Пользовательский поиск

Книга Утоли моя печали. Содержание - 3

Кол-во голосов: 0

Но запах в комнате – детский, настоящий: так пахнет в детских домах, садиках, младших классах школы…

2

Всю сознательную жизнь Гелий изобретал оружие – пусть и космическое, которое не относилось ни к огнестрельному, ни к холодному, не имело привычных глазу стволов и лезвий и выглядело неопасно, неустрашающе, но все-таки оружие, причем невероятной мощи. И при этом оставался гражданским человеком, лишенным воинского духа. Мог во всю глотку кричать о правах человека, будоражить умы идеями пацифизма, как известный создатель водородной бомбы или изобретатель динамита, и в результате прожить еще одну, благопристойную жизнь, свалив грехи на тех, кто имел этот воинственный дух.

Гелию показалось, что он преодолел себя, и сознание наконец-то освободилось от двойственности; показалось, что он в состоянии покарать зло, нанести удар возмездия, но, войдя в питомник мертвых душ, он понял, что никогда не сможет поднять на них руку. Порождение Асмодея имело образ человеческий…

Стоя перед клетками с телефонным проводом в руках, Гелий вдруг услышал зубовный скрежет, хотя отчетливо видел пустые десны по-стариковски проваленных ртов. И слышал этот отвратительный звук до тех пор, пока не понял, что сам скрипит зубами.

Широколобый за дверью очухался и пополз на четвереньках к выходу из зоны. Карогод догнал его, опрокинул пинком.

– Что это такое? Отвечай, скотина! Пробирочные дети? Для опытов? Или что? Ну? – Занес ногу для удара – мыслитель отполз к стене, закрылся руками.

– Не имеете права! Я буду вынужден…

– Это я! Я буду вынужден удавить тебя, выродок! – взревел Гелий и ничего больше не смог сказать из-за стиснутых, скрипящих зубов. Это подействовало на Широколобого сильнее, чем провод в руке.

– Это клоны… Клонирование. Первые опыты… Первые удачные опыты.

– Вот оно что! – Карогод посадил мыслителя, прислонив к стене, сам присел на корточки. – Поздравляю! С удачей!.. Значит, опять всех обскакали? Вырвались вперед?.. Значит, в этом инкубаторе плодят мертвые души?

– Была поставлена задача… Это научная работа, наука…

– Кем была поставлена?

– Еще при Брежневе… Для трансплантации внутренних органов…

– Так, значит, на запчасти? Сильным мира сего?

– Нас это не касается. – Широколобый чуть осмелел. – Мы решали научную проблему.

Карогод встал, испытывая желание дать пинка в широкую задницу.

– Неплохо упрятали лабораторию. Никакая разведка не достанет и не уворует технологию… А сейчас что, рассекретили? Если клонируете какого-то негра? Из чьей же клеточки вырос такой плод?

– Это секрет фирмы, не имею права… Гелий поднес телефонный провод к его лицу, скрипнул зубами:

– Я имею! Вот это забыл?

– Клетка знаменитого певца, рок-звезды…

– А желтый?

– Японский заказ… Имена иностранных полисов держатся в тайне.

– Ну а белые-то хоть наши?

– Это клоны президентов. Вам придется отвечать… За эту дверь нельзя входить без специальной обработки и одежды. – Широколобый снова осмелел. Вы даже не представляете, что с вами будет теперь!

– А ты? Ты представляешь? Что будет сейчас с тобой? – Карогод присел, глянул Широколобому в лицо – тот вжался в стену.

– Не надо! Не хочу!

– Почему они все как дегенераты? Что у них с мозгами?

– Пока неизвестно… Ищем причину… Клоны с признаками интеллекта отчего-то гибнут еще в матке.

– В матке? – изумился Гелий. – В какой матке?

– Так называется резервуар, где выращивается клетка…

– Почему у белых привязаны руки? Интерес Карогода вдохновил Широколобого.

– У них проснулся инстинкт. Начали заниматься мастурбацией.

– Что?.. Мозгов нет, а инстинкт проснулся?

– Только у этих двух. Нонсенс… Изучаем развитие, скорее всего, причина генетическая. Наследственность. Клетка сохранила информацию полисов. Это замечательно…

– Полисы – это что? – перебил Гелий.

– Полисами мы называем заказчиков, чью клетку клонируем, – с удовольствием объяснил мыслитель. – Это замечательное явление. Если будут полноценно развиты половые органы и их функции, есть реальная возможность пересадки яичников, что несомненно приведет к омоложению всего организма полиса. Такие попытки уже были, еще в двадцатых годах. Помните, у Михаила Булгакова…

– Я ничего не помню, – глухо сказал Карогод и опасно скрежетнул зубами.

Широколобый оборвался на полуслове, посмотрел затравленно. Однако через мгновение снова обрел голос.

– Можно согласовать с руководством… Возьмем вашу клетку… Бесплатное клонирование предусмотрено для особо важных полисов…

– Из своей ты уже вырастил себе подобного?

– Мой клон сейчас в матке… Гелий походил по коридору, поискал глазами какой-нибудь тяжелый предмет.

– Сейчас ты сам, своими руками уничтожишь весь этот инкубатор. Всю лабораторию! – спокойно произнес он. – Понимаешь, что я сказал?

– Нет! Не могу! Почему я? – испугался мыслитель.

– Тут найдется кувалда? Или лом?

– Я работал не один! Десятилетний труд!.. Ну почему я?

– Выпало тебе, карта такая, судьба! Вставай, бери лом и круши свой труд!

– Послушайте!.. Вы же ученый! Зачем уничтожать? Это варварство! Широколобый говорил и заслонялся руками, ожидая удара. – Мы работали на будущее, на человечество… На вечность!

– На вечность? – шепотом заговорил Гелий. – Плодить мертвые души? Выращивать запчасти для президентов? Создавать касту вечных, а значит, богоподобных?.. Нет, вы не ученые! Вы демоны! Демоны, плодящие демонов!

– Как вы не понимаете? Продление жизни – мечта человечества!.. Вложены огромные деньги, иностранные инвестиции…

– А разве это будет человечество? Если для продления жизни надо зарезать себе подобного?

– Это клонированная клетка! Сами же говорите – мертвая душа!

– Но образ-то человеческий! – Карогод распахнул стальную дверь, подтащил голубого мыслителя за шиворот. – Смотри! Любуйся! Разве они не похожи на детей?

– Все это эмоции, а есть высшие цели… Вам недоступны многие понятия, потому что создавали только оружие. Вы разрушитель!

– Да, я разрушитель! Я обыкновенный смертный человек, как все человечество. И ты смертный. Поэтому ты сейчас возьмешь лом. Иначе придется твоим коллегам пересаживать тебе голову от твоего зародыша, который в матке. У него такой же широкий лоб или нет? Есть у него признаки интеллекта?

– Нет, не посмеете сделать этого! – забормотал мыслитель и попытался отползти от двери.

– Посмею! – рявкнул Гелий и все-таки дал пинка в голубой зад. – Потому что считаю: люди должны рождаться и умирать! Рождаться и умирать! Все! Поголовно! Без исключения! Старым казачьим способом рождаться и умирать!

3

За полтора часа с Грязной зоной было покончено. Ни кувалд, ни ломов не нашлось, поэтому громили тоже старым казачьим способом – что под руку подвернется. Все стеклянное били об пол, электронику о стены, бумаги и компьютерные дискеты пришлось спалить под вытяжной трубой в пищеблоке, что не поддавалось уничтожению с помощью голых рук – холодильное оборудование, систему, обеспечивающую микроклимат, какие-то камеры в виде тигельных печей, – расстреляли из пистолетов-пулеметов. Участие принимали все, кто находился в секретной зоне, в том числе и Широколобый, получая очередного пинка.

Не тронутым остался лишь питомник с мертвыми душами за стальной дверью. Рука не поднялась даже у охранников, которые не считали клонов ни за детей, ни за людей вообще, однако и у них срабатывал подсознательный запрет, табу, заложенное глубоко в подкорке. Оказывается, еще жива была человеческая природа и, несмотря на специфическую службу, души еще были живы, поскольку довлел страх перед памятью, комплекс царя Ирода… Всякий раз погромщики сторонились этой двери, по второму и третьему разу обходя лабораторию и добивая то, что было не добито. И в какой-то момент, увлеченный вандализмом, Гелий потерял из виду Широколобого, а вновь заметил его, когда тот выходил из питомника со шприцем в руке и сладострастной улыбкой.

94
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru