Пользовательский поиск

Книга На берегу Севана. Содержание - ВСТРЕЧА С ГЕРОЯМИ НАШЕЙ ПОВЕСТИ

Кол-во голосов: 0

Грикор со сноровкой опытного мастера несколькими ударами лома выбил цементную пробку, закрывавшую прежний сток. Открылась глубокая черная расщелина.

– Значит, если я упаду в эту дыру, то выплыву в Гилли? – опять не удержался от шутки Грикор.

– Попробуй, тогда увидим.

– Вот будет история! – сказал Артуш. – Стоит Камо с фотоаппаратом, ждет. И вдруг – ужасный рев, вода столбом, а в столбе Грикор… Камо умрет со страху…

– Ой, нет, не надо, я не хочу этого! – всполошился Грикор. – Не брошусь, не брошусь… Я лучше шапку свою пошлю Камо. – И он кинул в расщелину свою старую шапку. – Вот удивится-то Камо!

– Сэто, тащи мешки! – крикнул Армен.

Ребята высыпали солому в расщелину, а затем крепко заложили камнями выемку в бассейне, из которой выливалась и поступала в пещеру вода.

Бассейн быстро наполнился водой доверху, и, дойдя до расщелины, вода, грозно бушуя, с ревом и свистом устремилась в свое прежнее, подземное, неведомо куда ведущее русло.

Под бешеным напором воды задрожала, затряслась скала. В ее недосягаемых глубинах что-то стонало, плакало, ухало… От этих звуков мурашки поползли по спинам ребят.

– Ну, чем не ад?.. Недаром наши предки думали, что он не только существует, но и помещается под этими скалами, – сказал Армен.

Минут через пятнадцать ребята разбросали камни, сложенные ими в выемке бассейна. Уровень воды в бассейне понизился, она перестала вливаться в расщелину и снова, клокоча и звеня, ринулась в пещеру, а из нее бурным серебряным каскадом низверглась в ущелье, в русло колхозного канала.

– Ну, идем, мы свою задачу выполнили. Идем! – повторил Армен.

Вскоре, мокрые, грязные, но довольные, ребята вышли из темной пещеры, и в глаза им ударил ослепительный свет радостного августовского полдня.

ПОСЛЕДНИЙ РЕВ

Выскочив из лодки, Камо стоял на груде поваленного камыша и любовался новыми, пестрыми одеждами озера Гилли.

Зелеными и оранжевыми огнями пламенели в лучах солнца берега озера и покрывавшие его камышовые островки.

На озере царила тишина. Казалось, его покинуло все пернатое население, обычно такое обильное. Не крякали утки, не было слышно гогота гусей.

Уровень воды в озере сильно понизился. Трудно было сказать, что повлияло на это – то ли зной засушливого лета, то ли прекратился доступ воды из бассейна, скрытого в Черных скалах. Во всяком случае, камыши поредели, на островке стало суше, и Камо без особого труда добрался до того места, где в прошлый раз он едва не пошел ко дну.

Рядом с ним стоял Чамбар. Навострив короткие уши, палкой вытянув хвост, пес внимательно осматривался вокруг, следуя направлению взгляда мальчика.

В глазах Чамбара отражалось явное недоумение. Из-за чего, казалось, нужно стоять здесь, в таком бездействии! Это было вне его собачьего разумения… Красота сверкающей в лучах солнца водной глади и отраженной в ней стены камышей могла быть понятна только человеческому существу.

Камо посмотрел на часы: было без малого три.

Вынув из футляра фотоаппарат, Камо проверил работу затвора, подвинул до предела рычажок, регулирующий скорость, направил объектив на середину бассейна и замер в неподвижной позе.

Ему казалось, что в таком положении он простоял очень долго. Может быть, причина тому – испытываемое им нетерпение.

Вода в озере была спокойна. Только ветерок налетал иногда и покрывал ее легкой рябью. В тот раз, весной, озеро волновалось, вздувались и лопались большие пузыри, вода расходилась кругами и бежала к берегам. А сейчас – никакого признака «водяного»… Зеркало воды – ровное и светлое. В нем только отражаются камыши, да нет-нет промелькнет тень ястреба, кружащего над озером в поисках добычи.

Все вокруг было таким мирным, такая царила тишина, что у Камо даже зазвенело в ушах…

Горячее августовское солнце накалило желтеющие тростники. Их палящее дыхание обжигало, и лицо у Камо покраснело и пылало.

Напряженность положения томила его, но он стоял, не двигаясь, и ждал.

Наконец терпение Камо было вознаграждено. Озеро заволновалось, закипело. По его зеркальной глади пошли большие пузыри и, лопаясь, кругами побежали к берегам. Затем внезапно вода в центре озера вздулась, поднялась широким невысоким грибом, и воздух огласился страшным: «бо-олт… болт… бо-олт!..»

Озеро дрогнуло, вздыбилось, пошло волнами…

Чамбар рванулся и неистово залаял, вызывая непонятного врага на бой.

На лице Камо играла победная улыбка.

«Ладно, – казалось, говорил он, – больше не удивишь и не испугаешь – знаем мы, что ты такое!..»

«Водяной» вынес с собой из глубины озера и рассеял по его поверхности массу мелко искрошенной соломы.

Камо смотрел на солому и улыбался. Вот откуда идет эта вода! Вот чем объясняется этот жуткий рев!

Вдруг он заметил в воде что-то черное.

«Что это, ежик или мертвая лысуха?»

Круги воды, медленно уходя к берегу, все ближе и ближе подвигали к нему этот таинственный предмет.

– Да ведь это чья-то шапка! – воскликнул он. – Как попала она сюда?

Выломав камышину, Камо подцепил ею шапку и вытянул на берег.

Чамбар, взволновавшись, бросился к шапке, вырвал ее из рук Камо и тщательно обнюхал, Потом, подняв на мальчика свои умные глаза, он посмотрел на него так выразительно, точно хотел сказать что-то очень важное.

– Да ведь это шапка Грикора! – сказал Камо. – Чамбарушка, родной, что с нашим Грикором?..

Шапка испортила радужное настроение Камо и навела его на мрачные мысли. В задумчивости вернулся он к лодке и поплыл к острову, на котором оставил Асмик и деда.

– Ну-ну, что там было? – набросилась на Камо Асмик. – Что ты видел?

– Когда раздался рев, из озера поднялся столб воды, – сказал Камо. – Но, дедушка, все это пустяки. Важно вот что: как только столб опал, озеро покрылось соломой. А солому, как тебе известно, ребята наши вместе с водой послали нам с Черных скал.

– Вот так штука! Значит, столб, что поднимается со дна озера, это вода? Та, что в Черных скалах течет? – изумился дед.

– Ну да, с Черных скал… Вернее, с Дали-дага, из того горного озера.

– А как же водяной?

– Дедушка, ты, кажется, все понял! Какой же водяной!

– А кто же орет?

– Лучше мы об этом у Арама Михайловича и Армена спросим, они толково объяснят, чем рев вызывается.

– Конечно, они объяснят. Но почему же вода не ревет, вытекая из родника? – наивно спросила Асмик.

Дед в раздумье поглаживал бороду. Все его старые верования разбивались одно за другим, а новое с трудом умещалось в голове.

– Девочка правду говорит. Чего ради вода, бьющая из родника, будет, как вишап, реветь! Тут что-то другое… – с недоверием покачал он головой.

– А почему ты, Камо, такой мрачный? Сделал большое открытие – и не радуешься, – спросила Асмик, тревожно поглядывая на мальчика.

– Знаешь что?.. Я шапку Грикора подобрал в озере. Нехорошо это… – Камо поднял со дна лодки и показал Асмик мокрую шапку Грикора. – Ее выбросило вместе с водой и соломой со дна озера. Боюсь, не случилось ли что с Грикором!

– Грикор упал в подземный поток?.. – перепугалась Асмик. – Едем, едем скорей! Чего мы ждем! – И девочке стремительно бросилась к лодке.

Они гребли что было сил, досадуя на замедлявшие движение лодки водоросли.

Вот наконец и самая короткая в мире река и домик рыбаков на берегу. Камо и Асмик выскочили из лодки и помчались в село. Их догонял Чамбар. А дед отстал. Где уж ему гоняться за молодыми!..

На дорожке среди жнивья, не доходя до села, их встретили Сэто, Артуш и Армен. Вид у них был озабоченный.

– А Грикор?.. – бросилась к мальчикам Асмик.

– Брось, не мучай девочку! – обернулся назад Сэто.

Из-за снопов, стоявших в поле, недалеко от дороги, показался чуб Грикора.

Асмик подбежала к Грикору и повисла у него на шее. Вслед за нею и Камо крепко обнял и горячо поцеловал товарища.

– Ты жив, Грикор, жив? – спрашивал он, осматривая его со всех сторон.

72
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru