Пользовательский поиск

Книга Утоли моя печали. Содержание - 2

Кол-во голосов: 0

У объекта, как отмечали наблюдатели, поведение было необычным. От него ждали буйства, он же все свободное время спал. А поскольку с ним никто не работал, тот вставал, чтобы поесть, и снова заваливался в постель, желая выспаться и откормиться, пока есть возможность. Нормальная психология бродяги. Однако он сильно тяготился неволей и жизнь в «больнице» переживал как трагедию, бесконечно бормоча о какой-то матке, которой он обязан служить.

Матка вскочил с кровати и ответил мгновенно:

– Знаю о них все! Почему вы до сих пор ничего не предприняли? Я же вам объяснял! Предупреждал! Что вы ждете?

За неимением специальной одежды его обрядили в голубую униформу, правда, без колпака, и потому юродивый сейчас сильно напоминал Широколобого.

– Можете показать, где они находятся? – спросил Гелий, отчего тот еще больше возмутился.

– Да как же так?.. Вы что, глухой? Слепой? Не видите, что рядом с вами твориться?!. Хорошо, я укажу! Не мешайте мне!

Матка вышел из комнаты и уверенно двинулся вперед, остановившись у перехода из зоны в зону.

– Отоприте эту дверь!

Гелий открыл вход, а блаженный прислушался, понюхал воздух и повел дальше, двигаясь куда-то от Нулевой зоны. В галереях стояла абсолютная тишина, если не считать тихого и привычного гула неоновых ламп и вентиляции. Миновав очередную зону, Матка остановился.

– Ничего не понимаю… Где-то тут, близко!

– Вы ничего не путаете?

– Спутаешь тут, как же! – огрызнулся юродивый. – Неужели и сейчас не слышите?!

– Что именно я должен слышать?

– Мертвые души! Скрежет зубовный! – Матка болезненно потрогал свою голову. – О Боже! Зачем я согласился вести!

И вдруг насторожился, точно уловил направление, и ринулся в какой-то полуосвещенный коридор-аппендикс.

Тупик заканчивался широкой, словно у гаража, белой медицинской дверью с маленькой, как дверца холодильника, калиткой и электронным замком. Горело непривычное табло: «Грязная зона!» – будто на какой-нибудь атомной электростанции.

– Здесь, – простонал Матка, зажимая уши. – Какая невыносимая энергия… Придется долго очищаться.

Гелий был уверен, что и сюда ему хода нет, и все-таки вложил в замок свою магнитную карточку: полная тишина, лишь мигнула лампочка индикатора, посылая куда-то сигнал-сообщение.

– Будем ждать! – решил он и сел под дверь. Несчастный проводник обхватил голову руками, пристроился на корточках в углу и заснул! Причем так крепко, что нижняя челюсть его отвалилась и послышался легкий храп.

Около получаса Карогод терпеливо слушал рулады своего спутника, пока не ощутил тихое раздражение.

– Как вы можете спать? – Он толкнул юродивого в плечо. – Если слышите зубовный скрежет?

Матка проснулся и ответил, как всегда, мгновенно:

– Когда сплю – ничего не слышу. Иначе можно сойти с ума.

– Но как вам удается уснуть?

– Я умею отключать восприятие реальности, – признался Матка. – Это необходимо, если человек живет в мире существующих и отраженных энергий.

– Научили бы, – ворчливо попросил Гелий.

– Вам это не нужно. – Юродивый вновь страдальчески сморщился. – На вас не действуют ни АЗ, ни ЯЗ…

– Откуда вы знаете? – разозлился Гелий.

– Идет! – выкрикнул Матка и чего-то устрашился. – Сейчас откроет дверь.

На какой-то момент Гелий забыл, зачем пришел сюда, мозг будто оцепенел от ужаса, однако юродивый своей корявой рукой махнул перед лицом и привел в чувство.

Замок щелкнул, мигнул зеленый индикатор, и едва невидимая рука откинула дверцу, как Гелий вставил ногу в проем, на ощупь схватил кого-то и выволок наружу. Широколобые не отличались ни особым телосложением, ни здоровьем, так что этот вывалился из двери как мешок, но не потерял присутствия духа.

– Что это значит? – Он узнал Карогода. – Как вы себя ведете?

– Говори быстро, что это за грязная зона? – Гелий стоял – одна нога здесь, другая там.

– Лаборатория! Обыкновенная лаборатория! Юродивый бочком протиснулся следом за Гелием. Длинный Т-образный коридор напоминал по блеску стен и стерильности операционную, двери из тяжелого и толстого стекла, симметрично расположенные друг против друга, были без всяких запоров, но входить в них не имело смысла: в просторных комнатах виднелось лабораторное оборудование, холодильные и жарочные шкафы, какие-то приборы – в общем, ничего интересного.

– Вы куда меня привели? – спросил Гелий. – Где же дети?

– Там, – неопределенно махнул рукой Матка. – Где-то там…

Юродивый устало привалился к стене и стал отрывать от своей куртки полосу ткани. Оторвал, скрутил в тугую веревку и перетянул голову.

Тем временем Гелий свернул за угол и в полутемном коридоре включился свет – сработал датчик. Прямо перед ним оказалась металлическая дверь со смотровыми окнами, напоминающими корабельные иллюминаторы. Скорее машинально, он потянулся вперед и заглянул…

То, что он увидел, напоминало опять же операционную, только без столов, ламп и приборов. Вдоль левой стены тянулся ряд металлических клеток, и в каждой на решетчатом деревянном полу сидел ребенок. Их было четверо, разновозрастных, примерно от трех до семи лет, причем двое старших были белыми, один – ярко выраженный восточный тип желтой расы и самый маленький негритенок. Все без какой-либо одежды, без игрушек… Сидели они в одинаковых позах, широко расставив ноги, упитанные, розовые, будто ангелы с картин эпохи Возрождения.

И бессмысленные, недетски отвратительные лица: у всех с губ текли слюни и блуждающий, неуправляемый взгляд выдавал полное безумство. И крылышек не было за спинками. Зрелище было настолько неожиданным и ужасающим, что Гелий не почувствовал шагов за спиной и услышал властный окрик:

– Стоять! Не двигаться!

Гелий оторвался от иллюминатора: перед ним стоял охранник Центра в черной униформе, короткоствольный пистолет-пулемет нацелен в живот.

Ношение оружия в бункере разрешалось лишь оперативному дежурному на центральном пульте и ему, Карогоду.

– Что здесь творится? – тупо спросил Гелий. Охранник признал его, но пистолета не убрал.

– Требую немедленно покинуть зону! – заявил он и повел стволом к выходу.

– Покинуть?! – почти взревел Гелий. – Я спрашиваю, что все это значит?! Что? Чьи это дети?! Откуда здесь дети?!

Наглость стражника не знала границ. Он отступил на полшага и вскинул оружие:

– Приказываю выйти из зоны!

– Это ты мне приказываешь?! А ты знаешь, кто я?!

– Так точно! Знаю! Но вы не имеете допуска!

– Кто сказал? Кто тебе сказал, что начальник Центра не имеет допуска?!

– На вашей магнитной карточке отсутствует специальный шифр! – невозмутимо заявил охранник и показал какой-то пищащий приборчик. – Прежний начальник Центра тоже не имел его. Приказываю немедленно освободить зону!

На помощь охраннику мчался по коридору еще один, на ходу что-то дожевывая. И этот узнал Карогода, но реакция последовала однозначная – ствол пистолета в живот.

– Как вы сюда попали? Кто впустил? – Охранник дыхнул в лицо запахом селедки и лука. – Выйдите вон! У нас есть инструкции!..

– Так, – процедил сквозь зубы Гелий. – Государство в государстве?.. Кто ваш непосредственный начальник? Где он?

Они переглянулись, и Карогод решил, что его гнев достиг цели, однако охранники профессионально заломили ему руки и потащили. Не ожидавший такого оборота и не привыкший к подобному обращению, Гелий задыхался от возмущения, но сделать ничего не мог – держали железным захватом, выворачивая плечевые суставы. Он уже потерял всякое самообладание и только грозился, не выбирая выражений:

– Сволочи! Суки! Отморозки! Ну я прихлопну ваш вертеп! Я вам сделаю козью морду! Ублюдки!

Его выбросили за дверь. И тут же сработал замок – включился красный индикатор. Гелий вскочил, громыхнул ботинком в бронированную створку:

– Сейчас я вернусь! Паскуды!

– Лучше вам сюда не возвращаться, – посоветовал юродивый, оказавшийся рядом. – Это очень опасно! Я вижу!

– Да пошел ты! – Карогод выматерился. – Ничего себе! Грязная зона!.. Я им сделаю! Я их отсюда вычищу!

56
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru