Пользовательский поиск

Книга «Тигриное око» – орудие тайных убийц. Содержание - 2

Кол-во голосов: 0

— Так… Ну и что будем делать, Минэ? — спросила Сино, прекрасно зная, что у той особых возражений не будет. В этот момент она чувствовала себя на удивление уверенно.

Однако после того, как с помощью служанки Сино в первый раз встретилась с Тасиро наедине, ее все же охватило ощущение, что случилось нечто непоправимое. То, что сделал с ней Тасиро, оказалось совсем не тем, чего она смутно ожидала. От того, что произошло, казалось, даже исходил запах — запах чего-то преступного. В глубине этого преступного ощущения крылась и едва различимая радость, но Сино была тогда настолько ошеломлена, что не могла разобраться, откуда взялась эта радость. Содеянное давило на нее. Единственной поддержкой была мысль, что этот человек заплатил за нее выкуп и что уже следующей весной она сможет назвать его своим мужем.

"Но сегодня было совсем не так", — вдруг подумала Сино, пробираясь через толпу. Девушка невольно оглянулась вокруг. Ей почудилось, что люди могут заглянуть к ней в душу и увидеть то бездонное наслаждение, которое она познала втайне, ведомая мужчиной. Но люди озабоченно спешили куда-то по сумеречной дороге. Сначала надо встретить Минэ, потом домой… однако тогда уже стемнеет, — подумала она, но тут же поняла, что это ее нисколько не беспокоит. Все помыслы Сино были сосредоточены на том, кого она оставила в Асагава, и мыслями она была далеко от дома.

Отец ее Ёитидзаэмон в последнее время приходил домой поздно — в замке шли совещания, а мать Вака, человек слабохарактерный, страдала от болезни, да и вообще не в ее обыкновении было бранить дочь по разным поводам. Если брат дома, то он, может быть, и упрекнет сестру за опоздание, но на его слова можно не обращать особого внимания, решила девушка.

2

Они шли по темной дороге. Тусклый фонарь в руке ступавшего впереди молодого самурая Тоёскэ — он служил адъютантом — освещал землю под ногами, однако плотная тьма вокруг, там, куда не доставал свет, казалось, свертывается вокруг них, норовя придавить обоих путников.

— Вот и сегодня он не показался на совете, — размышлял Маки Ёитидзаэмон. Речь шла о главе клана Укёдаю.

Уже несколько дней подряд шли совещания главного штаба клана, и до позавчерашнего дня сам князь тоже принимал в них участие и слушал прения. Однако ни вчера, ни сегодня он не появился. На совете было заявлено, что причина его отсутствия — недомогание.

Маки знал, что это неправда. Ему было очевидно, что Укёдаю возненавидел его и что эта ненависть и была причиной отсутствия князя на совете. Быть может, об этом догадывались и другие, но открыто об этом никто не говорил.

На совете обсуждались разные крестьянские дела и планы на следующий год. Пять лет назад в клане Унасака случился неурожай — из-за заморозков собрали всего четверть обычного. Тогда раздали запасы нешелушеного риса и голод удалось предотвратить, но после этого финансовое положение клана резко ухудшилось. В позапрошлом году, чтобы собрать средства для поездки князя в столицу, пришлось даже пригласить во дворец нескольких зажиточных купцов и, устроив им почетный прием, занять денег.

В клане ждали урожайного года. Задолжали не только купцам в провинции — вотчине князя, но и торговцам, посещавшим хантэй,[2] дом князя в Эдо. Два урожайных года подряд дали бы возможность если и не совсем избавиться от долгов, то хотя бы расплатиться с местными купцами и выплатить проценты, причитающиеся купцам столичным. Но год за годом после того недорода урожай был невелик, и в этом году из округов также приходили донесения о том, что урожай ожидается ниже обычного.

Если сидеть сложа руки, то очень скоро клан окажется опутан долгами. Необходимо было срочно принять какие-то меры, ради этого и проводились каждодневные совещания.

Мнения в совете разделились. Одни ратовали за ужесточение мер по экономии, — такой план предложил советник второго ранга Тода Орибэ, другие поддерживали план расчистки новых земель, представленный начальником налоговой управы Касутани Кандзюро. Высказывались и другие мнения, но в конечном счете разногласия свелись к противостоянию по этим двум позициям, и окончательного решения принято не было.

Предложение Тода состояло в том, чтобы упорядочить все ранее принятые указы по экономии и ограничению расходов, и выпустить еще один, более строгий указ. Кроме того, предлагалось следующей весной потребовать с крестьян во время сбора податей выплатить все, что они задолжали, вплоть до последнего гроша.

— Но ведь многие крестьяне тогда разорятся.

По подсчетам Тода, которые он представил совету, действительно получалось, что если с крестьян, как с бедных, так и с богатых, собрать и подати, и причитающиеся по срокам проценты, в казне соберется немалая сумма, примерно в восемь тысяч рё. "Но если пойти на этот шаг, — думал Маки, — крестьянам не продержаться".

Стоило Маки произнести свое мнение вслух, как Тода ответил сразу, как будто только этого аргумента и ждал:

— На земли разорившихся крестьян найдется покупатель.

— "Корайя"?

— Да.

— Я против! — громко воскликнул Маки. «Корайя» — так называлась лавка одного купца их клана, который в течение десяти лет понемногу скупал поля у разорившихся крестьян и за последние пять лет, начиная с неурожайного года, прибрал к рукам немало рисовых и других полей. Теперь он стал землевладельцем, с которым уже приходилось считаться.

По обыкновению, землю, оставленную разорившимися крестьянами, возделывали всей деревней, и полученный урожай выплачивался клану взамен долгов — продавать эту землю кому попало было запрещено. Люди перешептывались, что владельцу «Корайя» удалось перекупить столько земель лишь благодаря покровительству кого-то из влиятельных людей клана. Доказательств, что этим влиятельным лицом был именно советник второго ранга Тода, не было. Так или иначе, окончательное решение должен был принять глава клана Укёдаю.

Ясно одно: если поручить владельцу «Корайя» разбираться с последствиями реализации плана Тода, он сколотит себе огромное состояние, и в клане появится землевладелец, каких никогда еще не бывало.

Маки хорошо представлял себе, что будет с крестьянами, которых этот богатей лишит земли. Когда Маки было всего тридцать с небольшим, он несколько лет прослужил уездным сборщиком податей и был немного знаком с жизнью крестьян. Разумеется, со стороны богатого землевладельца это будет чистый грабеж, несравнимый со взиманием ежегодной подати.

Пока Тода и Маки отстаивали свои мнения, административный совет также разделился на две противоборствующие группы. Сборщик податей Касутани предлагал поднять пустоши, простиравшиеся в южной части территории клана у подножия горы Караками, и разбить их на рисовые поля по сто тёбу. При этом Касутани считал, что на это потребуется не менее пяти лет, в течение которых режим экономии ужесточать не следует, а годовые сборы податей, наоборот, проводить в щадящем режиме — чтобы облегчить жизнь крестьян.

План Тода поддерживали старейшина совета даймё Ябэ Маготиё, советник второго ранга Сасаити Родзаэмон и кумигасира[3] Мацуи Гонбэй. За Касутани стояли главный советник Уйкэ Кураноскэ, советник второго ранга Цуда Окударо, кумигасира Като Югэи и сам Маки. Порой советники склонялись к компромиссу, а порой прения принимали форму ожесточенного противостояния; прийти к окончательному решению было непросто. Спор разгорелся нешуточный, и как-то так получилось, что у Маки невольно вырвались лишние слова…

Когда на совете обсуждался проект указа об экономии и речь зашла об усадьбе князя в Эдо, Маки сказал, что средств не хватает еще и потому, что расходы князя в Эдо всегда были чрезмерны, еще и до неурожайного года. Замечание было справедливое. На жизнь в Эдо тратились огромные суммы, а в клане приходилось ломать голову — где добыть такие средства.

вернуться

2

Хантэй — дом в столице, принадлежавший главе клана. В период Эдо сёгун обязал всех князей содержать хантэй — это истощало и ограничивало их финансовые возможности.

вернуться

3

Кумигасира — здесь, видимо, что-то вроде начальника канцелярии.

2
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru