Пользовательский поиск

Книга Черчилль. Содержание - Заключение

Кол-во голосов: 0

* * *

Как уже было сказано выше, Черчилль верил не только в Империю и Англию, но и в науку и технический прогресс. И все же его любовь к науке и прогрессу была значительно слабее его страстной любви к родине. Вспомним, ведь система взглядов Черчилля формировалась в основном в конце XIX века, то есть в викторианскую эпоху, когда идея прогресса была ключевой. Эта идея была тесно связана с процветавшим тогда в Англии сциентизмом: считалось, что знание сделало человеческую власть безграничной, крепла уверенность в грядущей победе разума и науки над невежеством, предрассудками и старыми верованиями. К этому оптимизму прибавился активно насаждавшийся морализм, который, как многие хотели думать, сочетал в себе добро и истину.

Вот в какой атмосфере вырос Черчилль. Идеям своего детства он волей-неволей оставался верен всю жизнь. В возрасте семи лет он уже с восторгом проводил первые в жизни опыты по смешиванию газов. Позднее химия стала одним из предметов, по которым он успевал и за счет которых поступил в Сэндхерст[427]. Прогресс проник и в повседневный быт Черчиллей. Особняк лорда Рандольфа Черчилля в Уэст-Энде стал первым частным домом в Лондоне, освещенным электрическими лампочками[428].

Неудивительно, что любопытство Черчилля всегда было возбуждено, а его богатое воображение вечно рисовало ему какие-то удивительные картины. Он всегда испытывал повышенный интерес к новым механизмам, всевозможным техническим новинкам, к изобретениям и нововведениям, начиная с танка времен Первой мировой войны и заканчивая радаром и системой «Ультра», нашедших применение в борьбе с фашизмом. Кроме того, не стоит забывать о фантастических планах, один за другим рождавшихся в его изобретательном уме. Так, в 1943 году Черчилль разработал план «Хабакук», состоявший в том, чтобы превратить айсберги в плавучие непотопляемые базы военной авиации, покрыв их сверху огромными настилами из замороженных досок. Однако этот план сразу же был отвергнут благоразумными экспертами[429].

Добавим еще один, последний штрих к портрету: страсть Черчилля к истории. История человечества была для него не просто историей пути к спасению, он видел в ней, несмотря на все печальные факты — и в первую очередь трагедии XX века, — историю прогресса. Прогресса, лучшей иллюстрацией которого служила история Англии, прошедшей долгий путь развития от кельтских варварских племен и датских завоеваний до современной, процветающей Великобритании — светоча цивилизации, свободы и демократии. В этом отношении Черчилль был безоговорочным сторонником «либеральной концепции», согласно которой история развивалась линейно и была отмечена поэтапной победой эмансипации, триумфом реформ и предоставлением каждому — благодаря таким документам, как Великая хартия вольностей или закон 1679 года о неприкосновенности личности — права свободно распоряжаться своей жизнью. Эта концепция звучала как нельзя более естественно в устах просвещенного отпрыска одной из знатнейших фамилий Британского Королевства, чьим призванием было служение государству и обществу.

Был ли Черчилль харизматическим лидером?

Кто осмелится утверждать, что Черчилль не обладал способностью подчинять окружающих своему влиянию, особенно в период с 1940 по 1945 год? Именно тогда во всей полноте раскрылись его ораторский талант, его дар владения словом и говорящим жестом, его способность вдохнуть в соотечественников неугасимую энергию. И все же, был ли он харизматическим лидером?

Известно, что Макс Вебер, пытавшийся объяснить природу необыкновенной духовной власти некоторых людей — политических лидеров, военачальников или священников, выделил три основных типа воздействия, оказывавшегося лидерами разных времен. Первый тип — этотрадиционноевоздействие, основанное на вере в святость обычаев и законность правления тех, кто опирается на традицию. Второй тип — этозаконноевоздействие, установленное разумным и законным путем и опирающееся на действующую конституцию и действующие институты власти. Наконец,харизматическоевоздействие проявляется в преданности и покорности лидеру в силу его обаяния, личных качеств и исключительных талантов. Иными словами, некоему лидеру для того, чтобы завоевать авторитет, вовсе не обязательно строго следовать букве закона или традициям, он вполне может положиться на свой природный дар. В этом и заключается его обаяние, его харизма. Народ же, в свою очередь, «подчиняется лидеру, обладающему сильным характером, героическим мужеством или какими-либо другими особыми достоинствами». Речь идет о человеке-мессии, спасителе, «наделенном сверхъестественными, или сверхчеловеческими, или, по крайне мере (...), не свойственными большинству смертных способностями». Вот почему приверженцы «мессии» признают его своим лидером, почитают его, добровольно и инстинктивно встают под его знамена, влекомые исключительно его незаурядной личностью, верой и надеждой[430].

Даже не вникая во все тонкости описания Макса Вебера, подчас довольно расплывчатого и туманного, стоит прибегнуть к его эвристическому методу для пояснения особенностей личности Черчилля и раскрытия секрета его головокружительной карьеры. При этом вовсе не обязательно делать из него сверхчеловека, надо просто попытаться понять, как сумел этот исключительный человек, наделенный незаурядными способностями, в не менее незаурядных обстоятельствах завоевать авторитет, объединить вокруг себя своих соотечественников в едином, страстном и свободном порыве. Для этого мы располагаем красноречивыми статистическими данными: опросы Гэллапа показали, что премьер-министр, возглавивший страну в годы войны, пользовался постоянной, мощной поддержкой населения. Предпочтение Черчиллю отдавали от 88,5 процента британских граждан во второй половине 1940 года до 89 процентов в 1944 году. Небольшой спад народного доверия произошел в 1942 году (84 процента) и достиг пика в 1943 году (92 процента)[431].

Оставим в стороне возражения против веберовской концепции харизматического лидера: согласно этим возражениям религиозная этимология слова «харизма» (Вебер действительно позаимствовал термины «харизма» и «божья благодать» в книге Рудольфа Сома «Церковное право», вышедшей в 1893 году) противоречит его употреблению применительно к современным политическим режимам. В действительности наиболее секуляризированные общества XX века не обходятся без церкви и веры, в особенности если религия принимает более светскую форму. Во многих странах, где еще сохранились чувства и признается добродетель верности[432], это приводит к взаимопроникновению политики и религиозной сферы. Таким образом, если в либеральном или тоталитарном обществе появляется так называемый харизматический лидер, то граждане ему всецело доверяют, с благоговением внимают каждому его слову, с одобрением встречают каждую его инициативу и верят в его божий дар.

В случае Черчилля налицо как раз все три атрибута обладающего харизмой лидера — лидера, в котором есть искра божья[433]. Во-первых, как лидер он наиболее полно раскрылся именно в кризисной ситуации, Вебер называет это периодом психологического, физического, морального и политического беспокойства. Кому же придет в голову отрицать, что именно такой период переживала Англия в 1940 году, когда ей грозило вражеское вторжение и разгром, а также в 1942 году, в кульминационные месяцы битвы за Атлантику? Именно божий дар помог премьер-министру в обстановке, пронизанной страхом, опасностью, отчаянием и предчувствием неминуемой катастрофы, найти путь к спасению. Черчилль, обладавший этой самой пресловутой харизмой, олицетворял собой избавление, он психологически выправил ситуацию, подарил людям надежду вместо тревоги, вдохнул в них веру в успех, заразил их своим оптимизмом, передал им свой эмоциональный настрой. Вот такими способностями и должен обладать лидер, ниспосланный провидением для спасения своего народа. Такими способностями, вне всякого сомнения, обладал Черчилль.

вернуться

427

См. У. Черчилль, My Early Life, с. 33.

вернуться

428

См. Э. М. Лоу, «Churchill and Science» в книге Чарлза Ида Churchill by his Contemporaries, London, Hutchinson, 1953 г., с. 442.

вернуться

429

См. Мартин Гилберт, седьмой том «официальной биографии», RoadtoVictory 1941—1945, с. 446.

вернуться

430

См. Макс Вебер, Economie et societe, Paris, Plon, 1971 г., том первый, с. 289 и 320—321.

вернуться

431

См. The Gallup International Public Opinion Polls: Great Britain 1937—1945, том первый, New-York, Random House, 1976 г. Приведенные процентные соотношения определены на основе данных пяти-шести социологических опросов, проводимых ежегодно.

вернуться

432

Об этой дискуссии см. критические статьи М. Вебера, Карла Дж. Фридриха, напр., «Political Leadership and Charismatic Power», JournalofPolitics, XXIII, 2 февраля 1961 г., с. 14—16, и статьи противоположной направленности Роберта Такера, напр., «The Theory of Charismatic Leadership», Daedalus, 97, лето 1968 г., с. 731—756.

вернуться

433

В чрезвычайно интересном исследовании Crisis, Charisma and British Political Tradition: Winston Churchill as an Outsider, London and Beverly Hills, Sage Publications, 1974 г. (с. 25, 31, 37). Деннис Кэвэнэг на основе анализа, проведенного Максом Вебером, определил пять признаков того, что Черчилль обладал харизмой. Однако, несмотря на то, что Кэвэнэг допускает наличие у Черчилля элементов влияния харизматического типа как у человека с независимым мнением, он, тем не менее, приходит к выводу, что Черчилль не был харизматическим лидером.

101
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru