лакей может услышать чего лишнего! Как будто его это заботит! Уж наверное он частенько слышит разговоры и похуже наших. Кстати, ну и пугало! В жизни не видала подбородка длиннее, чем у него. Я его чуть не прирезала, приняв за зомби. Но ладно, вот вам моя новость. Она касается миленького Уикэма — слишком хорошо для лакея, верно? Уикэму вовсе не угрожает свадьба с мисс Кинг. Вот так-то! Она уехала к своему дяде в Ливерпуль и возвращаться не намерена, так что Уикэм спасен!

— Спасена и Мэри Кинг, — ответила Элизабет, — от неравного и неразумного брака.

— Если он ей нравился, то она просто дурочка, что уехала.

— Надеюсь, они не были серьезно увлечены друг другом, — сказала Джейн.

— Он-то уж точно не был ею увлечен! Я просто уверена, что Уикэм и вовсе о ней не думал, да и кто станет думать о веснушчатой коротышке, которая и сражаться-то толком не умеет.

Когда все поели и старшие сестры расплатились по счету, была подана карета, в которую барышни не без труда втиснулись со всеми их свертками, сундуками и вооружением, да еще и покупками Китти и Лидии.

— Как чудно мы тут все уместились! — воскликнула Лидия. — Я рада, что купила шляпку, хотя бы ради того, чтобы сунуть сюда еще одну коробку! Ну а теперь давайте устроимся поудобнее и будем всю дорогу до дома болтать и смеяться! Скорее рассказывайте, что нового приключилось с вами с тех пор, как вы уехали. Удалось вам познакомиться с достойными мужчинами? А пофлиртовать? Я так и ждала, что кто-нибудь из вас отыщет себе мужа. Право же, Джейн так может и старой девой остаться. Ей ведь скоро двадцать три! Вот позор-то будет, если я не выйду замуж раньше, чем мне исполнится столько же! Тетушка Филипс уж так хочет, чтобы вы все повыходили замуж. Говорит, Лиззи надо было соглашаться на предложение мистера Коллинза, хотя с ним со скуки помереть можно. Как бы мне хотелось выйти замуж прежде вас всех! Я бы вас вывозила на балы. Ох, а намедни мы так повеселились у полковника Форстера! Мы с Китти провели у них дома целый день, и миссис Форстер пообещала, что к вечеру устроит танцы — кстати, мы с ней такие подружки! — и пригласила обеих мисс Харрингтон, но Харриет заболела, и Пен пришлось пойти одной…

Тут Элизабет вытащила катану и отсекла Лидии голову, которая упала прямиком в раскрытую шляпную картонку. Остальные с немым ужасом уставились на фонтан крови, брызнувший из шеи Лидии и перепачкавший их платья. Элизабет вложила клинок в ножны и любезнейшим тоном произнесла:

— Прощу прощения, я не могла более выносить ее болтовни.

Однако, взглянув в очередной раз на Лидию, она увидела, что голова у нее по-прежнему крепко сидит на плечах.

— Господи, я так смеялась! — продолжила ее младшая сестра. — И миссис Форстер тоже! Думала, умру со смеху!

Элизабет вздохнула. Ах, если бы она и вправду могла отсечь Лидии голову.

И такой бесконечной трескотней, которую Китти разбавляла намеками и дополнениями, Лидия развлекала своих спутниц всю дорогу до Лонгборна. Элизабет старалась особенно не вслушиваться, однако не могла не заметить, что имя Уикэма упоминалось довольно часто.

Дома их приняли очень тепло. Миссис Беннет была рада видеть, что красота Джейн не померкла, а мистер Беннет за обедом то и дело повторял:

— Я рад, что ты вернулась, Лиззи.

За обедом собралось большое общество, поскольку почти все Лукасы пришли встретить Марию и узнать новости, а занимали их самые разные предметы. Леди Лукас желала знать, как поживает ее старшая дочь, и Мария отвечала, что та пребывает в добром здравии и превосходном расположении духа.

«Неужто все сошли с ума? — думала Элизабет. — Разве никто не видит, что она поражена недугом и на три четверти мертва?»

Миссис Беннет была занята вдвойне, расспрашивая Джейн о последних модах и пересказывая услышанное младшим Лукасам, а Лидия, перекрикивая всех, расписывала всем, кто готов был ее слушать, их утренние развлечения.

— Ох, Мэри! — сказала она. — Тебе надо было поехать с нами, мы так повеселились! На пути туда мы с Китти отворили все окна в карете и дразнили фермеров, которые, как обычно по утрам, жгли трупы, но в «Георге», думаю, мы вели себя примерно и встретили их лучшими холодными закусками на свете, так что если бы ты поехала, мы угостили бы и тебя. А на обратном пути нам было еще веселее! Я думала, мы вовек не влезем в карету, и чуть не умерла со смеху. Мы всю дорогу домой смеялись! Мы болтали и хохотали так громко, что нас, наверное, слышали все зомби на десять миль вокруг!

На что Мэри очень серьезно ответила:

— Мне вовсе не пристало, дорогая сестра, осуждать подобные развлечения. Полагаю, что большинству женщин они придутся по нраву. Но, признаюсь, меня они не влекут, и я, вне всякого сомнения, предпочту им хороший бой.

Но Лидия пропустила ее ответ мимо ушей. Она редко слушала кого-то более полуминуты, а Мэри так и не слушала вовсе.

После обеда Лидия уговаривала остальных сестер прогуляться до Меритона и разведать, у кого какие новости, но Элизабет резко воспротивилась этому предложению. Нельзя, чтобы говорили, будто девицы Беннет, не пробыв дома и полдня, снова принялись бегать за офицерами. Впрочем, у нее имелась и другая причина для возражений. Она страшилась встречи с мистером Уикэмом и намеревалась выбить ему все зубы, когда встреча все же состоится. Ее чрезвычайно утешала мысль о том, что полк вскоре покинет их края. Через две недели все они уедут, и, когда это случится, ничто более не будет напоминать ей об Уикэме.

Едва оказавшись дома, Элизабет успела узнать, что поездка в Брайтон, о которой упоминала в гостинице Лидия, являлась предметом серьезных споров между ее родителями. Она сразу увидела, что отец вовсе не намерен соглашаться, но в то же время его ответы были столь многозначны и уклончивы, что мать не теряла надежды его уговорить.

Глава 40

Элизабет более не могла удерживаться от желания рассказать Джейн обо всем случившемся и наконец, решив утаить подробности, касавшиеся самой сестры, на следующее утро поведала той, что произошло между ней и мистером Дарси.

Изумление Джейн, впрочем, было недолгим — она так любила сестру, что полагала совершенно естественным то, что ею все восхищаются. Ее огорчило, что мистер Дарси облек свое признание в столь неподобающую форму, однако с еще большим сожалением она узнала, что их объяснение закончилось схваткой и разгромом каминной полки мистера Коллинза.

Как же он заблуждался, будучи полностью уверенным в своем успехе, — сказала она, — и, разумеется, ему не надо было этого выказывать. Только представь, насколько все это усилило его разочарование.

— Ты права, — ответила Элизабет, — и мне его искренне жаль, однако другие чувства, вероятно, скоро помогут ему забыть о привязанности ко мне. Ты ведь не осуждаешь меня за то, что я ему отказала?

— Осуждать тебя! Ни за что!

— А за то, что я так горячо защищала Уикэма?

— Вовсе нет, и я не понимаю, что в этом дурного.

— Поймешь, когда я расскажу, что случилось на следующий день.

И тут Элизабет рассказала о письме мистера Дарси, повторив все, что касалось Уикэма — ив особенности его обращения с глухим мальчиком-конюхом и мисс Дарси. Каким ударом это стало для бедняжки Джейн! Она готова была всю жизнь прожить с глубоким убеждением, что во всем человечестве найдется меньше пороков, чем их оказалось у одного человека. И хотя ей было приятно слышать о том, что Дарси целиком оправдан, это знание не могло полностью утешить ее. Она настойчиво старалась доказать, что произошла ужасная ошибка и можно как-то обелить одного, не очернив при этом другого.

— Нет, так не пойдет, — сказала Элизабет, — тебе не удастся представить их обоих достойными людьми. Придется сделать выбор, но в пользу лишь одного из них. Добродетелей у них как раз хватит на одного порядочного человека, и в последнее время я решительно не знаю, кому все же их приписать. Полагаю, что отдам свой голос за Дарси, но ты вольна выбирать кого угодно.

38
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru