Пользовательский поиск

Книга Великая дуга. Содержание - Послесловие

Кол-во голосов: 0

В своих скитаниях Баурджед узнал нужду, увидел величие человека в простых людях. Все это пошатнуло первоначальные воззрения знатного царедворца на жизнь. Но мятеж! Встать во главе грязных бедняков и рабов, вести их на столицу, на дворцы, приближенных фараона, может быть, на самого владыку… Нет, это невозможно! Баурджед отстраняюще выставил вперед руку:

— Нет, Уахенеб, я этого не могу сделать. И без того всех нас обвинят в том, что мы дали разъяриться толпе. Надо плыть скорее вниз, укрываться и дальше делать, как я сказал!

Лицо кормчего замкнулось и сделалось непроглядно суровым.

— Тогда, господин, верни меня на берег. Я не верю в милость Великого Дома и не могу оставить тех, кто долгое время делил со мной и труд, и голод, и побои. Я пойду с ними… А вы? — властно обернулся Уахенеб к остальным товарищам.

— Мы с тобой! — без раздумья ответили четырнадцать человек: только трое отделились и умоляюще взглянули на Баурджеда.

— Ты погибнешь, Уахенеб! — вскричал изумленный и возмущенный Баурджед.

— И ты, господин, тоже, — спокойно, с оттенком печали отозвался кормчий. — Прощай! Ты был хорош для нас и мог бы сделаться хорошим для всей Черной Земли… Прикажи править к берегу, господин!

Плотная толпа сгрудилась вокруг выскочивших на пристань бывших спутников Баурджеда, приветствуя их восторженным воплем.

Уахенеб пристально посмотрел прямо в лицо свое-его начальника, и в глазах старого кормчего Баурджед прочитал последний вопрос, мольбу и тоскливую тревогу.

— Они пойдут за мной, — тихо сказал Уахенеб, — и я знаю, где правда, но не знаю путей… Как прийти к другой, хорошей жизни, куда нанести удары?

— И я не знаю, — так же тихо ответил Баурджед, — и не верю, чтобы это могло быть…

— А я верю. Мы можем погибнуть, но погибнем все вместе. И товарищи простят мне мое незнание, если до конца я буду с ними… — Кормчий замолк и вдруг встрепенулся, словно вспомнив что-то.

— Где хранится оружие для новых воинов в городе? Скажи мне это, господин, и мы всегда будет хорошо вспоминать тебя…

— В большой кладовой около сокровищницы бога, рядом с улицей Кузнецов, — без колебания ответил Баурджед. — Ты узнаешь этот дом по красной и белой полосе вверху стен, под крышей… Уахенеб поклонился начальнику.

Великая дуга - i_019.png

Баурджед вздохнул и знаком велел гребцам оттолкнуть лодку.

Внезапно четыре гребца — все товарищи по плаванию в Страну Духов — выпрыгнули на пристань.

Баурджед сделал вид, что ничего не заметил. Весла схватили трое из оставшихся. Лодка отчалила.

Мятежники, окружившие Уахенеба и внимательно слушавшие его, не обратили внимания на отъезжавших. Чувствуя себя усталым, Баурджед опустился на кормовое сиденье. И опять, как тогда, давно-давно, при разговоре с Уахенебом о повелении фараона идти в Страну Духов, тоскливое недовольство собой и стыд овладели Баурджедом. Словно опять его кормчий оказался в чем-то выше его, более мужественным и более правым.

— Достойный Мен-Кау-Тот, помнишь, как ты мудро остерегал нашего гостя?

— Говори дальше! — воскликнул старый жрец. — Скажи все, что узнал ты в Белой Стене.

— Баурджед освободил сосланных в каменоломни, разъярил толпу. Мятежники дошли до города, захватили его окраины. Во главе были спутники Баурджеда, которым он повелел начальствовать бунтовщиками. Они захватили оружие, но победа их длилась недолго. Мятежники разбрелись, а воины фараона, стража храмов и молодые джаму[98] соединили свою силу, истребив всех порознь. Сам Баурджед скрылся в Дельте, но почему-то вздумал вернуться. Мятежник из Дельты в руке бога,[99] и теперь он исчез без следа и слова.

— Проходит жизнь мятежника на земле, не продлится она, — мрачно пробормотал старый жрец, — бьет бог грехи его кровью его![100] Не ожидал я, что Баурджед окажется зачинщиком мятежа… Впрочем, он отдал нам все, что имел, исполнил свое назначение и более не нужен. В великой тайне будем мы хранить все записанное. Будет открыто оно только тому властителю, которого найдем и направим по нашим путям.

— Истинно так, мудрый Мен-Кау-Тот. Да не воспользуются знанием служители Ра и Пта, не будет и простой народ пленяться рассказами о свободной жизни! Все будет сокрыто в наших подземельях!

Но мудрый верховный жрец ошибся.

По-прежнему в хижинах бедных земледельцев, казармах воинов, храмовых сторожках, рабочих домах рассказывалась повесть о великом и отважном путешествии сынов Кемт. Неведомые певцы из народа слагали все новые песни, вплетая в действительность исконные мечты о справедливости и свободе, дополняли повесть тем, что хотелось бы всякому видеть в своей настоящей жизни. И все большее число умов начинало задумываться над поисками путей к правде и сомневаться в божественности величия фараонов.

Великая дуга - i_020.png

Послесловие

Великая дуга - i_021.png

Повесть написана с целью ознакомления читателей с самым древним периодом развития исторической культуры, о котором наука располагает достаточными для этой цели сведениями — древним царством древнего Египта.

В нашей литературе совершенно отсутствуют произведения, посвященные столь давним эпохам истории, и молодому читателю нет возможности познакомиться с ними иначе, как по специальным работам.

Вместе с тем мне представлялось интересным попытаться воссоздать древние представления об окружающих Египет странах и показать, как расширялись представления о мире и разрушалось старое наивное мировоззрение, закрепленное и поддерживавшееся религией.

Поэтому в повести рассказывается о самом древнем плавании в океан — Великую Дугу, по представлениям древних египтян окружавшую сушу.

Повесть построена на точных исторических данных. Единственная «вольность», дозволенная себе автором, — это перенесение плавания Баурджеда из времен фараона V династии Сахура ко времени фараона Джедефры (IV династия), то-есть на 100–120 лет назад. Это сделано как по литературным соображениям, так и потому, что сведения о сообщениях с Пунтом, правда отрывочные и недостоверные, имеются и для более ранних этапов истории Египта.

Большинство надписей, изречений, поговорок и т. п., встречающихся в повести, взяты из подлинных древне-египетских источников в переводах крупнейших египтологов и преимущественно Б. А. Тураева. Автор попытался сохранить насколько возможно их звучание и равным образом нанести налет египетской этимологии на все диалоги и описания повести.

Красное море с его коралловыми рифами в плавании египтян описано совершенно точно, в чем может убедиться всякий, знающий лоцию этого моря, а также и Индийского океана у берегов Африки.

вернуться

98

Джаму — добровольцы-воины из знатной молодежи и богачей.

вернуться

99

Джаму — добровольцы-воины из знатной молодежи и богачей.

вернуться

100

Подлинный текст.

25
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru