Пользовательский поиск

Книга Бандит из Чертова Каньона. Содержание - Глава 5 ЗАГОН ДЛЯ СКОТА

Кол-во голосов: 0

Дальше они ехали молча. Она была смущена тем, что Бык любит ее, но одновременно и рада, что он признался в своей любви. Разумеется, он был простым ковбоем — неграмотным, жестким и иногда грубым. Но об этом она не думала, ибо с самого детства не знала других мужчин, за исключением разве что отца и редких гостей с востока. Если б она его полюбила, ей вовсе не было бы стыдно.

— Пожалуйста, не называй меня «мисс», Бык, — девушка взглянула на него с улыбкой. — Я ненавижу это.

— Вы хотите, чтоб я звал вас по имени? — спросил он.

— Другие же зовут, — напомнила девушка. — Да и ты назвал только что.

— Сорвалось с языка. — Он застенчиво улыбнулся.

— А мне нравится, когда меня так называют.

— Хорошо, мисс.

Девушка громко рассмеялась.

— Я имел в виду — хорошо, Диана, — исправился он.

— Так-то лучше!

Вот так Диана Хендерс, девушка в целом вполне здравомыслящая, вместо того чтобы просто играть с огнем, раздула из маленького костерка большой пожар. Но откуда ей было знать, что для такой натуры, как Бык, позволение звать ее по имени было столь же сильным авансом, как для иного поцелуй или объятие?

Вернувшись на ранчо, они обнаружили коляску, запряженную двумя пугливыми лошадьми, привязанными к ограде загона под тополем. Она стояла прямо напротив офиса «Заставы Y».

— Чей это экипаж? — спросила Диана. — Я его раньше не видела.

— Уэйнрайты с северной стороны холмов. Я видел их в городе около недели назад.

— Ну конечно же! Я слышала о них. Мистеру Уэйнрайту не нравятся северные ландшафты.

— Он присматривает здесь пастбище, — уточнил Бык. — Не поэтому ли он сегодня здесь? Да нет, не похоже. Слишком мало у них воды, снаряжения, да и еды.

Они остановились у загона и спешились.

— Спасибо, Бык. — Девушка передала ему поводья. — Мы прекрасно прокатились.

— Спасибо, Диана! — Он сказал лишь это, но произнес ее имя совершенно иначе, чем все остальные мужчины, когда-либо произносившие его. Она уже почти пожалела, что потребовала звать себя по имени.

Когда Диана вошла в офис и направилась к своей комнате, отец окликнул ее:

— Заходи, Диана. Хочу познакомить тебя с новыми соседями. Моя дочь, мистер Уэйнрайт.

Диана протянула руку толстяку с близко посаженными глазами.

— А это его сын, мистер Джефферсон Уэйнрайт-младший.

Сын оказался холеным молодым человеком лет двадцати двух. Его внешность была достаточно приятной, но наряд производил впечатление избыточности, так что можно было усомниться в хорошем вкусе юноши. Однако ошибка его была вполне обычной для молодых состоятельных жителей востока, прибывающих в край скотоводов. От окаймленного золотом сомбреро до отделанных серебром шпор — парень не упустил ни одной детали одежды декоративного ковбоя. «Боже мой, да он выглядит как настоящая рождественская елка! — вынес приговор Техасец Пит, когда впервые увидел молодого Уэйнрайта. — Разве что свечей не хватает».

— Вы живете на севере? — осведомилась Диана.

— Да-с, милочка, — ответил старший Уэйнрайт. — Но вовсе не рассчитываем застрять там навечно. Вообще-то мы из Массачусетса — Ворчестер, слыхали о таком месте? Коврики, одеяла и попоны принесли нам удачу. Мы производили их даже для правительства. Имея это в виду, Джефф и вбил себе в голову, что хочет заниматься скотоводством. Естественно, я это одобрил. Тогда я как раз имел стабильный кормовой бизнес, еще до того, как купил мельницы. Когда он год назад закончил Гарвард, мы появились здесь. Но та сторона гор мне не нравится, так что я решил переехать сюда.

— Я как раз пытался объяснить мистеру Уэйнрайту, что по эту сторону гор недостаточно воды и кормов для еще одной крупной скотоводческой фермы, — заметил мистер Хендерс.

— Не имеет значения. Назовите свою цену, но назовите ее честно. Я куплю все. Может быть, я куплю половину здешней территории. Но цена должна быть справедливой. Старый Джефф Уэйнрайт слывет жестким торгашом, однако справедливым и честным. Просто скажите цену, имея в виду все заведение — здания, землю, скот, — в общем, все.

В ответ на это Элиас Хендерс лишь добродушно рассмеялся.

— Боюсь, все это не продается, мистер Уэйнрайт.

— Полно! Я куплю, а вы продадите. Продадите все! Джеф Уэйнрайт всегда добивается того, чего хочет. Итак, сынок, нам лучше уйти.

— Разумеется, вы не уйдете, не пообедав с нами, — нашлась Диана. — Обед должен быть уже готов.

— Не возражаю, — ответил старый Уэйнрайт, и они остались на полуденную трапезу.

Диана нашла молодого Уэйнрайта приятным, вежливым собеседником. Это был первый образованный человек, кроме отца, которого она встретила за всю свою жизнь. Его разговор и манеры, столь отличные от грубых манер и речей вакеро, составлявших ее маленький мирок, произвели на нее глубокое впечатление. Он мог интересно рассуждать о каких-то незначительных подробностях культурной жизни, о которых она лишь читала в книгах и газетах, — он же судил обо всем этом по собственному опыту. Первые два часа, проведенные с молодым человеком, увлекли ее и взволновали до невозможности. Они открыли перед ней новый удивительный мир, о котором она до сих пор лишь грезила, считая его скорее недостижимым сном, нежели доступной явью.

Если молодой Уэйнрайт и унаследовал отчасти самовлюбленность отца, то Диана забыла об этом, удивляясь его утонченным манерам и наслаждаясь общением с человеком, равным ей по социальному положению. То, что его папаша невозможен, она поняла с первого же взгляда, но сын казался другим. В отличие от своего родителя, юноша имел какой-то лоск, глянец хорошего воспитания, приобретенный, должно быть, в стенах колледжа.

Однако визит Уэйнрайтов вселил беспокойство не только в обитателей офиса. Тревога охватила все население ранчо. В спальном корпусе сгущались тучи.

— Проклятье на его шкуру! — воскликнул Техасец Пит.

— Чью? — спросил Короткий Бен.

— Моего покойника-папаши! Если бы старика не повесили так не вовремя, может, он послал бы меня в Гаварт [4], и я бы тоже купил себе ранчо. Так или иначе, что может поделать простой парень против этих фальшивомонетчиков, этих бездельников, поедающих крекеры?

Глава 5

ЗАГОН ДЛЯ СКОТА

— Я получил письмо от Уэйнрайта с сегодняшней почтой, Ди, — неделей позже сообщил дочери Элиас Хендерс. — Он вновь требует назначить цену за все «заведение».

— Мы можем поехать на восток и жить там, разве нет? — спросила девушка.

Хендерс бросил на нее взгляд, полный желчи. В ее тоне ему почудилась неподдельная грусть. Хендерс подошел к дочке и обнял ее.

— Ты хочешь ехать на восток и жить там? — спросил он ее.

— Мне нравится здесь, папа; но ведь там столько всего, чего мы лишены здесь! Мне хотелось бы посмотреть, как живут другие люди. Я хочу побывать в больших отелях, в театре и в опере, хочу встретить образованных культурных людей своего круга. И еще хочу ходить на вечеринки, где никто не напивается и не открывает стрельбу, — заключила она с улыбкой.

— Мы вовсе не должны продавать ранчо, чтобы уехать, — сказал отец. — Боюсь, я был эгоистом. Я не хотел уезжать обратно после того, как твоя мама покинула нас, и забыл, что ты имеешь право на все преимущества цивилизации, которые мы имели в избытке. А мне самому казалось достаточно ранчо и тебя.

— Но если ты уедешь, то кто же будет управлять ранчо, следить за всем? — настаивала девушка.

— О, все это может быть улажено. Неужели ты думаешь, что мы не в состоянии уехать, не продав ранчо?

— Будет лучше, папа, если ты станешь свободен от всех забот, — сказала она. — Если ты продашь ранчо и свою фирму, то не будешь и беспокоиться, как здесь идут дела.

— Старый Уэйнрайт никогда не купит их по их настоящей цене, даже если я соглашусь продать, — объяснил Хендерс. — Я расскажу тебе, что намерен сделать. Я назначу ему цену, и если он согласится, то я продаю ранчо. Но в любом случае, согласится он или нет, мы с тобой уедем на восток, если тебе так хочется.

вернуться

4

Имеется в виду Гарвардский университет.

11
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru