Пользовательский поиск

Книга Утоли моя печали. Содержание - 7

Кол-во голосов: 0

7

Несмотря на бессонную ночь в вертолете, она никак не могла уснуть и, подложив повыше подушку, полулежала на солдатской кровати и смотрела в окно. Перед глазами долго стоял мужественный полковник, и один раз даже показалось, что он подкрался к коттеджу и осторожно заглядывает сквозь стекло в ее комнату. Наталья встала, подобралась на цыпочках к окну и неожиданно выглянула – на улице было пусто, и никто не убегал за темные силуэты деревьев…

Потом захотелось пить, но, проходя на кухню через зал, Наталья увидела початую бутылку шампанского и чистые бокалы. Ей захотелось похулиганить: молодожены были далеко – в спальне, в самом конце коридора, так что вряд ли услышат. Она налила полный фужер, зачем-то сделала реверанс и, собравшись с духом, выпила до дна. А рука сама размахнулась, чтобы разбить фужер об пол, но другая благоразумно остановила и указала на босые ноги. Тогда она стала танцевать, кружиться по залу, воображая, что ведет ее широкоплечий седой полковник в парадном мундире… Откуда-то с потолка посыпались цветы, много цветов – миллион алых роз! Они светились в темном зале, напоминая звездное ночное небо, и скоро засиял весь пол, усыпанный цветами. И восхитительно было наступать на них босыми ногами!

Казалось, танец этот длился бесконечно, и уже изрядно кружилась голова, когда она оказалась на стуле. Взгляд сам собой наткнулся на свидетельство о браке, забытое молодоженами на столе Испытывая волнение, Наталья побежала в свою комнату, включила ночник и стала изучать документ.

Наверное, дядя так влюбился в свою чудесную женщину Оксану, что снова записывался по жене, ибо в свидетельстве значилось: «После регистрации брака присвоить фамилии: мужу – Прибытко, жене – Прибытко».

Эта новая фамилия не понравилась Наталье из-за слишком уж пошлого звучания. Она отнесла документ на стол, выпила еще немного шампанского и легла в постель. Дяде невозможно было отказать в оригинальности, и не потому ли его любили молодые и красивые женщины?

Да, с этим все было ясно. Алексей Владимирович всегда пользовался успехом, в школе возле него обычно крутились незамужние учительницы, и даже существовал способ, где искать директора, если срочно нужен, – там, где слышен женский смех. Но каким образом он притягивал к себе солидных, часто пожилых мужчин, чем их очаровывал, если они стремились бескорыстно помочь ему и услужить? Например, шутка ли – достать военный вертолет и улететь на нем в свадебное путешествие! Или как этот полковник, который умудрился в тундре найти загс, без присутствия жениха и невесты зарегистрировать брак и устроить свадебный ужин. И при этом еще чувствовать себя не хозяином, а подчиненным…

Вспомнив полковника, Наталья снова стала думать о нем, воображать, как он целует край ночной рубашки, потом руку, и, прикрыв глаза, почти реально ощутила его прикосновения. Вот он чуть осмелел, потянулся выше и, как Вася, стал гладить волосы, случайно трогая большим пальцем мочку уха. Легкий знобящий ток бежал по голове, к горлу и откликался где-то внизу живота, и ей страстно хотелось, чтобы полковник не испугался своей смелости и не отнимал руки.

Холодная капля дождя Ударилась о висок И согрелась…

Ей стало жарко и тесно в солдатской постели! Картина брачной ночи притягивала воображение, вызывая то любопытство, то стыдливость, и, чтобы избавиться от навязчивого видения, она прокралась в зал и выпила шампанского. От прохладного, но жгущего вина стало еще жарче, и, забыв о приличии, Наталья решительно вышла в коридор и осторожно приблизилась к двери дядиной спальни. Лицо горело от предчувствия таинственного действа, и она придумала на ходу веский аргумент, почему заглядывает в спальню: стало страшно одной! На улице тундра, ночь и ни души…

Дверь отворилась бесшумно, только открытая форточка чуть скрипнула от сквозняка. Оксана спала в постели, выбросив поверх одеяла светящуюся в темноте руку. И была одна! Хотя разложенный диван был широким.

Дядя лежал в кресле, откинув голову на спинку, и отчего-то тяжело дышал. Видимо, ему было жарко в толстом свитере и теплых зимних ботинках, но спал он крепко и ничего не слышал. Седая, короткая еще борода стояла торчком, сейчас, в полумраке, он походил на писателя Хемингуэя.

Наталья, чувствуя, что не делает ничего предосудительного, тихо прошла к окну и отворила захлопнувшуюся от сквозняка форточку. Молодожены спали каждый сам по себе, и это была их первая брачная ночь! Ей стало жаль и Алексея Владимировича, и молодую, нежную Оксану: душа противилась столь неожиданному зрелищу, ибо жаждала познать иное, отчего в груди возжигался горячий ком и от уха бежал колкий, знобяще-сладкий ток.

– Глупые, глупые люди, – прошептала она сухими губами. – Разве так проводят первую брачную ночь?

Сначала она склонилась над Оксаной, послушала дыхание и, не прикасаясь, как бы погладила ее руку, потом волосы; молодая жена не проснулась, поискала что-то губами и, ничего не найдя, глубоко вздохнула. Наталья подошла к дяде и одним пальчиком потрогала бороду: жесткая, еще короткая щетина напоминала рубленую проволоку и ранила кожу. Его было еще жальче. Вероятно, у таких матерых мужчин, как Алексей Владимирович, все иначе, в том числе и первая брачная ночь; они не поддаются всплеску желаний и безрассудной страсти в чужом, необжитом доме, на чужой постели с казенными простынями.

Наутро все ночные грезы забылись, и полковник тоже.

Наталья пыталась понять, было у дяди с тетей в эту ночь что-нибудь или не было? Неужели они, исполнив свадебный обряд, уединились в спальне, чтобы разбрестись по разным углам и спокойно спать каждый в свое удовольствие? Будто исполнили тяжкую работу, будто не праздник это, не свадебное путешествие? Более всего она присматривалась к Оксане, полагая, что та в любом случае как-нибудь проявит себя, но молодая жена никак не выказала своего отношения к мужу, точнее, по ее веселому равнодушию становилось понятным, как прошла их первая брачная ночь: у них не было близости! И Наталья сделала вывод, что они вовсе не муж и жена, и никогда ими не будут; что они соединились совсем по другой причине, к любви и браку не относящейся.

В таком случае – зачем?

Свадебное путешествие превращалось в сплошную цепь загадок, и Наталья загадала: если Алексей Владимирович принесет ей паспорт с новой фамилией Прибытко, они просто спасают ее от судьбы, постигшей сначала родителей и потом брата. Возможно, и сами спасаются.

Ближе к обеду дядя действительно принес и вручил ей паспорт с новой фамилией и, что взбесило ее, – с новым именем Юлия.

Итак, Юлия Прибытко. Все чужое, отвратительное, мерзкое, как заношенное нижнее белье с чужого тела… Наверное, к этому могут привыкнуть только бродяги.

Дядя заметил перемену ее настроения и ничего не сказал, зато к вечеру Оксана предложила Наталье прогуляться, и они пошли вдоль колючей проволоки. На сей раз в городке вроде бы появились люди, иногда между коттеджей мелькали фигуры военных, но никто почему-то не подходил к одиноко бредущим девушкам и не обращал на них внимания. И это в затерянном среди тундры гарнизончике?

– Странно, где офицеры? – спросила Наталья.

– Наверное, под землей. – Оксана пожала плечами. – Алеша сказал, они служат в подземных бункерах. Тут под нами целый город.

– Вот как? – нарочито удивилась Наталья. – А почему?

– Потому что здесь стоят стратегические ракеты. На боевом дежурстве.

Ракеты ее не интересовали вовсе.

– Вчерашний полковник… Он придет к нам вечером?

– Нет, не придет…

– Почему?

– Потому что сегодня ночью мы улетаем отсюда.

– Опять улетаем? Как интересно, будто птицы… А куда?

– Я пока не знаю, дядя скажет…

– А почему?

Оксана была не такой податливой и терпеливой, как показалось сначала.

– Ты уже взрослая, Наташа. А все еще задаешь вопрос – почему. Думай сама.

– Я теперь не Наташа! – с наигранной веселостью сообщила она. – Меня зовут – Юлия! Как хорошо менять имена, правда? Места и имена. Сегодня ты Юлия, завтра Маша, а послезавтра – Диана, например! Вчера были в Студеницах, сегодня – в тундре, завтра – в горячей пустыне Кара-Кум. Здорово, правда? Одна во многих лицах! И сразу везде!

31
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru