Пользовательский поиск

Книга На берегу Севана. Содержание - У ГОРНОГО ОЗЕРА

Кол-во голосов: 0

– Если слабую струнку затронем, хорошо будет работать, парень крепкий, – добродушно улыбнулся Овсеп.

…Когда три дня спустя в правлении колхоза обсуждался вопрос о награждении лучших косарей, Баграт предложил премировать и Сэто.

– Да ведь у него всего тридцать шесть трудодней, за что же ему премию давать? – спросил один из косарей.

Бригадир Овсеп, участвовавший в совещании, вступился за Сэто:

– За это время в моей бригаде никто не накосил столько, сколько Сэто. В поле выходил раньше всех, возвращался позже всех. Всегда серьезный, ни с кем не шутит, ни на кого глаз не поднимет… Даже мать наставляет. Я несколько раз слышал, как он шепотом упрекал ее: «Стыдно, нани! Что люди скажут!»

– Вот за эту работу ему и надо ботинки дать, – решил Баграт.

На другой день в поле выдавали премии лучшим косарям бригады Овсепа. Сэто был очень удивлен, услышав свое имя.

– Тут какая-то ошибка, товарищ бригадир, – смущенно пробормотал он. – Я никакой премии не заслужил.

– Никакой ошибки! Получай свою премию и работай так, как первые дни работал.

Сэто, однако, не решался подойти.

– Дурень, поди возьми, – шептала мать, дергая его за рукав. – Поди же! Те, что получают, не лучше тебя работали.

Сэто сурово взглянул на мать и нерешительно подошел к бригадиру. Взяв ботинки, он с чувством сказал:

– Беру, да только в счет оставшейся работы!

В этот день вечером Камо с товарищами пришли к Сэто и поздравили его с наградой. Сэто так взволновался, что слова сказать не мог. Сердце его сильно билось при мысли, что все с ним добры и что он, как и все, является участником общего труда.

НАГРАЖДЕНИЕ

Секретарь райкома комсомола однажды спросил у председателя колхоза:

– Товарищ Баграт, почему не премируете наших юных натуралистов? Почему доярка получает премию, а те, кто ферму организовал или древности нашел, не получают?

– Правду говоря, я даже не знаю, можно ли премировать за это? – ответил председатель. – Мы премируем тех, кто перевыполняет установленные нормы. Подходит ли под какие-либо нормы организация птицеводческой фермы?

Секретарь райкома улыбнулся:

– Но то, что делают наши комсомольцы, очень ценно.

– Согласен, ценно.

– И поскольку их работа выходит из принятых норм, необычная работа, надо и награждать необычно.

– Ладно, поговорю с секретарем парторганизации, что-нибудь придумаем, – согласился Баграт.

На ближайшем заседании правления колхоза этот вопрос был поставлен на обсуждение. Решили, что комсомольцев следует премировать ценными подарками.

– Подарите им радиоприемники, – предложил Арам Михайлович. – Ребята они умные, культурные. Будут слушать передачи из Москвы, из других наших центров, и это будет полезно не только для них самих. Со всем, о чем они узнают, они познакомят и колхозников, объяснят им. Таким образом, эти радиоприемники принесут пользу колхозу.

– Дорого, – возразил Баграт.

– Дорого, правда, но они заслуживают награды.

– А деду Асатуру?

– Для него ружье всего дороже в мире. Ему давайте подарим хорошую двустволку: его теперешнее ружье, как сам он говорит, еще кавказские войны помнит, – сказал бригадир Овсеп.

Так и постановили.

Когда члены правления разошлись, Баграт спросил у Арама Михайловича:

– А кого мы пошлем покупать подарки?

– Не послать ли Сэто?

– Испытать, что ли, хочешь парня?

– Ну да, испытать, – ответил Арам Михайлович улыбаясь.

– Деньги большие, боюсь…

– А ты не бойся. Попробуем – увидишь, что не сделаем ошибки. Помнишь Макаренко – какие он деньги доверял? Побольше, чем эти. Да каким еще неисправимым ребятам!

– Да… – задумчиво сказал Баграт. – «Педагогическую поэму» я читал. Способ испытанный. Ты прав…

Услышав о решении, принятом правлением колхоза, Сэто не испытал чувства зависти к своим вчерашним недругам, и это его удивило. Ему нисколько не было больно, что их так возвышают и награждают. А ведь как бы он был раздражен, как бы вскипел, случись это дней десять назад!..

Неожиданно его позвали в правление колхоза.

– Сэто, готовься в дорогу – завтра поедешь в Ереван, – сказал ему Баграт.

– Зачем? – удивился Сэто.

– Покупка подарков для твоих товарищей поручается тебе. – Баграт посмотрел на мальчика испытующим взглядом.

Сэто широко улыбнулся. В его черных глазах вспыхнули искры радости.

Один из членов правления колхоза, заведующий молочной фермой Артем, рослый, серьезный человек, сердито поглядел на Баграта.

Сэто заметил этот взгляд, и чувство обиды кольнуло его сердце. «Должно быть, – подумал он, – Артему это не нравится. Не доверяет мне. Ну что же, я ему докажу, что я не тот, за кого он меня считает…»

– Хорошо, – сказал Сэто, – я согласен, дядя Баграт. Только разрешите мне сделать покупки не в Ереване, а в Тбилиси.

– В Тбилиси? – удивился Баграт. – Почему в Тбилиси? Разве в Ереване нет радиоприемников?

– Есть, конечно, дядя Баграт, только отсюда до Тбилиси ехать столько же, сколько и до Еревана, а в Тбилиси у меня есть дядя. Он человек знающий, поможет мне.

– Арут? Это верно, Арут поможет, Ну что ж, поезжай. Завтра придешь, получишь деньги и удостоверение и поедешь, – сказал председатель, вручая Сэто записку.

Не успел Сэто выйти из комнаты, как услышал за своей спиной голос Артема:

– Овцу волку под присмотр отдаешь?

Сэто на мгновение застыл на месте. Кровь бросилась ему в лицо. Он, однако, сдержался: вспомнил украденных им гусят, другие злые выходки – и проглотил обиду.

Слова Артема все же больно уязвили его, и он по дороге домой все время вспоминал их. Но если бы он вернулся и открыл дверь правления колхоза, то услышал бы, что говорил о нем Баграт Артему.

– Как ты можешь этого подростка с волком сравнивать? – возмущался он. – Как может быть волком парень, который родился и вырос в колхозе, учится в нашей школе!.. Да и чей сын он, чтобы быть волком? Сын рыбака Хечо, того, что утонул, добывая рыбу для колхоза… Правда, мать у него с дурным характером, испортила мальчишку. Ну, а мы с тобой? Что сделали мы для его воспитания?..

…Прибежав домой, Сэто радостно обнял мать:

– Правление посылает меня в Тбилиси и очень много денег дает…

– В Тбилиси? Зачем?

– Купить подарки для Камо, Армена, Асмик, Грикора и деда Асатура.

Сона сначала рассердилась:

– Я буду ждать, а они подарки получать?..

Затем, однако, она смирилась и решила, что, пожалуй, сыну небесполезно съездить в Тбилиси.

– Хорошо будет: дядю повидаешь – он тебя с пустыми руками не отпустит.

До революции тысячи людей покидали берега Севана и уходили в поисках работы в большие города. Шли они в тогдашний Тифлис, в Баку, Батум, на Северный Кавказ. Нужда гнала их, заставляла покидать родные места. В те годы уехал в Тифлис «на поиски счастья» и брат Сона, Арут. Там он и обосновался, устроился рабочим на деревообделочной фабрике. О нем-то Сона и говорила.

– Может, сестре своей башмаки, платье купит, если уж ничем другим не сумеет помочь… Только жена у него злющая, словно змея ее укусила. Кабы не она, разве брат оставил бы меня без помощи? Пошли ей бог сто лихорадок!..

49
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru