Пользовательский поиск

Книга Утоли моя печали. Страница 112

Кол-во голосов: 0

– Предлагаю вариант сохранения жизни, – мрачно оборвал его Бурцев. – Как бывшему соотечественнику. Рассказываешь чистосердечно – организую хирургическую операцию. Тебе будет полезно…

– Не понимаю, о чем вы говорите? – Турист приподнял голову. – Почему меня содержат в камере? Не отправляют в клинику? Я пострадавший!

– Пострадавший?.. Интересное заявление. А зачем был «винторез» при себе? Это что, атрибут туриста, приезжающего в Россию?

– Что такое – «винторез»? Не понимаю.

– Когда жил в Казахстане, тебя как звали, тоже Фриц?

– Нет… Федор.

– Так вот, Федор, дело-то хреновое, и некогда дурака валять.

Немец приподнялся на локтях, заговорил возмущенно:

– Что вы от меня хотите? Какое имеете право?.. Я гражданин Германии! Мне требуется медицинская помощь, и я не знаю, что такое «винторез»!

– А чей же это кейс, Федя? Который нашли возле тебя?

– Кейс?.. Его оставили женщины. И я не знаю, что в нем.

Он, видимо, излагал версию, заготовленную на случай, если провал произойдет на пути движения к объекту террора, что, собственно, и случилось. Криминалист райотдела проверил кейс и его содержимое на предмет отпечатков пальцев и обнаружил их только на замках и ручке; все узлы и детали винтовки тщательно протерты. То есть, получив от кого-то оружие, он имел инструкцию не прикасаться к нему до момента, когда следует произвести выстрел.

Привязать к нему «винторез» было достаточно трудно…

– Пусть будет так, – согласился Бурцев. – А как же ты попал в руки этих женщин? И за что тебе отбили мужское хозяйство?

– Я чувствовал себя плохо, не поехал на экскурсию, – стал объяснять немец. – Принял лекарство и вышел на причал… Возле палаток познакомился с женщиной, хотел пригласить ее на теплоход, там работает ресторан… Но женщина постеснялась идти в тапочках. Она была в домашних тапочках…

– Как же ее звали?

– Сказала – Марина… Я подумал… очень эффектная женщина для Страны Дураков. Но в тапочках… Мы пошли к ее дому, чтобы взять туфли. Договорились, что она поплывет со мной на теплоходе до следующей остановки и там сойдет.

– А кейс уже был с тобой? – мимоходом спросил Сергей, потирая виски и лоб.

– Не было кейса! Я же говорил вам!..

– Да, вспомнил. И что же дальше?

– Она взяла туфли, и мы пошли назад, к причалу…

– Почему же она их не надела?

– Жалко портить каблучки… Здесь же все в тапочках ходят!.. По дороге нас догнал джип «тойота», за рулем тоже была женщина…

– Эффектная?

– Очень… В Стране Дураков все женщины красивые. Я не знал об этом…

– И тоже в тапочках?

– Нет… Не помню. Она предложила подвезти до пристани и сходить с нами в ресторан.

– Значит, она была в туфлях, – определил Бурцев, умышленно встревая в ход его мысли, чтобы сбить с пути по заранее приготовленной версии. Раньше он проделывал эти штуки блестяще, убалтывал подозреваемого за полчаса, и тот вынужден был менять показания, крутиться. Но сейчас головная боль рассеивала внимание. Мало того, Бурцев начинал злиться и ненавидеть этого немца, а такие чувства на допросе сильно мешают.

– Какое это имеет значение? – Немец начинал терять терпение. – Мы сели в машину, а там оказалась еще одна женщина.

– Любопытно! Естественно, в тапочках и эффектная?

– Не перебивайте меня! Почему все время перебиваете?.. Мы поехали быстро и проскочили пристань. Я еще не чувствовал опасности, думал, предстоит увлекательное приключение. Женщины были ласковые, позволяли… трогать их за колени и грудь…

– Потом отшибли мужское достоинство?

– Я не пытался кого-то изнасиловать. Все было по взаимному согласию! Но когда отъехали далеко, они меня вытащили из машины и стали привязывать к деревьям… И все это так весело, эротично. Я подумал, они просто извращении, садистки… На Западе есть такие… А они стали бить!

– Разумеется, тапочками?

– Вы издеваетесь надо мной? Вместо эвакуации в госпиталь устраиваете этот допрос? Я требую консула! И на вопросы отвечать не стану!

– Будет и консул, Федя, – пообещал Бурцев. – Приглашу, когда тебя ссыплют в урну. В виде праха, чтобы отправить в Германию. Везти труп через несколько границ – расходы большие. Да и жарко, испортишься и завоняешь. Ты не оставил завещания перед турпоездкой?

Зоммер бессильно отвалился на нары, голос задрожал.

– Послушайте меня!.. У вас есть сердце, есть душа! Как же вы можете так обращаться с человеком? Я ни в чем не виноват! Ну есть же в этой стране законы! Есть совесть!..

– Федор, ты кем был в России? – перебил его Бурцев. – До отъезда в Германию?

– Преподавал физ-подготовку в институте.

– И сотрудничал с КГБ. Не стесняйся, говори, проверить это несложно. А скрывать нет смысла. Не забывай, уходит драгоценное время. Мне на твою мошонку наплевать, голова у меня раскалывается. Будешь тянуть резину сейчас добавлю!

– Да, сотрудничал! – с вызовом признался немец и чуть прикрыл руками больное место. – Но не доносил на своих. У нас учились иностранцы…

– И возникли проблемы, когда собрался уезжать…

– Не было никаких проблем…

– Возможно. Но потом, когда получил гражданство, к тебе явился человек и напомнил о сотрудничестве. А в объединенной Германии началась уже охота на ведьм. И ты испугался, что вышвырнут из страны.

– Я не испугался!..

– Потому что сразу согласился продолжать сотрудничество. У тебя выхода другого не было, Федор. Немец приподнялся, со страданием глянул:

– Прошу вас… Отвезите меня в больницу.

– Это не так просто! – сказал Бурцев. – Тебе в любом случае придется забираться в урну. Если машина по дороге не попадет в катастрофу, тебя прикончат на больничной койке.

– Почему? Но почему?! Что вы пугаете?

– Не пугаю… Ты провалил операцию. Но если бы даже не провалил, тебя бы все равно убрали. Потому что ты агент разового пользования, как презерватив. Для подобных спецопераций они ищут таких идиотов, как ты, обучают, платят вперед хорошие деньги, заверяют, что мероприятие обеспечено поддержкой на месте. За один выстрел ты можешь купить себе, допустим, дом или модный автомобиль. Заманчиво, правда? Неужели не догадывался? На Западе жил, а там за все надо платить…

Немец слушал отвлеченно – не давала сосредоточиться сильная боль, однако суть уловил.

– Кто вы?.. Кого вы представляете? ФСБ?

– Генеральную прокуратуру, – внезапно для себя прорычал Сергей, чувствуя, как с треском лобной кости в голову вливается чернота. – Я для тебя сейчас Господь Бог!

– Почему меня не предупредили об этом?

– Вопрос не ко мне. Разбираться будешь со своими.

– Хорошо… Я вам дам номер телефона. Позвоните и сообщите, что я нахожусь здесь, у вас. И отправляйте в любую больницу, где есть хирург.

– Звонить никуда не буду. И отправлять. Ты нужен мне живой.

– Не бойтесь, меня не уберут. Вы себе нафантазировали… Да, я работаю на вашу… на нашу страну. Больше ничего вам знать не следует, звоните.

– Понятно. Значит, ты профессионал? Так? Особо ценный агент генерала Скворчевского? Поэтому тебя и притащили из Германии?

– Это вас не касается. Я даю телефон, звоните.

– Но ты же провалил операцию!

– Операция провалена не по моей вине, – отрезал немец. – Этих женщин не предусмотрели. Я еще разберусь, почему они оказались здесь…

– Уже не разберешься, – перебил его Бурцев. – Не успеешь. Без медицинской помощи ты протянешь сутки-двое, потом начнется заражение крови, сепсис… А я буду стоять у изголовья и смотреть, как ты сдыхаешь!

– Соображаете, что говорите? За меня с вас снимут голову! Несмотря на то что Генеральная прокуратура.

– Я тебе изложил суть. Особенно интересует цель операции, кого и за что приговорили к смерти.

– Вы же знаете, я не могу ничего говорить вам!

– В таком случае медицинскую помощь не гарантирую.

– Как вы смеете?! – возмутился Зоммер. – Вы же прокурор! Я работаю на Россию! И вы обязаны содействовать! Обязаны защищать интересы государства!

112

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru