Пользовательский поиск

Книга Легионы идут за Дунай. Содержание - 4

Кол-во голосов: 0

4

По центральной мощенной камнем дороге Одесского порта, ведущей от причала к складам, пробирались три человека. Им приходилось то и дело уступать дорогу вереницам нагруженных грузчиков, портовых рабов или доверху уложенным повозкам. Тот, что шел впереди, отличался богатством одежды и осанкой. Двое других, в длинных заношенных хитонах и дорожных суконных плащах, скорее всего были его слугами. Римские центурионы из команд, сопровождающих рабов, или торговые агенты не обращали на троицу никакого внимания. Порт жил будничной трудовой жизнью. Шустрые мальчишки вертелись под ногами, буквально из-под ступней носильщиков выхватывая просыпавшиеся на землю зерно, финики. Постукивали молотки кузнецов, чинивших металлические части такелажа. Грызли фундук насупленные важные менялы в крохотных деревянных лавочках. Загорелые, просмоленные рыбаки прямо из лодок предлагали свежую кефаль, частика и скумбрию. Возле длинного ряда смоленых и рогожных кулей мужчин остановила разбитная портовая проститутка. Губы девки сильно накрашены, под мышкой – свернутый лоскутный паласик.

– Куда идем, красавчик?

Первый равнодушно осмотрел потаскушку. Двое остальных, пожилые, благообразные, удивленно подняли брови. Искушенному взгляду было бы заметно – нервничали.

– По делам, ласточка По делам.

Женщина доверительным жестом схватила купца за локоть:

– Дела подождут. Пройдемте со мной вот сюда, – она кивнула на проход в рогожах, – останетесь довольны. Лучше меня в Одессе не умеет этого никто! Всего по драхме с каждого!

В ответ он засунул руку за пояс.

– Вот тебе драхма, чайка портовая, и иди лучше на пирс. Там только что пришвартовался военный либурн. От его матросов будет больше проку, а мы в другой раз.

Поднявшись к складам, осанистый незнакомец спросил сидящего возле здоровенной амфоры с водой раба-фракийца:

– Скажи, приятель, где здесь харчевня почтенного Дамосикла?

– Почтенного? – водонос хмыкнул. – Вот уж не думал, что бандюга Дамосикл может быть почтенным.

Гость бросил рабу несколько медных ассов. Владелец амфоры радостно вздохнул:

– Дамосикл, как же! Пойдете по этой улочке прямо, а около статуи Посейдона свернете назад направо. Шагов через сорок увидите старое инжирное дерево. За ним – дом. Это и есть таверна Дамосикла.

– Бывай, водонос!

Посетители подошли к заведению вовремя. В харчевне шла драка. Из беспрерывно хлопающей двери то и дело вылетали вышибленные ударами герои потасовки. Поверх глинобитных стен соседних дворов за происходящим с интересом наблюдали жители. Для них это была привычная картина. Квартал сошел бы с ума от изумления, если бы хоть неделю в таверне простояла тишина. Дрались, как всегда, римские моряки Понтийской эскадры и матросы купеческих кораблей. Похоже, сегодня ломили «купцы». Рослый, с ног до головы татуированный цветной краской боцман, получив по затылку увесистым столовым кувшином, шатаясь, вывалился за порог и, скосив глазные яблоки к переносице, рухнул на землю. Его приятели прекратили сопротивление и столпились вокруг. Стукнула дверь. Квадратный, почти такой же в ширину, как и длину, грек в персидской китаре на макушке равнодушно облокотился о стойку косяка.

– Елена! – крикнул он в глубь помещения. – Принеси воды. Постояльцу плохо!

Красивая быстроглазая гречанка появилась с надбитым сосудом. Силач взял у нее воду и так же равнодушно окатил лежавшего. Боцман скривился. Немного погодя открыл мутные глаза.

– Э-э-а-ах... Я... это... где Турунна? Ой-х!

– Я здесь, Нивионий, – помощник склонился над приятелем. Стоящие моряки облегченно разошлись.

Хозяин харчевни за шиворот, как кота, отволок пострадавшего к стене и усадил между двух порослей пыльных лопухов.

– Нивионий! – обратился он к римскому моряку. – У меня нет времени возиться с тобой. В другой раз, когда «Беллона» придет в Одесс, бери с собой побольше матросов. И не забудь принести мне двадцать семь сестерциев, которые сегодня проели твои бездельники. Дупондии за расколотый об твой дубовый череп кувшин я тебе прощаю. Хайре!

Пожилой гость – один из трех – шепнул товарищам:

– Слава богам, хоть здесь римским ублюдкам надавали по морде.

Над косяком помещалась подновленная деревянная вывеска: «Добрейший Дамосикл. Жареная скумбрия и пятилетний фалерн». Мужчины шагнули за притолоку вслед за самим Дамосиклом. В харчевне красавица Елена и юркий хромой человек наводили порядок. Устанавливали на места перевернутые столы и лавки. Владелец с интересом оглядел застывших у порога гостей.

– Прошу дорогих клиентов. То, что вы сейчас видели, – всего-навсего временное недоразумение. Такой скумбрии в оливковом масле, как у меня, вы не встретите во всем Одессе.

Пришельцы расположились за одним из только что расставленных столов, протертых влажной тряпкой. Грек склонился к ним.

– Видите ли, почтенный Дамосикл, мы хотели бы поговорить с вами не об одном обеде... А... А... О партии скумбрии и фалерна.

Хозяин сожалеюще посмотрел на заказчика.

– Вы ошиблись, уважаемые. Я не торговец вином и рыбой. Я – содержатель харчевни.

– Странно, а мой друг Сервилий из Рациарии говорил, что с вами можно договориться.

– Так вы от Сервилия? Почему же не сказали сразу. Елена! Приготовь для господ малую заднюю комнату! Прошу за мной, уважаемые.

Матросы купеческого корабля, лихо выжившие римских моряков из питейной, с интересом прислушивались к разговору. Один из них – волосатый жилистый киликиец – наморщил приплюснутый нос:

– Странно, где-то я видел того, высокого. Но, хоть убей, не могу вспомнить где.

– Н-да, занятная троица. Но нам нет дела до спекуляций Дамосикла Это, я тебе скажу, такой краб. Упаси нас Посейдон попасться ему в клешни, – второй матрос встряхнул стаканчик с костями. – Да поможет мне Фортуна! А! Опять «собака»...

В комнате Дамосикл немного растерялся.

– Денци! Сожри тебя акула! Как ты здесь оказался? И потом, ты же глухонемой! Я сразу тебя узнал, но когда ты открыл рот... ну, думаю, ошибся. Но ведь это ты, Денци?

– Я!

– А эти люди?

– Со мной. Но сейчас не время. Потом все поймешь. Мамутцис, давай!

Седой мужчина извлек из-под хитона витую золотую гривну с изображением всадника, несущего на летящем коне зажженный факел.

– Возьмите гривну, почтенный Дамосикл. Человек, давший ее нам, велел передать, что скумбрия хороша свежекопченая.

Грек повертел шейное украшение и вернул Мамутцису.

– Что нужно сделать?

Поднялся с табурета третий, до сих пор молчавший гость:

– Нам нужно увидеться с владельцем гривны и по возможности быстрее! Если вы устроите нам встречу и мы исполним возложенное на нас поручение, тебя, Дамосикл, ждет небывалая награда.

– Помолчи о награде, почтенный. Золото давным-давно не представляет для меня интереса. С меня достаточно гривны Беляла-зиха, которую ты предъявил. Сегодня же ночью я пошлю человека. Придется подождать недели две.

Денци успокоенно вытянул усталые ноги едва не на всю длину комнаты.

– Прекрасно! А сейчас вели принести нам с три десятка жареных скумбрий и побольше чистого фалерна. Я хочу есть почище, чем блудный портовый пес. К тому же мне надо обратно. Сервилий ждет новостей. А Хлоя здорово расцвела у тебя, Дамосикл!

Хозяин, слушая старого знакомого вполуха, задумчиво кусал заусеницу.

– Н-да... Теперь она не Хлоя, а Елена. Но, боюсь, натуру девчонки уже не исправишь. Тем лучше. От посетителей отбоя нет. Значит, ты сегодня уйдешь обратно в Дуростор?

– Да, сразу же после обеда.

– Хорошо. За своих друзей можешь не беспокоиться. Но я хочу дать им совет. В том доме, где они будут жить, дожидаясь Беляла, пусть меньше раскрывают рот. Я еще не слышал, чтобы по-гречески разговаривали с таким дакийским акцентом.

Денци расхохотался:

– Будь спокоен, Дамосикл.

За деревянной перегородкой горланили «купцы»:

Эту девочку знал Херсонес,
Она раздевалась охотно
За пару истрепанных драхм.
Нефела – ты славная лодка,
На тебе я плыву в Океан!
Эх!
78
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru