Пользовательский поиск

Книга Ведьма и инквизитор. Содержание - X О том, как избавиться от сладострастных снов, помочь при боли в животе, узнать еще до рождения поп ребенка, очистить лицо от сыпи и сделать щеки румяными, навсегда избавиться от волос на теле и добиться того, чтобы лесные духи наделили нас мудростью

Кол-во голосов: 0

И вот когда король Генрих IV обратился к Ланкре с просьбой выступить посредником в длительном конфликте между семейством Уртубия и жителями Сан-Хуан-де-ла-Лус из-за прав владения мостом, у того появилась возможность осуществить на практике все, что он вычитал в «Malleus Maleficorum», учебнике, написанном двумя немецкими доминиканцами, в котором давались подробные сведения о том, как поймать ведьму и вывести ее на чистую воду.

Иски породили месть, доносы, обвинения, огорчения и сожаления. Стороны обвиняли друг друга в чем только можно. Одна из обличительниц заявила, что, дескать, соседи опоили ее магическим зельем. Пьер де Ланкре обнаружил в этом деле происки дьявола, которыми стоило заняться. Всего за четыре месяца ему удалось разоблачить три тысячи колдунов и ведьм, среди которых были мужчины, женщины, дети и священники.

Он докопался до первопричины и пришел к выводу, что во всем были виноваты католические миссии, которые испанцы осуществляли в Индии и Японии. Хотя им и удалось изгнать колдунов из здешних краев, они не смогли помешать оным укрыться в Стране Басков. По его ученому мнению, попустительство испанской инквизиции в этом вопросе привело единственно к тому, что ужасные демоны свободно расселились по северным территориям Испании, беспрепятственно в случае надобности нарушая границу с Францией.

Осуждая подобные безобразия, Ланкре провозгласил себя спасителем несчастной французской земли от баскской напасти. Воспользовавшись тем, что большая часть мужского населения была занята ловлей трески в далекой Терранове, дело было в самый разгар сезона, он без малейших сожалений предал огню шестьсот человек, в том числе сжег маленьких девочек, в которых углядел зародыш страшной угрозы. В результате все это вылилось в беспримерную бойню, которая могла бы завершиться еще хуже, если такое возможно, потому что рыбаки вернулись. Обнаружив, что этот человек сотворил с их женами, они чуть было не разорвали его на куски. Ланкре пришлось спешно бежать из Лапурди под покровом ночи, переодевшись старухой, чтобы его не опознали, потому что ему донесли о том, что жители собрались размозжить ему череп.

Ныне французский инквизитор находится в Бордо, где работает над книгой со следующим заглавием: «Трактат о баскском колдовстве. Описание непостоянства ангелов зла и демонов». С его помощью он намеревается сослужить службу будущим инквизиторам.

— Мы не можем позволить себе отстать от французов! — с надрывом вскричал покрасневший от гнева Кальдерон, из-за чего на лбу у него начала пульсировать жилка. — По сообщениям, некоторые колдуны убежали от наказания во Франции, чтобы найти прибежище в наших краях. Надо предупредить всех, в первую очередь жителей приграничных районов.

— Но это может всполошить население, — пролепетал Валье, — напугать его еще больше, чем оно напугано сейчас, это…

— Но люди и должны всполошиться! Это очень серьезно. Очень, очень серьезно, — повторил Кальдерон.

— Разумеется, очень серьезно.

Кальдерон пристально глядел в глаза Валье в течение нескольких бесконечных секунд. Его лицо начало терять багровый оттенок, и вскоре он, по всей видимости, успокоился. Он вернулся на свое место, рассеянным взглядом обвел вокруг и тут заметил бокал с вином, оставленный на столе, одним глотком осушил его и шумно выдохнул воздух.

— В этом деле вы не одиноки, — покровительственным тоном добавил Кальдерон, — я сам отправлюсь в Бордо, чтобы встретиться с упомянутым Ланкре. Судя по всему, у него имеется убедительное доказательство реального существования ведьм и демонов, в противовес дурацкой идее, которую кое-кто отстаивает, что, мол, все это проистекает из помрачения рассудка и сумасбродства. Я попрошу его предъявить мне это доказательство, а также попрошу дать мне список имен нечестивцев, удравших из Франции и засевших на границе кастильского королевства.

— Я не знал, что у нас настолько дружеские отношения с французами, чтобы мы могли себе позволить просить их о подобных одолжениях, — заметил Бесерра.

— Мы переживаем период, скажем так, затишья с соседями, — пояснил Кальдерон. — Впрочем, не будем обманываться этой безмятежностью. Как бы им хотелось освободиться от колдунов, выдавив эту нечисть в наше королевство! Однако мы им этого не позволим, не так ли? — Он искоса взглянул на инквизиторов, а те решительно закивали головами. — Христианство распространяется по всему миру, поскольку этого хочет Бог, но даже сегодня в пределах наших собственных границ существуют идолопоклонники, проявления язычества, которые постепенно следует искоренить. Наверняка этот самый Генрих IV, да хранит его Господь там, где положено ему быть, не имел бы ничего против того, чтобы религиозные волнения в граничащих с Францией провинциях отравили спокойствие нашего благочестивого королевства. Это принесло бы ему славу наиболее выдающегося католического государя Европы. — Родриго помолчал и добавил еле слышно, словно обращаясь к самому себе: — Мало ему того, что он оказался на престоле благодаря нашим землям, которые мы уступили французам после подписания Вервенского мира.

Кальдерон вздохнул, выразительно взглянув на свой пустой бокал, и Бесерра поспешил его тут же наполнить. Секретарь герцога де Лерма бережно взял его за ножку и поднял к свету, чтобы полюбоваться пурпурой жидкостью, напоминавшей по цвету драгоценный камень. Затем описал бокалом несколько кругов, поднес к носу и втянул Носом запах благородного дерева, который мог выделить среди всех прочих ароматов любого сорта вина. Он закрыл глаза и сделал глоток, впервые позволив себе насладиться вкусом напитка.

— И вот что еще, — произнес Кальдерон, не открывая глаз. — Мне хотелось бы иметь план перемещений Саласара. А также желалось бы знать даты и места, которые он намерен посетить. Я хочу знать, где он может находиться в любое время дня и ночи.

— Сию минуту, сеньор, — с поклоном произнес инквизитор Валье.

Перед тем как попрощаться, Кальдерон остановился под сводами галереи внутреннего двора, держась на почтительном расстоянии от каменных рыб фонтана, которые упорно продолжали плеваться грязью. Он посулил инквизиторам, что, если вопрос с ведьмами будет улажен удовлетворительным образом, они будут вознаграждены по-королевски. Валье и Бесерра скромно улыбнулись и передали ему план путешествия своего коллеги Алонсо де Саласара-и-Фриаса, с заверениями в том, что в случае возникновения каких-либо изменений они ему об этом сообщат.

— Зачем ему с такой точностью знать, где находится Саласар в любое время суток? — спросил Бесерра, глядя вслед удалявшемуся Кальдерону.

— Не имею представления, — ответил Валье.

Кальдерон больше двух часов гнал коня по дороге, ведущей на север, время от времени останавливаясь, чтобы взглянуть на карту, кусок пожелтевшего пергамента, которую он хранил в свернутом виде под камзолом, пока наконец не добрался до узкой песчаной тропинки, укрывшейся в густом сосняке.

Он свернул на нее и ехал еще некоторое время, пока не убедился, что вряд ли в столь уединенном месте может появиться нежелательный свидетель или соглядатай. Это его порадовало. Начинало темнеть, и он заприметил огонек лампы, мигавший среди деревьев, который служил указанием месторасположения постоялого двора. На двери убогого домишки висел букетик чертополоха, свидетельство того, что хозяева совсем недавно были осчастливлены рождением ребенка и пытались оградить его от козней ведьм.

Согласно местному поверью, чаровницы охотно превращаются в муравьев или мух, чтобы потом забраться в рот к новорожденным и вызвать у них смертельное удушье. Единственным способом избежать несчастья было прикрепление букетика чертополоха на дверь жилища, потому что по правилу, заведенному у ведьм, прежде чем переступить порог дома, им надлежало пересчитать один за другим все фиолетовые лепестки-перышки цветка, не сбившись со счета. В ночной темноте, да еще когда надо вести счет, не поднимая шума, соргиньи, то есть ведьмы, не раз и не два ошибались и то и дело начинали сначала. Приходилось заниматься этим до наступления рассвета, то есть до того момента, когда ведьмам следовало удалиться, поскольку, не избавившись от орудий своего ремесла до восхода солнца, они рисковали превратиться в каменных истуканов. Только таким способом можно уберечь детей от напасти, потому что ведьмам не удается проникнуть ночью в дом.

15
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru