Пользовательский поиск

Книга Утоли моя печали. Страница 84

Кол-во голосов: 0

Только странно, что же коллеги не позаботились восстановить простреленные колеса?

И еще заметил Бурцев: двигаются они как-то неестественно, ноги переставляют так, словно им мешает что-то, как плохим танцорам.

– Рассказывайте, где были, что видели. – Бурцев подал очки Жоре. – Кто самый смелый?

– А вы цепочку мою не находили? – безнадежно спросил Рома. – Казенная, пятьдесят пять граммов… Хотя, на хрен теперь!..

Сергей достал из кармана порванную цепь и бросил крашеному.

– Кто же так разуделал московскую милицию? Коллеги?

У Ромы даже синяки побагровели. Он спрятал цепочку и, схватив монтажку, широко расставляя ноги, подступился к колесу.

– С-суки… Я их паскуд достану!

– Это не коллеги, – определил умный очкарик. – Ни по милиции, ни по… рэкету. Кто это был, неясно-Ничего не понимаю.

– Да ладно тебе крутить! Не понимаешь… – обрезал его Рома. – Говори как есть! Бабы нас взяли. Натуральные бабы.

– Мы находились в машине, ждали вас, – стал объяснять Жора. – Все было нормально. Вдруг выходит девушка…

– Не девушка, а женщина! – поправил крашеный и закатил истерику, метнул куда-то в лес свой инструмент, заколотил кулаками по машине. – Сука драная! Я ей ноги выдерну! Матку выверну!

– Заткнись! – рявкнул Бурцев. – Сам как баба!

– Да вы бы знали! Это не бабы! Это… – он уткнулся головой в кабину и застонал.

– Она была в купальнике… Такой тонкий купальник, из сеточки, терпеливо выждав, продолжил разумный очкарик – Здесь черта, и здесь черта…

– Поставить бы ее раком к березе, – промычал сквозь зубы его товарищ.

– Подошла к машине и говорит: мальчики, мол, подвезите до поселка, кто-то одежду украл, комары заедают. – Очкарик сделал паузу, что-то пропустил. – Я сказал, некогда, не можем… Она давай нам зубы заговаривать, мы из кабины вышли, разумеется

– Хватит тебе дуру гнать! Рассказывай все! – крашеный снова стал разогреваться.

– Голубыми назвала, – признался Жора – Конечно, сами виноваты, не раскусили провокацию.

– Не голубыми, а пидарами!

– Хотели ее в машину посадить…

– И порезвиться? – в упор спросил Сергей.

– Да никто не собирался… резвиться! – взвился Рома жалобным голосом. Объяснить хотели, популярно… А она, тварь…

– Она отвлекала нас таким способом, пока остальные подтягивались. Типичная приманка… Сама порвала купальник! Потом выскакивают еще две и виснут… Ситуация скользкая, щепетильная… Пытались отнять оружие…

– У двух здоровых мужиков?

– Ага! А потом еще две! Только уже со стволами! Прошмандовки!

– Короче, завязалась борьба… Это не простые женщины, Сергей Александрович. Чувствовалась подготовка, хорошая подготовка. Два автомата. И организация…

– И вы в штаны наделали? Поэтому ходите нараскоряку?

Они переглянулись, как тогда, в московской милиции, о чем-то посоветовались молча.

– В больницу придется ехать, – отвернувшись, проговорил Жора. – Отбили все… Распухло. Распяли между деревьев, ноги растянули и били…

– В какую больницу? Потерпишь! – боднул головой Рома. – Пока не возьмем их, я отсюда не уеду!

– Говорю же, это не просто… группа какая-то или банда. Секта, что ли? Одни женщины! Такая ненависть…

– Амазонки, что ли?

– Не знаю… Садистки! Феминистки! В общем, признаки секты. Крайний цинизм, мужененавистничество… Предупредили: если не уберемся отсюда сегодня, завтра снова придут. И уже не бить станут, а… на лед посадят.

– На лед? Что это значит?

– Известно что, чтоб отморозить!

– Какой-то восточный способ стерилизации, – объяснил очкарик, поправляя сползающие деформированные очки. – Будто кочевники так делали, чтобы пленные не размножались. Кусок льда под мошонку – и пока не растает. Это они сами объяснили. А потом появился новый голос, раньше его не слышал.

– Суки! Найду – в лед вморожу! – снова влез Рома.

– Ты дашь поговорить?! – рыкнул Бурцев, чувствуя озноб: от всего этого действительно несло ритуальностью, если эти парни не морочили ему голову. Где все это происходило? Куда вас отвезли?

– Просто в лес… В наручниках, глаза завязали, да еще на пол уложили, сели сверху… Что тут увидишь? Но везли минут сорок по асфальту, потом какие-то ухабы, проселок, что ли… Еще полчаса. Глаза не развязывали. Растянули между деревьев, ноги, руки… Самое страшное, не знаешь, в какой момент ударят. Висишь и ждешь каждое мгновение…

– Маньячки! Они, стервы, удовлетворение получают, когда бьют!

– Назад сами доставили?

Опера еще раз переглянулись – то ли договаривались, как отвечать, то ли спрашивали друг друга о чем-то ранее условленном. Чем и сбивали с толку, вызывая подозрения, что «амазонки» – оперативная сказка.

– Ничего подобного. – Теперь Жора отчего-то занервничал. – Одну руку мне отвязали и уехали. Сами выбирались, пешком.

– Что-нибудь требовали? Кроме немедленного отъезда? О чем спрашивали, о чем между собой говорили?

– Кайф ловили, вот и все! – снова застонал Рома. – Натуральные извращенки! Садистки!

– Да замолчишь ты или нет? – взъярился Бурцев.

– Они поставили условие… Советовали передать нашему шефу, – очкарик поднял глаза. – То есть получается вам, Сергей Александрович… Чтобы вы сами забыли дорогу в Страну Дураков и своих людей не посылали. Никогда. Но потом кто-то приехал, у меня музыкальный слух, такого голоса не было. Судейский такой.

– Не фантазируй, Жора! – оборвал его крашеный. – Что-то я такого не слышал!

– Потому что орал, как сумасшедший! А надо было слушать!

– Тебе сколько раз вдарили? – мгновенно завелся тот. – Пару раз, не больше! Потому что ты висел и пыхтел в тряпочку: «Девочки! Девочки!..»

– Ладно, помолчи!

– Ты мне рот не затыкай! Дипломат хренов! Понял, что звездец, и поплыл!

– Я бы на твоем месте помолчал! – прикрикнул вдруг Жора и сверкнул очками. – Не надо было жлобствовать! И яичницу бы не сделали!

– Ну ты и козел, Жора!

Опасливо переставляя ноги, очкарик приблизился к своему товарищу, и Бурцеву показалось, сейчас начнется драка.

– Кто сказал про минет? Ты или я?.. Вот тебе и сделали… французскую любовь! И мне из-за тебя.

– Да я что, на помойке нашел? – заорал Рома. – Чтобы такой мрази!.. А что я должен ей сказать, если по легенде – бандит?

Сергей растолкал их.

– Ты и без легенды бандит! Разберетесь потом! Без меня! А сейчас отвечайте на мои вопросы! – Он обращался к очкарику:

– Именно мне советовали забыть дорогу? По имени называли? Упоминали Генпрокуратуру?

– Нет, не упоминали и не называли… Сказали, передайте своему боссу.

– Очень важно знать, за кого они приняли вас! За рэкет? За сотрудников милиции? Или еще за кого-то?

– За мужиков приняли, – никак не унимался крашеный. – За голубых…

– Мужики голубыми не бывают, но как вариант годится. А если точнее?

– Голубыми она назвала в провокационных целях, – заключил Жора. – Нужна была причина для захвата. Пасли конкретно нас, чувствовалась проработка операции. Это действительно какая-то… секта. На местных бизнесменов им наплевать, не за них они заступались. И на милицию тоже… Какие-то они смелые, дерзкие были, пока не появилась эта начальница. Сразу присмирели…

– Женских сект не бывает, – опять встрял Рома. – Через день передерутся. Это же пауки в банке!

И Бурцев вдруг понял: крашеный постоянно сбивал своего товарища, чтобы тот не выдал какой-то их тайны, какого-то условленного момента, о котором они договорились молчать. Сергей и отвел очкарика подальше от автомобиля, однако и тут он особенно-то не хотел откровенничать.

– У меня сложилось впечатление, что они ошиблись… – сообщил Жора, поглядывая в сторону товарища. – Точнее, ошиблись и разочаровались. И только потому отвязали одну руку.

– Ты расскажи про эту начальницу! Все и по порядку.

– Мы же работаем втемную, зачем тут торчим, кого ищем… В общем, информация дозированная, сопоставить факты невозможно, – отчего-то завилял опер. – Тут и рассказывать нечего…

84

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru