Пользовательский поиск

Книга Утоли моя печали. Содержание - 4

Кол-во голосов: 0

Так похожую на «Апофеоз войны».

2

А для этой общей картины требовалось во что бы то ни стало отыскать монаха, который, по предположениям службы Скворчевского, якобы находился в неком центре «Удар возмездия». Но слать запросы в Генштаб было бессмысленно, а снова лезть с щепетильными вопросами к Генеральному – себе дороже. Действительно отправит районным прокурором в какой-нибудь Запупинск.

Но он же существовал, этот центр, и занимался чем-то таким, что не давало покоя секретной службе: держал бывшего хранителя «ядерной кнопки», преобразившегося в монаха Рафаила.

Это преображение было единственной лазейкой, сквозь которую можно было проникнуть в таинственное житие каперанга Губского и, пожалуй, в центр. Не сам же он вздумал и подался в монастырь и не сам ушел оттуда. Если его кто-то привез, значит, отец Антоний должен знать этого человека или хотя бы видеть. А если учесть, что интуиция Бурцева верна и настоятель внедрен в церковные круги через КГБ, то появление каперанга можно вообще рассматривать как некую спланированную акцию спецслужб. Губского попросту спрятали в монастыре, но хозяева отыскали и выкрали.

Работа в спецпрокуратуре, контролирующей спецорганы, позволяла Бурцеву получать полную информацию о секретных сотрудниках Госбезопасности, и он без усилий добыл сведения об отце Антонии и погордился за себя, что точно вычислил настоятеля Спасо-Кирилловского монастыря. Тот действительно когда-то был штатным сотрудником КГБ, но слово «был» не применимо к службе такого порядка. Даже если Антоний полностью отдал себя монастырской службе, ему никогда до конца не порвать с прошлым. Это как судно, стоящее на якоре: свобода плавания на длину цепи…

Человек, доставивший Губского в Спасо-Кирилловский монастырь, точно знал, что его там примут, ни о чем не спросят, совершат постриг – короче, спрячут, и потому-то его привезли именно к Антонию, и никуда больше. То есть настоятель принимал каперанга либо от лица, ему известного, либо по какой-то рекомендации.

Отыскать бывшего резидента Антония тоже не составило труда. Правда, он уже три года был на пенсии, никаких рекомендаций не давал, однако согласился помочь спецпрокуратуре. Не раскрывая перед ним сути дела, Бурцев доставил пенсионеру радость – отправил в командировку, и тот вернулся через неделю счастливый и слегка озадаченный. От удовольствия, что оказался нужен, он землю копытом рыл и отрыл взаимосвязи, которые могут существовать только в России. Оказывается, не было там никаких хитростей и сложных комбинаций, вначале предполагавшихся Бурцевым. Каперанга Губского к Антонию в монастырь привез старый знакомый, которому настоятель никогда и ни в чем отказать бы не мог. Узнали они друг друга во время Карибского кризиса, когда молоденького лейтенанта приставили для личной охраны к штабному офицеру-ракетчику по фамилии Срубов. Этот подполковник выполнял какие-то ответственные задания партии и имел в подчинении нескольких генералов, был невероятно крут, хладнокровен и решителен, как молодой Жуков. В самый разгар кризиса, когда ядерная война могла разразиться в любую минуту, он был совершенно уверен, что ничего не произойдет и выиграет это противостояние тот, у кого есть воля и осознание своей правоты. А у жирной, слабоумной и трусливой мировой шпаны, как он называл американцев, ничего этого нет и будет не скоро, поэтому они обязательно сломаются и сдадутся.

Так и произошло. Однако Срубов, как выяснилось, и сам переживал, потому что, когда кризис миновал, он в порыве радости обнял будущего настоятеля и сказал: «Запомни, лейтенант: мы спасли мир еще лет на тридцать. Показали им, у кого нервы крепче. Пока штаны отстирывают, войны не будет».

Потом подполковник куда-то исчез, и доходил слух, что его уволили из армии и чуть ли не посадили в лагерь. А лейтенант, в те дни тайно приобщившийся к вере в Бога, скоро оказался в церковной среде. И вот однажды он заявился в монастырь с человеком, о судьбе которого потом поведал. Когда по случаю такой встречи сели за трапезу, Срубов и рассказал, что служил всю жизнь на сверхсекретном объекте и выслужился до генерал-полковника, и что все эти годы держал мировую шпану если не в кулаке, то в сильном напряжении, и что сейчас державу изъела внутренняя ржавчина, он остался не у дел и нужно спрятать и спасти одну неприкаянную душу, которая, если попадет к нынешним политикам, может оказаться великим злом. Так и появился в монастыре инок Рафаил, впоследствии похищенный кем-то из своей кельи, и теперь отец Антоний живет в страхе и ожидании, что сбудутся предсказания Срубова, потому что сбылись те, в отношении тридцатилетнего мира.

Настоятель подозревал, что похитителей монаха следует искать среди нынешних политиков и авантюристов.

Еще около недели понадобилось Бурцеву, чтобы установить, кто такой этот Срубов, где он сейчас и чем занимается. В этот момент пришло указание дело по розыску Рафаила прекратить и сдать в архив. Но остановиться перед самым финишем Сергей не мог и поехал к генерал-полковнику Непотягову – такую фамилию теперь носил Срубов – по собственной инициативе.

Из мужественного и хладнокровного человека, каким он представлялся, офицер-ракетчик превратился в старого ворчуна, которому не нравилось в сегодняшней жизни все – от современной молодежной музыки, которую он, кстати сказать, слушал весь световой день, до политики и геополитики. По логике вещей Непотягов должен был горевать о разрушенной империи, и весь разговор бы тогда превратился в сплошное стенание, но он обладал подвижным и оригинальным умом. И было еще заметно, что он обрадовался появлению человека из спецпрокуратуры – никто, кроме детей и внуков, его не навещал, даже старые боевые товарищи, не ведающие, где он. За стариком до сих пор вели слежку, негласный надзор и фиксировали всякого, кто переступал порог его дома. Поэтому, едва Бурцев вошел и поздоровался – еще не показывая удостоверения и не представляясь, – генерал прижал палец к губам и включил катушечный магнитофон с четырьмя динамиками – вероятно, примитивное средство от прослушивания – и закрыл жалюзи на окнах. Динамики выдавали какой-то малоразборчивый, путаный диалог двух мужчин, вроде бы речь шла о рыбалке на прудах, и все это перемежалось идиотским смехом, торжественной речью диктора и аплодисментами.

Пустых разговоров Непотягов терпеть не мог, поэтому тут же и заявил:

– Ладно, раз пришел, не мудри, парень. Тебя же не стариковская жизнь интересует, а центр. Так что давай говори, отчего это Генпрокуратура вспомнила про меня.

Он уже был в том возрасте, когда имел право всем говорить «ты» и глядеть чуть сверху. Бурцев не стал выкладывать о каперанге Губском и свел свой интерес к центру и идее Удара возмездия.

– Ты не обижайся, прокурор, но я тебе так скажу, – предупредил хозяин и прибавил звук магнитофона. – Я русский офицер, и в нынешней сучьей, предательской политике хочу сохранить свою честь. Пусть эти курвы в погонах сдают государственные секреты и пишут книжки с откровениями – с них еще спросится, жизнь им предъявит счет. Извини, но от меня ты ничего не услышишь. Да, был кулак, было что подросткам из-за океана показывать. Теперь нету, продали на корню, как проститутки подставились. Система устрашения была гениальная и простая, как ремень в отцовских руках. Погоди, вот посмотришь, как они теперь распояшутся. Объявят себя диктаторами мира, а весь земной шар – зоной своих интересов. И будут держать у каждого берега по авианосцу. Это я не запугиваю, так и будет, потому что знаю.

– А откуда? Если не секрет, – спросил Бурцев, и генерал неожиданно сразу вывел на цель.

– Был у меня один кадр. Натуральный провидец, бывший подводник. Однажды в походе у него открылись зрение и слух. От Бога ли, от дьявола? И он сделал мне расклад событий на ближайшие полсотни лет чище твоего Нострадамуса. По числам расписал, все замыслы вероятного противника вычислил или увидел черт его поймет, – и все подтверждается. Американцы свою СОИ раскручивают в режиме сверхсекретности и еще думают очередную станцию в космос загнать с оружием… Ну, эти лазеры с ядерной накачкой, слыхал, наверное? Так вот, каперанг этот мне уже сообщает время запуска, мощность, орбиты – короче, все тактико-технические данные. А мои Широколобые уже противоядие придумали, потому что на всякую хитрую задницу есть кое-что с винтом. Точнее, было.

71
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru