Пользовательский поиск

Книга Утоли моя печали. Страница 115

Кол-во голосов: 0

– Третья династия?.. И об этом я что-то слышал. – Голова у Бурцева уже не болела, но начались какие-то провалы в памяти. – Третья династия на третье тысячелетие…

– В таком случае нам будет легче разговаривать, – одобрил Зоммер. – Не вспоминайте сейчас. Мы еще вернемся к этому вопросу. А сейчас слушайте и запоминайте. С чистыми монархистами бороться просто, забросил дезинформацию – и они сами перегрызут друг друга, поскольку все мечтают о престоле. Тут наблюдается неожиданное единство, как в пчелином улье. Генерал Клепиков подошел к решению проблемы большевистским путем, стал отстреливать представителей этой третьей династии, но тут вмешался крупный капитал, влиятельные лица… Скворчевский был более профессиональным, однако не ликвидировал заговор из-за собственных личных качеств. Да, он провел несколько удачных, но малозначительных операций. Неплохо сработала дезинформация в прессе по поводу голубизны и транссексуальности идеологов Матки. На какой-то момент хорошо пошел проект организации противовеса движения онанистов, презирающих услуги женщин, как разносчиц половых заболеваний. Некоторый эффект был от внедрения моды среди девушек на жизнь под кайфом наркотика. Но все застопорилось, известные методы и приемы не работают… Что может больной и старый президент, в котором не осталось мужского духа? А нужен молодой и сильный самец, пусть коричневый диктатор…

– Но где он, этот диктатор? – не сдержался Бурцев. – Разрушена империя! В стране мрак и беспредел!

– Чтобы спасти положение, у власти должны быть единомышленники, а не сброд, разбитый по партиям и сексуальным ориентациям, – продолжал Зоммер с прежним напором. – И четко выработанная позиция. На какой-то период следует возродить и Домострой, тем более есть традиции. И не бояться проституции! Пусть хоть половина женщин выйдет на улицы. Когда они торгуют собой и ублажают мужчин, в государстве царит порядок. Но у нас даже руководимая мужчинами пресса скатилась к обсуждению женских проблем, а сколько специальных передач транслирует телевидение?

– Да, особенно реклама прокладок, – серьезно сказал Бурцев, – и колготок.

– Напрасно смеетесь, – заметил немец. – Вы слабо разбираетесь… в области тонких материй. Да, и реклама прокладок! Милый пустячок, специфические женские товары. Но все это постепенно насыщает подсознание магнитным полем женского начала. Идеологи Матки знают, что делают, и работать умеют с учетом психологии обывателя. Он плюется от этих прокладок, мыла и косметики, но все равно получает заряд энергии. Скворчевский не способен выйти на новый уровень работы и составить конкуренцию, хотя столько раз уже стажировался в Соединенных Штатах.

– А там у них дело поставлено лучше?

– Вы же наблюдаете… Они нашли хороший способ удерживать ситуацию под контролем. Проповедуют мужской образ жизни: культ силы, воинский дух, романтику поединка, фильмы ужасов, возбуждающие мужчин и подавляющие женскую психику. И вместе с тем – пропаганда и терпимость к мужской однополой любви. Но в России это не приживается, другой образ жизни, национальный характер. Требуются новые решения и средства, новые люди и идеи. А монархический матриархат – это же хаос! Представляете, что будет, если все сферы нашей жизни будут основываться на женской логике? Нравы, законы, ценности, образ мышления? Тысячелетие проституции! Мир существует благодаря власти мужского начала, власти разума, а не истерик и капризов. Вы слышали что-нибудь о женщине-гении? И не услышите, потому что гениальность – это привилегия мужчин. Но власть ускользает из наших рук, и силами одной спецслужбы мы не удержим ее. Я затеял этот разговор с вами потому, что увидел в вас мужчину. Я вынужден говорить с вами в открытую, имею на это право. Операция должна быть завершена. Сейчас удобный момент ликвидировать очаг этой заразы. Обстановка меняется каждый день, и нельзя упускать случая.

– Ты предлагаешь мне завершить операцию? – Бурцев почувствовал толчок у горла, а затем приятную волну разливающейся по телу легкой, стремительной силы. Так бывало и раньше, когда он предчувствовал успех.

– Вы адаптированы к здешней среде, под руками есть силы, которые можно задействовать. – Зоммер уже ставил задачу. – Удар будет внезапным, а значит, эффективным. Вы не ограничены во времени, и вам не требуется сложное, многоступенчатое прикрытие для выхода из операции. Есть возможность не только построить новую карьеру и заработать деньги, но и прославиться, что немаловажно. Да, это слава Герострата, но слава!

– Что же я должен сделать конкретно?

– Сейчас в Дворянском Гнезде находится Матка со своим отпрыском и так называемый престолоблюститель. И есть окружение – те самые представители молодого русского капитала, называющие себя боярами. Сейчас не времена Клепикова, и ликвидировать это Гнездо следует осторожно, используя специальные боеприпасы. Если вы согласитесь, я научу, как ими пользоваться. Это будет самая сложная часть операции для вас. Вести огонь можно лишь при соблюдении особой технологии. На трупах этих заговорщиков не должно остаться ни царапины. В первую очередь уничтожить наследницу престола, затем престолоблюстителя. Они выйдут сегодня на прогулку ровно в двадцать часов десять минут. Возможно, с ними будет детская коляска… Тогда произведете третий выстрел. Но больше никого не трогать! Впечатление должно остаться такое, будто их настигла кара небесная. Кара небесная!..

Сквозь сумерки сознания, будто из глубокой воды, высветилась надпись, кем-то оставленная на беленой стене камеры. Бурцев стал читать и не поверил своим глазам, потому что здесь, в районной милиции, не могло быть такой надписи: «Здесь по приказу тайных сил Царь был принесен в жертву…»

– Вы слушаете? Почему вы отвлеклись? Что вам мешает?!

– Надпись! – Бурцев показал на стену. – Кто оставил здесь эту надпись?!

– Спокойно! – Зоммер взмахнул рукой. – Я стер надпись. Ее больше нет. Слушайте меня! Вам нравится предложение?

– Оно неожиданное, – проговорил Бурцев. – И очень смелое… Ты уверен, что я подойду на расстояние выстрела?

– У вас все получится!

– Но тебе не удалось прорваться в Дворянское Гнездо! И где гарантия, что сквозь женские заслоны пройду я? А если не пройду? И мне тоже сделают яичницу?!

– Вы пройдете. Потому что они не могут вас просчитать. Вы не принадлежите к определенной системе, тем более к нашей службе…

– Никогда не стрелял в женщин! Тем более в детей…

– В этой войне нет женщин. Вы же знаете, женщина сильнее подвержена разложению. Быстрее, чем у мужчин развивается алкоголизм, пристрастие к наркотикам. Самые хладнокровные киллеры – женщины… Запомните: вырождение любой нации начинается с женщины. И с самых безобидных пустяков: изначальная склонность к предательству, к цинизму и садизму. Это вместилище пороков, и не зря иудеи и мусульмане считают ее поганой. И теперь эти поганые безмозглые существа пытаются утвердить свою власть в мире. Власть хаоса и безумия, от дома до трона!.. Кстати, вы женаты?

– Кстати, нет…

– Но были женаты?

– А кто не был? Конечно, был…

– Значит, испытали на себе все прелести женского начала.

– Прелести испытал. – Бурцев вспомнил Фемиду. – Знал бы ты, какая у меня была жена!

– Хватит лирики, – оборвал немец. – Что вы решаете?

Бурцев походил взад-вперед, пожал плечами:

– Это очень хорошо, что ты провалил операцию. И совсем замечательно, что тебя поймали амазонки. Ты какой ориентации был? До вчерашнею дня?

– Что за вопросы? Тебя снова что-то отвлекает! Я стер надпись!

– Я спрашиваю о твоей сексуальной ориентации потому, что после операции придется тебе сменить пол. Жалко, но помидоры отрежут без вопросов…

– Без меня ты не сможешь воспользоваться оружием! – закричал немец. – Ты испортишь дело! Ты испортишь..

Бурцев закрыл камеру, вошел в дежурку и приказал младшему лейтенанту выдать ему вещдок по делу туриста – кейс с «винторезом»…

Б

В поповский дом он вернулся утром, когда первый автобус уже ушел, а до второго было еще часа четыре, поэтому оставалось время поспать. Он прокрался на чердак, но обнаружил, что комната занята и на его кровати спит какой-то человек в клетчатой рубашке и полосатом галстуке, затянутом так туго, что красная физиономия начала уже синеть. Будить его было бесполезно, не проспался после вчерашнего, и Бурцев отправился в церковь. Отец Прохор уже отслужил заутреню при пустом храме и тушил свечи, почему-то в обилии зажженные во всех подсвечниках, словно здесь побывала вся Страна Дураков. Лицо его было одухотворенным и грозным, а облачен почему-то в ярко-малиновые пасхальные одеяния с золотым шитьем. Батюшка хромал вдоль стен, распевая акафист Пресвятой Богородице:

115
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru