Пользовательский поиск

Книга Гордость и предубеждение и зомби. Содержание - Глава 30

Кол-во голосов: 0

Элизабет, которой Джейн почти сразу же пересказала содержание письма, выслушала ее с молчаливым негодованием. Она разрывалась между желанием утешить сестру и немедленно отправиться в столицу, чтобы расправиться со всем семейством Бингли.

— Милая Джейн! — воскликнула Элизабет. — Ты слишком добра и обладаешь поистине ангельской кротостью и бескорыстием. На всем свете для тебя нет ни единого неприятного человека, и тебе больно слышать, когда я нахожу причины убить кого-либо! Но не бойся, себе я лишнего не позволю и не стану покушаться на твою привилегию видеть во всем лишь хорошее. Этого не будет. Немного на свете тех, кого я по-настоящему люблю, а тех, кого уважаю, еще меньше. Чем лучше я узнаю мир, тем сильнее он мне не нравится, и каждый встреченный мной зомби лишь укрепляет меня во мнении, что Господь отвернулся от нас в наказание за проступки таких людей, как мисс Бингли.

— Лиззи, дорогая, не поддавайся подобным чувствам. Они лишь опечалят тебя. Ты не учитываешь разницы в обстоятельствах и характерах. Ты так часто поминаешь нашего доброго учителя, но, боюсь, ты позабыла многое из его мудрых наставлений. Разве нас не учили сдерживать свои чувства? Не стоит с такой готовностью воображать, будто кто-то желает нас намеренно оскорбить. Часто во всем виновато лишь наше собственное тщеславие.

— Я вовсе не думаю, что мистер Бингли хоть в чем-то руководствовался злым умыслом, — сказала Элизабет. — Но, даже не желая навредить или причинить боль, человек может совершить ошибку, которая сделает другого несчастным. Для того чтобы задеть чью-либо честь, достаточно невнимания к чувствам окружающих, легкомыслия или нерешительности.

— И по-твоему, всему виной какое-то из перечисленных качеств?

— Да, последнее. Но мне нельзя продолжать, иначе ты расстроишься, услышав, что я думаю о дорогих тебе людях. Останови меня, пока это еще возможно.

— Так ты по-прежнему утверждаешь, что на него повлияли сестры?

— Я уверена в этом так же твердо, как и в том, что мой меч к твоим услугам, пожелай ты расправиться с ними.

— Я не верю этому. С чего бы им оказывать на него воздействие? Ведь они могут лишь желать ему счастья, а если он и впрямь ко мне привязан, то не будет счастлив с другой.

— Твое первое положение ошибочно. Они могут желать ему не только счастья, но еще желать, чтобы он стал богаче и значительнее, желать, чтобы он женился на девушке, достоинства которой составляют деньги, связи и высокомерие.

— Вне всякого сомнения, они желают, чтобы он женился на мисс Дарси, — ответила Джейн. — Но быть может, их побуждения гораздо лучше, чем ты думаешь. Они с ней дольше знакомы, чем со мной, и немудрено, что ее они и любят больше. Но каковы бы ни были их стремления, вряд ли они будут идти вразрез с желаниями их брата. Какая сестра осмелится на такое? Если бы они думали, что он влюблен в меня, то не стали бы пытаться нас разлучить, а если бы и попытались, то у них бы ничего не вышло. Но, говоря, что он и впрямь привязан ко мне, ты обвиняешь всех в дурных и неестественных поступках, а меня больно ранишь. Не огорчай меня подобными мыслями. Я не стыжусь своих ошибок. Позволь мне думать обо всех как можно лучше.

Элизабет с трудом сдерживала гнев, но Джейн была старше и, кроме того, считалась предводительницей сестер Беннет. Ей оставалось только повиноваться. С этого момента они старались даже не упоминать в разговоре имя мистера Бингли.

Миссис Беннет все удивлялась и сокрушалась по поводу того, что он никак не возвращается, и хотя Элизабет каждый день пыталась втолковать матери, что этого не произойдет, надежды на то, что она успокоится на сей счет, не было никакой. Миссис Беннет утешала себя тем, что мистер Бингли снова приедет летом.

Мистер Беннет смотрел на все происходящее иначе.

— Итак, Лиззи, — сказал он однажды, — полагаю, твоя сестра страдает из-за любви. Передай ей мои поздравления. Любовные страдания почти столь же приятны девушкам, как и замужество. Есть о чем подумать, да и чем выделиться среди подружек. Когда же наступит твой черед, Лиззи? Вряд ли ты хоть в чем-нибудь уступишь Джейн. Время пришло. В Меритоне столько офицеров, что хватит разбить сердца всем девицам в Англии. Выбери Уикэма. Он отличный малый и научит тебя кое-каким женским радостям, которыми ты пренебрегаешь более остальных своих сестер.

— Благодарю вас, сэр, но я вполне довольна тем, что обручена со Смертью. Не каждому же выпадает такая удача, как Джейн.

— Верно, — сказал мистер Беннет, — но отрадно думать, что, какая бы участь вам ни выпала, ваша любящая матушка не даст вам пропасть.

Глава 25

Пролетела неделя, наполненная изъявлениями любви и предвкушением грядущего блаженства, но наступившая суббота разлучила мистера Коллинза с его милой Шарлоттой. Он с прежней торжественностью распрощался с лонгборнскими родственниками, вновь пожелал прелестным кузинам счастья и здравия и пообещал их батюшке очередное благодарственное письмо.

В понедельник же миссис Беннет имела удовольствие принять у себя своего брата с женой, которые приехали, чтобы, по обыкновению, провести Рождество в Лонгборне. Мистер Гардинер был здравомыслящим и достойным человеком, во многом превосходившим свою сестру — как нравом, так и образованностью. Незерфилдским дамам трудно было бы поверить, что торговец, живущий неподалеку от собственных складов, может быть столь безупречно воспитанным и приятным человеком. Миссис Гардинер, на несколько лет моложе миссис Беннет, была женщиной доброй, умной и элегантной, все лонгборнские племянницы ее просто обожали. Особенно теплая привязанность установилась между нею и двумя старшими мисс Беннет. Она частенько подбадривала их во время самых тяжелых боевых упражнений и вставала на их сторону, когда насмешки миссис Беннет по поводу их «дикой натуры» становилось совсем уж невозможно выносить.

По приезде миссис Гардинер сразу же принялась раздавать подарки и делиться столичными новостями, которые касались самых разных предметов — от модных новшеств до недавних побед над пораженными недугом. Покончив с этим, она перешла к менее деятельной роли слушательницы. Миссис Беннет было на что пожаловаться и о чем посетовать. С тех пор как они с сестрой виделись в последний раз, с ними всеми ужасно дурно обошлись. Две ее девочки вот-вот должны были выйти замуж, но ничего из этого не вышло.

— Джейн мне не в чем упрекнуть, — продолжала она, — она заполучила бы Бингли, если б могла. Но Лиззи! О, сестра! Как тяжко думать, что, если бы не ее упрямство, сейчас она уже была бы женой мистера Коллинза. Он предлагал ей руку и сердце в этой самой комнате, и она ему отказала. И теперь леди Лукас выдаст дочь замуж раньше меня, а Лонгборн так и останется майоратом. Эти Лукасы такие коварные люди, сестра. Своего не упустят. Жаль мне говорить о них такое, но это правда.

Миссис Гардинер, которая уже давно была в курсе всего благодаря письмам Джейн и Элизабет, отвечала ей кратко и из сострадания к племянницам постаралась перевести разговор на другое.

Однако позже, оставшись тет-а-тет с Элизабет, она все же затронула эту тему.

— Видимо, и впрямь для Джейн это была бы прекрасная партия, — сказала она. — Жаль, что ничего не вышло. Но подобное случается столь часто! Такие юноши, как мистер Бингли, с легкостью влюбляются в хорошеньких девушек на пару недель, а если им случается расстаться, с такой же легкостью их забывают.

— По-своему это превосходное утешение, — сказала Элизабет, — но нам оно не годится. Не так уж и часто вмешательство друзей заставляет молодого человека с независимым доходом более не думать о девушке, в которую он был сильно влюблен еще несколько дней тому назад.

— И насколько же сильна была любовь мистера Бингли?

— Так же сильна, как монахи с Драконьей Горы. [8]При каждой новой встрече с Джейн его чувства становились более заметными и определенными.

— Бедняжка Джейн! Мне так жаль ее, с таким характером, как у нее, она вряд ли сразу оправится. Лучше бы это случилось с тобой, Лиззи. Подозреваю, что ты бы вспорола Бингли живот и удушила бы его собственными кишками. Как думаешь, удастся ли нам убедить Джейн поехать вместе с нами в Лондон? Перемена обстановки может сказаться благоприятно, да и сейчас ей, как никогда, не помешает отдохнуть от своих домашних.

вернуться

8

Вымышленное место из фэнтезийной трилогии «Камень владычества», созданной Маргарет Уэйс и Трейси Хикменом.

23
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru