Пользовательский поиск

Книга Азов. Страница 85

Кол-во голосов: 0

– Все живы и здоровы. Здоров ли посол? Семь лет не виделись…

– Пока здоров! – осторожно ответил Фома.

– Долгонько тебя не было, – не глядя на него, проговорил Старой. – А по какой причине?

– Хворал, но теперь уже прошло…

– А! То нехорошо – хворать послам в такое время. Война идет в Крыму, война у вас идет и в Персии; нынче послам хворать не можно… Как поживает посол Алей-ага?

– Алей-ага поехал в Польшу, – сказал Фома.

– Клепать на русских? – дерзко спросил Старой. – Клепать вы мастера.

Фома смутился. Атаман продолжал:

– Ты не сердись… Я вот свез Алей-агу в Москву, так мне язык пожгли! Тебя свезу в Москву – без головы, поди, останусь. Да, видно, не повезем тебя в Москву. Приедет из Москвы Степан Чириков, поедешь с ним.

О Каторжном Старой умолчал.

– Давно тебя мы ждем. Семь лет! Вот и Наум Васильев свез тебя в Москву последний раз, а вышел из тюрьмы только недавно… Васильева помнишь аль позабыл?

Фома резко ответил:

– То дело давнее.

– Верно, то дело давнее, да только нами не забыто, – недружелюбно сказал Старой. – Поедем-ка на Дон, Тебя как гостя ждем, давнего и дальнего.

Фома Кантакузин натянул уздечку, спросил:

– Татаринов в Черкасске?

– В Черкасске. А ваш посол Муслы-ага в Стамбуле?

– Муслы-ага поехал в Венгрию.

– Плохой посол: вина не пьет, рыбы не ест, глазами только шарит всюду – привычка у посла дурная.

Фома тут осмелел:

– Смириться надо, у каждого посла – своя привычка.

– Шарить, где ставили мы крепи?

– Ай-яй, атаман Старой, зачем такой сердитый?..

Старой промолчал. К ним подъехали турецкий толмач Асан и еще два грека, и они, оставив на дороге Калаш-пашу, шепнувшего что-то послу, поехали к Черкасску.

Фома Кантакузин, как всегда, ехал в черном длинном платье, в белой турецкой феске, на белом коне. Старой был в царском платье и ехал тоже на белом коне. Сопровождавшие казаки Левка Карпов и Афонька Борода – на вороных конях. Чауш Асан и два грека – на рыжих.

Старой и Фома Кантакузин некоторое время ехали молча. Фома уныло глядел на весело шумевшие донские степи, наводившие на него тягостные воспоминания о том, как казаки чуть было не убили его.

Чауш Асан, греки и казаки также ехали молча.

Потом Фома спросил тревожно:

– Мирно ли теперь живут на Дону? Выполняют ли казаки повеления государя? Нет ли на Дону ослушников?

Старой, не повернув головы, сказал:

– Все исполняем в точности. Бывает разно: иной раз государь хвалит, иной – бранит.

Кони шли шагом. Не доезжая до Монастырского урочища, атаман молча свернул вправо. Вспомнив, что правая дорога, идущая балками, опасна, посол приподнялся в седле и сказал настойчиво:

– Зачем, атаман, свернул? Поедем Монастырским трактом!

– Боишься? Ну что ж, пожалуй, поедем Монастырским. Нам все едино.

Пришлось ехать Монастырским урочищем. И только въехали на горку – впереди Петро Матьяш с запорожским войском.

– Что делает здесь войско? Зачем так много войска? Чьи это люди?

Старой сказал:

– То наши братья запорожцы. Посла встречают.

– Зачем они стали таким большим табором поблизости Азова?

– В Персию собрались, на помощь шаху, – ответил атаман.

Фому передернуло.

– А мы, посол, отговорили их. Зачем им ехать в Персию, зачем идти войной супротив султана, творить недружбу с ним?.. Они собрались в Астрахань, на Волгу, а мы сказали им: вы, братья-запорожцы, не спешите, турецкого посла бы с нами встретили? И вот они, гляди, встречают. Дело?

Увидя конных, Петро Матьяш и запорожцы пошли навстречу послу.

– Гей, хлопци! – крикнул Стороженко. – Здоровеньки був, Алеша Старой! Кого ты, атаман, на Дон везешь?

Старой громко ответил:

– Братья-запорожцы, везу турецкого посла Фому Кантакузина. Он едет к нам от самого султана Амурата в Москву, с делами важными к царю-батюшке. Встречайте посла лаской!

Все запорожцы наклонили головы, не торопясь повернулись спиной и поклонились Дону. Четыре тысячи задов приветствовали турецкого посла… А Петро Матьяпг стоял с пистолетом в руке и нагло глядел прямо в глаза Фоме.

– Хлопци, – сказал он, расхохотавшись. – Кланяйтесь нижче! Який носатый той посланник! Ха-ха-ха!.. Да нам що? Нам – або дома не бути, або волю здобути!.. Хлопци! Туречина приихала на Дон, ратуйте!..

Запорожцы, не поворачиваясь, отодвинулись от дороги.

Фома растерянно дергал уздечку и спрашивал:

– Это у них обычай так встречать послов?

– Это знак особого почета в Запорожском войске, – серьезно сказал Старой.

Сметливый Фома все понял, но сделал вид, что это ему даже понравилось. Петро, преграждая ему путь, Сказал:

– А ты не спеши, Фома, в лис: вси вовки твои будуть! Про тебя, посол, у нас на Вкраини давно писни спивають – погани писни!

Фома пожал плечами. А Петро – был он под хмельком – настойчиво хотел говорить с турецким послом.

– У нас вийско таке тихе, – говорил он, – що и у всим свити билом нигде немае. Горы мои казаки звернуть! И море шапками вычерпають! А ты, Фома, не знаешь, що тиха вода, а греблю рве. Ну, що ж ты мовчишь, як та сорока в гостях?

– Чего он хочет? Кто он такой? – спросил посол, осаживая лошадь.

– Ге-ге! – продолжал Петро. – Лисом чоловик ишов, а дров не бачив! Да я, голова ты турецкая, атаман того самого войска, що тоби так низко кланялось. Гукают мено Петро Матьяш! Я ж бачу, що ты – турский посол, а ни бе ни ме не знаешь! Ну, прощувай! Може, де и побачимся! – Сунул пистоль за пояс, поправил свитку и пошел к войску.

…Подъезжая к Черкасску, Старой и Фома услыхали пальбу из самопалов и гром сторожевой пушки.

– Зачем стреляют?

Старой сам удивился, но ответил:

– Турецкому послу не в новость почести. Тебя и раньше встречали с почетом. И других стран послов встречаем мы с почетом.

Фома облегченно вздохнул.

Приподнявшись в стременах, Старой увидел, что народ со всего Черкасска валит на пристань. С пристани доносились веселые голоса:

Эй, гуляй, гуля-ай, наш Дон!
Наш Дон Иванович!
Гей! Гуляй!
Ковыль степной, неси поклон!
Гей! Гуляй!
Ивану Каторжному слава!
Гей! Гуляй!
Донскому атаману слава –
Ивану, сыну Димитриеву, слава!
Гей! Гуляй!

Старой догадался, что в расцвеченных бударах, которые стояли у пристани, приплыл Каторжный. Их разгрузили. Окруженный казаками, стариками, детьми и бабами, Каторжный, широкоплечий и высокий, медленно шел на майдан мимо Московских ворот. Позади двигались подводы, груженные свинцом, порохом, селитрой, серой и пушечными ядрами. Стучали подводы с хлебными запасами, крупой, вином и толокном, подводы с сукнами, с мехами дорогими, подводы с царской брагой, пивом; подводы с бочками, наполненными медом. Отдельная подвода под сильной стражей – сабли наголо – с деньгами царскими. Были подводы с книгами церковными. А позади на трех подводах везли колокола. Начищенные колокола сверкали, словно золото. Как воробьи, вокруг колоколов сидели попы московские, посланные царем на Дон для службы церковной.

Фома Кантакузин дернул узду, остановил коня.

– У вас сегодня праздник?

Старой сказал:

– Старинная пословица гласит: встречают с полными ведрами – к добру, с подводой полной – к счастью. Тебе, посол, не будет худа! – А сам дал знак: убрать с дороги подводы.

Подводы с рухлядью живо свернули за часовню. Дойдя до майдана, Иван Каторжный сел на коня и подъехал к послу. Подъехал и Степан Чириков, московский дворянин, приехавший встречать Фому, чтоб довезти его в Москву «бесстрашно». Чириков был в цветном кафтане, в шапке собольей. Усы седые и бороду седую щиплет.

Все поздоровались. Фома хвалил султана. Иван хвалил царя за щедрость и за ласку. А Степка Чириков – тот хвалил и царя, и султана.

85
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru