Пользовательский поиск

Книга Книга царств. Содержание - Евгений Люфанов Книга царств

Кол-во голосов: 0

И, ни минуты не задумываясь, Анна написала: «По сему обещаю все без всякого изъятия содержать» и подписала эти кондиции.

– Стало быть, в Москву мне ехать надобно?

– На коронацию, – добавил Василий Лукич.

– Но ведь для этого на подъем потребуются деньги. Дадут мне их?

– Всенепременно, – ответил Долгорукий.

– Я полагаю тысяч… тысяч десять надобно, – прикинула Анна в уме.

– Будет исполнено, – заверил князь.

Ну, вот и все. Задерживаться князь не может, надо срочно в обратный путь.

– До счастливой встречи в Москве, ваше императорское величество, государыня Анна Иоанновна.

Хотя и стояли на московских заставах караульщики, чтобы задерживать почту и никого больше не пропускать в Митаву, поскольку туда уже направлена депутация во главе с князем Василием Лукичом Долгоруким, но Ягужинский ухитрился отправить своего доверенного человека, чтобы тот передал Анне, «чтоб не всему верила, что станет представлять князь Василий Лукич Долгорукий, пока сама не прибудет в Москву».

Визит нового посланца вроде бы и уверил Анну, что ее прочат стать императрицей, но и навеял какие-то сомнения. Что-то должно проясниться во время ее приезда в Москву. А что?..

По пути в первопрестольную Анну опять и опять одолевали сомнения – да взаправду ли все? Дремала, а потом быстро открывала глаза, думая, что увидит стены своих митавских комнат, но возок с каждым часом, с каждой минутой все дальше увозил ее по снежной ухабистой дороге от ненавистной Курляндии и все ближе – к Москве. Нет, не сон, а неопровержимая явь, что она действительно едет в Москву.

Ее приезд совпал с печальной церемонией погребения Петра II, для гроба которого в Архангельском соборе было освобождено место, занимаемое другими царственными мертвецами, – вынули два гроба сибирских царевичей.

С одним делом было покончено, и с другим все клонилось к успешному завершению. После того, как в Москве было объявлено о милостивом согласии Анны Иоанновны принять российский престол и согласия соблюдать все кондиции, в Успенском соборе был отслужен благодарственный молебен, во время которого горластый протодьякон провозгласил Анну по прежней форме – самодержицею, – верховники спохватились, что протодьякон ошибочно так возгласил, но было уже поздно. Самодержавной Анна и вышла из Успенского собора. И тогда в ее голове прояснилось, что кондиции, ограничивающие ее власть, были составлены всего лишь малой кучкой верховников.

– Как? – притворилась она удивленной. – Разве пункты, что мне зачитывали в Митаве, были составлены не по желанию всего народа?

– Нет, – ответили ей.

– Так, значит, ты меня, князь Василий Лукич, обманул?! – сказала она.

О том, что за этим последовало, записано было в протоколе Верховного тайного совета: «Пополудни в четвертом часу к ее императорскому величеству призван статский советник Маслов и приказано ему пункты и письмо принесть к ее величеству, и те пункты ее величество при всем народе изволила, приняв, разорвать».

– Это все выдумки Долгоруких, – сказала Анна, – но я им долгие их руки укорочу.

Начиналось новое, кровавое, царствование императрицы Анны Иоанновны.

Книга царств - i_008.png
66
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru