Пользовательский поиск

Книга Гордость и предубеждение и зомби. Содержание - Прочих развлечений было мало, поскольку доход Коллинзов был скромнее доходов их соседей. Одна...

Кол-во голосов: 0

Элизабет не сдержала улыбки, слушая, как легко он управляет своим другом.

— Вы основывались на собственных наблюдениях, — спросила она, — утверждая, что моя сестра его любит, или всего лишь поверили тому, что я сказала весной?

— На собственных наблюдениях. Я внимательно наблюдал за ней во время двух недавних визитов к вам и убедился в ее привязанности.

— И ваши заверения тут же убедили в этом и его!

— Именно так. По натуре Бингли чрезвычайно скромен. Из-за своей робости он не сумел довериться собственным суждениям в столь важном деле, однако его уважение ко мне помогло все уладить. Я сделал еще одно признание, из-за которого он некоторое время, и вполне справедливо, был на меня обижен. Я не мог более скрывать от него, что ваша сестра этой зимой целых три месяца провела в столице, что мне это было известно и что я намеренно утаил это от него. Он пришел в ярость. Однако гнев бушевал в нем лишь до тех пор, пока он не уверился в чувствах вашей сестры. Сейчас я уже получил его самое искреннее прощение.

Гордость и предубеждение и зомби - i_011.jpg

Мерзкие создания ползали на четвереньках по земле, вгрызаясь в спелые кочаны цветной капусты, которые они приняли за беспризорные мозги.

По дороге к дому Элизабет и Дарси наткнулись на свору неприличностей. Их было не более дюжины, и они удобно устроились в огороде, менее чем в десяти ярдах от дороги. Мерзкие создания ползали на четвереньках по земле, вгрызаясь в спелые кочаны цветной капусты, которые они приняли за беспризорные мозги. Дарси и Элизабет рассмеялись при виде этого зрелища и хотели было продолжить свой путь, поскольку зомби их совершенно не замечали. Однако, обменявшись взглядами и улыбками, влюбленная пара поняла, что им предоставляется первая возможность принять бой вместе.

И они ее не упустили.

Глава 59

— Лиззи, милая, куда же вы запропастились? — таким вопросом встретила Джейн сестру, как только она вошла в их комнату. То же самое спросили у нее остальные, когда все усаживались за обеденный стол. Она отвечала лишь, что они брели не разбирая дороги и вскоре немного заблудились. Говоря это, она покраснела, но ни ее румянец, ни что-либо еще не вызвало никаких подозрений.

Вечер прошел тихо. Признанные влюбленные болтали и смеялись, непризнанные — молчали. Дарси не принадлежал к людям, в которых счастье пробуждает тягу к безудержному веселью, а Элизабет была слишком смущена и взволнована, представляя себе, как отнесется семья к ее помолвке.

Перед тем как отправиться спать, она призналась во всем Джейн. И хотя недоверчивостью та отнюдь не страдала, поначалу она вовсе отказывалась верить сестре.

— Ты шутишь, Лиззи! Быть этого не может! Помолвлена с мистером Дарси?! Нет, нет, тут ты меня не обманешь. Я же знаю, что это невозможно.

— Вот уж поистине неудачное начало! Я только на тебя и полагалась, а теперь никто мне не поверит, раз уж не веришь ты. И все же я совершенно серьезна и говорю правду. Он все еще любит меня, и мы помолвлены.

Джейн с сомнением поглядела на нее:

— Ох, Лиззи! Но ведь так быть не может. Я же знаю, как сильно он тебе не нравится.

— Ничего-то ты не знаешь. Все уже давно забыто. Возможно, я не всегда любила его так горячо, как сейчас. Но в делах такого рода хорошая память непростительна. Лично я сейчас вспоминаю об этом в последний раз.

Но Джейн, судя по ее виду, все еще была в замешательстве. Тогда Элизабет еще раз и самым серьезным тоном уверила ее, что все сказанное — чистая правда.

— Господи боже! Неужели?! И все же приходится тебе поверить! — вскричала Джейн. — Лиззи, милая, дорогая Лиззи, я бы… я тебя поздравляю… но ты уверена? Прости мне этот вопрос, но ты уверена, что будешь с ним счастлива?

— Тут не может быть никаких сомнений. Мы уже условились быть самой счастливой парой в мире. Но ты-то этому рада? Понравится ли тебе такой брат?

— Очень, очень понравится. Нас с Бингли ничто не могло бы обрадовать сильнее. Мы с ним думали об этом, но сочли, что это решительно невозможно. И ты вправду его любишь? Ах, Лиззи! Ни за что не вступай в брак без любви. Ты уверена, что чувствуешь именно то, что должно?

— Несомненно! И ты решишь, что я чувствую даже более того, что должно, когда услышишь все остальное.

— О чем ты?

— Пожалуй, я должна признаться, что люблю его больше, чем нашу игру в «Оленьи нежности». Боюсь, ты рассердишься на меня за это.

— Милая моя сестричка, перестань же шутить. Я хочу серьезно поговорить с тобой. Сейчас же расскажи мне все, чего я не знаю. Скажи, давно ли ты влюблена в него?

— Все происходило так постепенно, что и сама не знаю, когда я в него влюбилась. Но полагаю, началом нужно считать тот день, когда я впервые заметила, насколько красиво панталоны облегают самые английские части его тела.

Очередные настойчивые воззвания к серьезности наконец возымели успех, и вскоре Элизабет серьезно заверила Джейн в своей любви к Дарси. Убедившись в этом, мисс Беннет не могла желать большего.

— Ну вот, теперь я совершенно счастлива, — сказала она, — ведь ты будешь так же счастлива, как и я. Я всегда была о нем высокого мнения. Он заслужил мое уважение одной только любовью к тебе, а теперь дороже его — друга Бингли и твоего мужа — для меня будете только ты и Бингли. Ах, Лиззи, какая же ты все-таки лукавая обманщица! Ты почти ничего не говорила мне о ваших встречах в Лэмтоне и Пемберли!

Элизабет объяснила ей причины своей скрытности. Она более не желала утаивать от нее участие Дарси в устройстве брака Лидии. Вся правда была рассказана, и половина ночи прошла за разговорами.

— Боже правый! — воскликнула миссис Беннет на следующее утро, глядя в окно. — Опять этот несносный мистер Дарси едет сюда вместе с нашим милым Бингли! С чего бы ему постоянно навязывать нам свое общество? Я было подумала, что он отправится на охоту или куда-нибудь еще вместо того, чтобы надоедать нам. Ну и что нам с ним делать? Лиззи, уведи его снова на прогулку, чтобы он не мешал Бингли.

Элизабет с трудом удержалась от смеха, услышав столь приятную просьбу. Однако ей досаждало то, что мать вечно награждала его подобными эпитетами.

Как только джентльмены вошли в комнату, Бингли глянул на нее столь выразительно и так сердечно пожал ей руку, что у Элизабет не осталось сомнений — ему уже все известно. А вскоре после этого он громко спросил:

— Миссис Беннет, нет ли у вас тут поблизости еще каких-нибудь тропинок, где Лиззи могла бы сегодня снова заблудиться?

— Я советую Лиззи, Китти и мистеру Дарси, — ответила миссис Беннет, — прогуляться сегодня утром к пепелищам Оукэмской горы. Идти туда — одно удовольствие, да и мистер Дарси еще не видел костров.

— Что же, мне кажется, всем это подходит, — сказал мистер Бингли, — кроме разве что Китти. Не правда ли, Китти, для вас это будет слишком долгий путь?

Китти признала, что с большей охотой осталась бы дома.

Дарси, напротив, изъявил сильнейшее желание увидеть костры на холме, и Элизабет молча кивнула в знак согласия.

Когда она пошла к себе, чтобы переодеться для прогулки, миссис Беннет провожала ее, приговаривая:

— Мне так жаль, Лиззи, что тебе одной приходится развлекать этого отвратительного человека, но, надеюсь, ты не против. Сама понимаешь, это все ради Джейн, и тебе вовсе не обязательно с ним разговаривать, так, иногда скажи пару слов, и всё. Ты уж не очень утруждайся.

Гуляя, они решили, что благословение мистера Беннета будет испрошено нынче же вечером. Объяснение с матерью Элизабет взяла на себя. Невозможно было представить, как миссис Беннет воспримет новость, и Элизабет иногда сомневалась, что все богатство и величие мистера Дарси пересилят неприязнь, которую ее мать питала к этому человеку.

Вечером, вскоре после того, как мистер Беннет удалился к себе в библиотеку, Элизабет заметила, что мистер Дарси последовал за ним, и разволновалась до невозможности. Она не боялась, что отец ответит отказом, но опасалась, что он огорчится. И что она, его лучшая воительница, принесет ему это огорчение, разочарует его своим выбором, вызовет у него сожаления и страхи за ее будущее — такие мысли чрезвычайно ее печалили. Она терзалась ими до самого возвращения мистера Дарси и почувствовала некоторое облегчение, увидев его улыбку. Через несколько мгновений он подошел к столу, за которым сидели они с Китти, и, притворившись, будто любуется ее работой, прошептал:

66
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru